Научный журнал
Вестник Алтайской академии экономики и права
Print ISSN 1818-4057
Online ISSN 2226-3977
Перечень ВАК

МЕТОДОЛОГИЯ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА И КОМФОРТНОСТИ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ

Полякова Е.Ю. 1 Ляхова Н.И. 1 Новикова О.А. 1
1 Старооскольский технологический институт им А.А. Угарова (филиал) ФГАОУ ВО «Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС»
В статье рассматриваются вопросы, связанные проблемой повышения качества городской среды, как интегральной оценки развитости уровня взаимодействия и взаимоотношений жителей города с органами местного самоуправления. Повышение уровня взаимодействия осуществляется посредством внедрения в практику местного самоуправления новой модели управления на базе концепции «Governance». Качество и комфортность городской среды города Старый Оскол были оценены на основе мнения жителей с использованием одного из методов анализа – индексного метода. Проблематика оценки качества жизни в городах – интерес различных отечественных и зарубежных специалистов-исследований. Многие из них предлагают авторский подход к такой оценке. В современных условиях характерные проблемы для регионов и муниципальных образований и перспективные направления развития взаимосвязаны с системой управления. Результатом этого взаимодействия становится перспективное развитие территории муниципальных образований, в частности, городов, как сложный поступательный процесс изменения практически всех сфер жизнедеятельности населения (экономической, социальной, экологической, политической, духовной). Только такое развитие способно привести к качественным преобразованиям, которые положительно отразятся на условиях жизни всего населения и отдельного человека, а также сформировать качественную городскую среду. Немаловажным критерием качества городской среды определены отношением населения к государственным и муниципальным институтам.
качество городской среды
концепция governance
каркасная инфраструктура
1. Ильина И.Н. Качество городской среды как фактор устойчивого развития муниципальных образований // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2015. № 5 (164). С. 69-82.
2. Копотева И.В. Теоретические подходы к изучению реформы местного самоуправления в России // Крестьяноведение. 2017. Т. 2. № 4. С. 31-55.
3. Куцман Я. Общественно-политическое правление (Social-political governance). Государственное и муниципальное управление: слов.-справ. СПб., 2001.
4. Михайлова О.В. Концепция «governance»: политические сети в современном государственном управлении // Вестник Московского университета. Сер. 21. Управление (государство и общество). 2009. № 2. С. 40-57.
5. Moscow Urban forum. Специальное исследование: Urban index Russia. М.: IRP Group, 2011.
6. Об утверждении методики оценки качества городской среды проживания: приказ Министерства регионального развития Российской Федерации от 9 сентября 2013 года № 371. URL: http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_152268/?frame=1.
7. Bevir M., Rodes R.A.W., Weller P. Traditions of Governance: Interpreting the Changing Role of the Public Sector // Public Administration. 2003. Vol. 81. № 1. P. 1-17.
8. Borgmann L. Crossing the Postmodern Divide. Chicago: University of Chicago Press, 1992.
9. Box R.C., Marshall G.S., Reed B.J., Reed С.M. New Public. Management and Substantive Democracy // Public Administration Review. 2001. Vol. 61. № 5. P. 608-619.
10. Christensen T., Lagre-id P. New Public Management – the Transformation of Ideas and Practice. Alders-hot, 2001.
11. Davoudi S., Evans N., Governa F., Santangelo M. Territorial governance in the making. Approaches, methodologies, practices // Boletín de la A.G.E. 2008. № 46. Р. 33-52.
12. Heritier P., Silvestri P. (eds.) Good government, Governance, Human complexity. LuigiEinaudi’s legacy and contemporary societies. Firenze, 2012.
13. Hood C.A Public Management for All Seasons? // Public Administration. 1991. № 69. Spring. P. 3-19.
14. McKinsey Global Institute. URL: http:// www. MGIJnternet_matters_fulLreport%20 (1).pdf.
15. Osborne D., Gaebler T. Reinventing Government: How the Entrepreneurial Spirit Is Transforming the Public Sector. Reading (MA), 1992.
16. Peters G.B., Pierre J. Governance without Governing? Rethinking. Public Administration // Journal of Public Administration Research and Theory. 1998 (Apr.). P. 223-243.
17. Pierre J., Peters G. Governance, Politics and the State. L., 2000. P. 7.
18. Rhodes R.A.W. The New Governance: Governing Without Government // Political Studies. 1996. № 4. P. 652-667.
19. Rosenbaum A., Shepherd A. IASIA Symposium of Governance. Responsibility and Social Enhancement: Governance. Good Government and Poverty Reduction // Inter. Review of Administrative Science. 2000. № 66. P. 269-284.
20. Toward better territorial governance, 2014. A guide for practitioners, policy and decision makers based on contributions from the ESPON TANGO Project. European Union. URL: file:///C:/Users/ACNXMS4ED002/Desktop/ESPON_Governance_ Handbook. pdf.
21. UNDP. Good Governance and Sustainable Human Development // Governance for Sustainable Human Development. A UNDP Policy Document. 2002.
22. Woods N. The Challenge of Good Governance for the IMF and the World Bank Themselves // World Development. 2000. № 28(5). P. 823-842.

