Научный журнал
Вестник Алтайской академии экономики и права
Print ISSN 1818-4057
Online ISSN 2226-3977
Перечень ВАК

ТРАНСПОРТНО-ЛОГИСТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ РОССИЙСКО-КИТАЙСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В РАМКАХ ПРОЕКТА «ОДИН ПОЯС, ОДИН ПУТЬ»

Пашаев М.Я. 1 Илаева З.М. 2 Алихаджиева Д.Ш. 1
1 Грозненский государственный нефтяной технический университет имени акад. М.Д. Миллионщикова
2 ФГБОУ ВО «Чеченский государственный университет имени А.А. Кадырова»
Сотрудничество торгово-экономических отношений Китая с Россией носит длительный характер. В различные исторические периоды межгосударственные контакты не только принимали формы мирного взаимодействия, но и носили напряженный, конфликтный характер. В настоящее время сотрудничество Китая с Россией оказывает значительное влияние, как на характер внешнеполитической деятельности этих государств, так и на ситуацию на международной арене в целом. Высокая значимость связей Китая с Россией на современном этапе определяет актуальность исследования взаимного сотрудничества торгово-экономических отношений этих государств. Данная статья посвящена анализу развития экономического сотрудничества между РФ и КНР в контексте реализации китайской глобального проекта «Один пояс, один. путь». Также анализируются позиции обеих стран и оценки взаимодействия, транслируемые международным экспертным сообществом. Таким образом, в статье сделан вывод, что в вопросах торгово-экономических отношений Китая с Россией, можно выявить, как положительный, так и негативный опыт взаимодействия этих стран, сложившийся на протяжении нескольких столетий.
россия
китай
опоп
пояс и путь
транспортная инфраструктура
инвестиционные проекты
1. Программа развития российско-китайского сотрудничества в торгово-экономической и инвестиционной сфере на Дальнем Востоке Российской Федерации на 2018-2024 годы. [Электронный ресурс]. Режим доступа:http://russian.mofcom.gov.cn/article/speechheader/201811/20181102808776.shtml. (дата обращения: 15.10.2021).
2. ТАСС [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: https://tass.ru /transport/3483513 (дата обращения: 15.10.2021).
3. Гемуева К. Реалии экономического сотрудничества России и Китая – основания для оптимизма? //Российский совет по международным делам. 28.12.2017. URL: https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/realii-ekonomicheskogo(датаобращения: 18.10.2021).
4. China, Russia bilateral trade poised for steady growth // World Economy News. 01.02.2021. URL: https://www.hellenicshippingnews.com/china-russia-bilateral-trade-poised-for-steady-growth/ (дата обращения:16.10.2021).
5. China’s Belt and Road Initiative and Aviation // CAPA. 26.07.2018. URL: https://centreforaviation.com/analysis/airline-leader/chinas-belt-and-road-initiative-and-aviation-427350 (дата обращения: 17.10.2021).
6. Генеральный секретарь ICAO призывает инвестировать в воздушный транспорт для улучшения связности между странами, участвующими в инициативе «Один пояс – один путь» // ICAO. 30.04.2019. URL:https://www.icao.int/Newsroom/Pages/RU/ICAO-Secretary-General-calls-for-investments-in-air-transport-to-enhance-connectivity-between-Belt-and-Road-countries.aspx (дата обращения: 15.10.2021).
7. China Enters the Arctic Digitization Race // National interest. 17.01.2021. URL:https://nationalinterest.org/feature/china-enters-arctic-digitization-race-176541 (дата обращения: 13.10.2021).
8. Juris F. Handing over Infrastructure for China’s Strategic Objectives: ‘Arctic Connect’ and the Digital Silk Roadin the Arctic // International Center for Defense and Security. 12.05.2020. URL: https://icds.ee/en/handing-over-infrastructure-for-chinas-strategic-objectives-arctic-connect-and-the-digital-silk-road-in-the-arctic/ (дата обращения: 13.10.2021).
9. Zhang H. Impact of a novel coronavirus epidemic on global development governance (新冠疫情对全球发展治理的影响 ) // Shanghai Institute for International Studies (SIIS). 30.06.2020. URL:http://www.siis.org.cn/Research/Info/5061 (дата обращения: 30.10.2021).
10. ICAO подчеркнула роль авиации в проекте «Один пояс – один путь» // Содружество авиационных экспертов «Aviation Explorer». 22.05.2017. URL: https://www.aex.ru/news/2017/5/22/169836/ (дата обращения:15.10.2021).
11. Пашаев М.Я., Алихаджиева Д.Ш. Проблемы транспортных перевозок, возникшие под влиянием пандемии // Финансовый бизнес. 2021. № 10. С. 242-244.

Масштабный экономический проект, разработанный в 2013 г. Цзиньпином и имеющий главной целью создание глобальной сети экономических коридоров, маршрутов и торговых путей, безусловно является одним из значительных инфраструктурных проектов современности. Конечным результатом реализации «Один пояс, один путь», по мнению китайских властей, должно стать создание единого экономического пространства («Сообщества единой судьбы»). В контексте построения глобальной системы важную роль играет сотрудничество с крупными акторами, имеющими значительное геополитическое и геоэкономическое влияние – к числу таковых относится и Россия.

Россия определила одной из ключевых стратегических целей развития транспорта и логистики – нарастить транзит грузов между Азией и Европой в 10 раз к 2030 году.

Китайская Народная Республика уже более 8 лет является главным торговым партнером Российской Федерации. Согласно данным Федеральной таможенной службы Российской Федерации товарооборот между двумя странами в 2017 г. достиг 87 млрд долларов США, продемонстрировав рост в 31,5%.

Согласно Совместному заявлению лидеров РФ и КНР от 8 мая 2015 г.96,одним из приоритетных направлений российско-китайских отношений является налаживание взаимодействия и сотрудничества в сфере логистики, транспортной инфраструктуры, с использованием нескольких видов транспорта, в результате реализации инфраструктурных проектов, с целью расширения и оптимизации, региональных логистических сетей.

Также развивается процесс налаживания деловых контактов российских партнеров с иностранными компаниями в инвестиционной сфере и налаживание взаимовыгодного сотрудничества по другим направлениям, участие в престижных межрегиональных и международных выставочных мероприятиях [11].

Анализ транспортно-логистического измерения следует начать со сферы железнодорожных перевозок, поскольку именно на нее был сделан особый упор впервые годы интеграции России в пространство ОПОП. На текущий момент в числе наиболее крупных проектов – Транспортный коридор «Китай – Монголия – Россия », а также высокоскоростная магистраль «Пекин – Москва».

Транспортная логистика наряду с процессами непосредственно перевозки грузов включает и ряд других важных процессов грузооброботки; в частности, перемещение груза (например, с одного перевозочного средства на другое или временного хранения), складирование, хранение. На данном этапе развития вклад транспортной и складской обработки грузов в экономике торгово-транспортно-логистического комплекса незначителен. Приоритет дается для «зеленого коридора» по перевозке медикаментов и продуктов питания [11].

Начало реализации, которого пришлось на 2016 г. [2] Китай, Россия и Монголия договорились об организации транспортного коридора.

Проект состоит из десяти модернизационных инфраструктурных инициатив и подразумевает комплексное развитие логистического коридора, связывающего три страны.

Важным звеном данного коридора является скоростная трасса «Меридиан», завершение строительства которой запланировано на 2023 г. Согласно плану, предполагается строительство 4-полосной скоростной дороги от границы с Белоруссией до границы с Казахстаном в Оренбургской области.

Кроме того, в центре российско-китайского сотрудничества последние несколько лет находится идея развития логистического потенциала Дальнего Востока и создания здесь международных транспортных коридоров (МТК) (таблица) [3].

Растущий интерес китайской стороны к развитию дальневосточных МТК обусловлен двумя факторами. Во-первых, возможностью сообщения междусеверо-восточными провинциями КНР (прежде всего, Хэйлунцзян) с незамерзающими морскими портами Находка и Владивосток и, как результат, обеспечить стабильный круглогодичный транзитный грузооборот по морю.

Вторая причина – сокращение транспортного плеча перевозок на 250 – 400 км, что позволяет уменьшить итоговую стоимость товара, а также сократить время его доставки [4]. По этой причине китайские компании довольно активно инициируют инвестиционные проекты по развитию морских хабов.

Конкурентные преимущества создания логистического потенциала Дальнего востока, международных транспортных коридоров

Преимущества

1

Является частью самого динамично развивающегося Азиатско-Тихоокеанского региона

2

Наличие месторождений угля, урана, олова, полиметаллов мирового значения, а также 81% запасов алмазов, 51% леса, 37% пресной воды, 33% водных биоресурсов и 32% золота, 27% газа и 17% нефти от запасов всего Азиатско-Тихоокеанского региона.

3

Наличие центра нефтегазодобычи и создается центр нефтегазохимии глобального значения.

4

Располагает значительной частью ресурсов для развития сельскохозяйственных производств: 2,5 млн гектар пашни и более 4 млн гектар пастбищ и сенокосов.

5

Выступает важным звеном естественного транспортного коридора между Азией и Европой. На его территории начинаются крупнейшие в мире железнодорожные магистрали – Транссибирская и Байкало-Амурская.

 

На ее территории развиваются крупнейшие в России промышленные центры в области авиа- и судостроения.

6

Расположено на ее территории 23 организации судостроительной промышленности.

Российской стороной реализуется специальная государственная политика, направленная на обеспечение глобальной конкурентоспособности условий инвестирования на Дальнем Востоке путем создания благоприятных условий ведения бизнеса в дальневосточных регионах предоставления российским и иностранным инвесторам конкурентоспособные в Российской Федерации и в Азиатско-Тихоокеанском регионе налоговые льготы и административные преференции [1].

Совместная модернизация – формат сотрудничества, подразумевающий равноправное участие компаний РФ и КНР в развитии региональной инфраструктуры (может рассматриваться как этап сопряжения инициатив, так и как предваряющее его сотрудничество).

Говоря о развитии транспортно-логистического сотрудничества РФ и КНР в рамках проекта «Пояса и пути», нельзя не затронуть тему развития авиаперевозок. Несмотря на то, что «воздушный путь» формально не входит в ядро проекта ОПОП (а является, по мнению ряда аналитиков, дополнительной надстройкой к сухопутным маршрутам), однако часто рассматривается как важная составляющая итоговой инициативы. Рост внимания к теме авиаперевозок в рамках ОПОП значительно возрос в 2017 г. – в этот период Международная организация гражданской авиации (ICAO) представила в рамках китайского форума международного сотрудничества доклад «Один пояс, один путь», в котором подчеркивалось, что целенаправленное и решительное инвестирование в развитие авиации будет ключевым фактором, обеспечивающим общий успех новой масштабной инициативы КНР [5].

«Главное потенциальное преимущество, которое должны оценить государства– партнеры форума «Один пояс, один. путь» это прямая взаимосвязь между инвестициями в развитие авиации и отдачей в виде устойчивого социально-экономического благосостояния местного населения и бизнеса», – подчеркнула генеральный секретарь ICAO (ИКАО) Фан Лю. Позднее аналогичные идеи прослеживались в докладах ICAO в период с 2017 по 2019 гг. [6].

Некоторые исследователи отмечают, что реальная мотивация Пекина развивать транспортно-логистические связи с Москвой связана со стремлением укрепить позиции в регионах интереса – например, в Арктике, где КНР делает ставку на инфраструктурную диджитализацию, а создаваемые совместно с РФ хабы рассматривает как экономический плацдарм [7].

Укрепление китайского присутствия в Арктике в данном случае следует рассматривать в том числе через призму проекта «Цифрового Шелкового пути» (DSR), с 2015 г. являющегося составной частью ОПОП. Используя наработанные проектные мощности, Пекин продвигает план по прокладке в Арктику трансконтинентальных и трансграничных кабелей передачи данных, а также проект по цифровизации перспективной инфраструктуры не только в контексте «Пояса и пути», но и в рамках дружественных инициатив (например, Северный морской путь, СМП). Тем не менее, с течением времени КНР все больше делает ставку на финский проект «ArcticConnect», в то время как СМП рассматривается как более трудозатратный и менее мультипликативный вариант.

Следует дополнительно указать, что на интенсивность реализации транспортно-логистических проектов между РФ и КНР негативно повлияла пандемия COVID-19. Так, по оценкам, китайской стороны, темпы реализации ранее анонсированных проектов упали примерно на 30% [8].

Стоит отметить, Программа развития российско-китайского сотрудничества в торгово-экономической и инвестиционной сферах на Дальнем Востоке России на 2018–2024 годы не полно содержит в себе конкретные механизмы реализации совместных инициатив и не достаточно проработана система реализации инвестиционных проектов, не определен источник финансирования этих проектов. Что в свою очередь затрудняет поиск взаимоприемлемых бизнес-решений и снижает мотивацию системных игроков, вынуждая стороны действовать независимо друг от друга.

Работа выполнена при финансовой поддержке гранта Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ), проект № 20-010-00383а.


Библиографическая ссылка

Пашаев М.Я., Илаева З.М., Алихаджиева Д.Ш. ТРАНСПОРТНО-ЛОГИСТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ РОССИЙСКО-КИТАЙСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В РАМКАХ ПРОЕКТА «ОДИН ПОЯС, ОДИН ПУТЬ» // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2021. – № 12-2. – С. 359-362;
URL: https://vaael.ru/ru/article/view?id=2008 (дата обращения: 19.05.2022).