Введение

В условиях экономической нестабильности и демографического спада требуются новые типы социального взаимодействия в системе государственного управления и местного самоуправления для кардинального изменения сложившейся неблагоприятной ситуации. Современные проблемы, характерные для регионов и муниципальных образований, уровень их социально-экономического развития и перспективы роста напрямую связаны с системой управления этими территориями, с тем, насколько тесно власть взаимодействует с местным сообществом.

Как справедливо отмечает И.Н. Ильина, городская среда определяет социальный климат, усиливая или ослабляя существующие социальные и экономические противоречия за счет доступности и качества общественных благ. Помимо этого, качество городской среды во многом определяет отношение населения к государственным и муниципальным институтам [1].

Проблемы оценки качества жизни в городах и, соответственно, качества городской среды волнует огромное число отечественных и зарубежных специалистов-исследований. Многие из них предлагают авторский подход к такой оценке. Так, индекс процветания городов, предложенный McKinsey Global Institute, оценивает городскую среду посредством показателей плотности населения, интенсивности использования общественного транспорта и степени озелененности общественного пространства [14].

В Российской Федерации внимание со стороны государственных органов управления к проблеме качества городской среды и приближении ее уровня к стандартам, принятым в западных странах, проявилось утверждением методики оценки качества городской среды в 2013 году [6]. Качество городской среды городов Российской Федерации на основе принятой методики оценивали по 41 показателю, объединенным по направлениям в блоки, образующие 13 индексов. Недостатком предложенной методики, на наш взгляд, является то, что непосредственно качество городской среды характеризовала только небольшая часть показателей, а преобладающее их большинство оценивали общеэкономическую и демографическую ситуацию, складывающуюся на территории города.

Другой подход, использующий формирование комплексного индикатора, оценивающего качество городской среды, предлагает IRP Group. Они предлагают использовать индекс городского развития, который рассчитывается с использованием показателей: производства валового городского продукта, качества систем здравоохранения и образования, состояния инфраструктуры и количества образования твердых бытовых отходов [5].

Именно качество городской среды, на наш взгляд, может отражать уровень гармоничности существования социума, определить возможности развития человеческого потенциала в пределах городского пространства. С одной стороны, качество и комфортность городской среды выступают в роли одного из самых значимых факторов обеспечения конкурентоспособности муниципальных образований, а с другой – могут использоваться как интегральная оценка развитости системы взаимодействий и взаимоотношений жителей города и органов местного самоуправления. В данном контексте совершенствование социально-экономической инфраструктуры Старооскольского городского округа становится фундаментальной основой развития качества человеческого потенциала и качества среды проживания человека.

Вопрос повышения качества городской среды, как важнейшего направления социально-экономического развития территории, сложно решить без учета мнения населения, проживающего на данной территории. Опрос представителей всех слоев населения относительно существующего уровня качества среды и сбор предложений по его совершенствованию и представляется основой взаимодействия местной власти и социума. Учет мнения и предложений населения в проблеме повышения качества городской среды будет способствовать эффективности принимаемых управленческих решений в этой сфере.

Материалы и методы исследования

Толчок к социально-экономическому развитию территории муниципального образования в большой степени может быть обусловлен внедрением в практику местного самоуправления новой модели управления, опирающийся на концепцию «Governance». Такая смена парадигмы управления, направленная на усиление взаимодействия субъектов и объектов государственного управления и местного самоуправления, способна, по нашему мнению, дать зримые результаты.

В 1904 году впервые термин «governance» использовал С. Лау в своей книге «Governance of England», в которой излагались результаты исследований, направленных на анализ степени актуальности и современности государственных институтов и уровня их стабильности. Термин «Governance» или «Good Governance» («хорошее управление»), рассматриваемое как новая управленческая модель, появился в 1997 году в Программе развития ООН, где этот термин характеризовал концепцию государственного управления, которая соответствует требованиям демократического, открытого и справедливого общества. Трактовка экспертов Программы развития ООН (ПРООН) определяет «governance» как «практику экономического, политического и административного властеосуществления на всех уровнях». Это понятие объединяет «механизмы, институты и процессы, посредством которых граждане и их группы выражают свои интересы, реализуют свои законные права, выполняют обязанности и балансируют между различиями» [21].

Наиболее распространенный взгляд на концепцию «Governance» позволяет утверждать, что государственное управление становится менее жестким и регламентированным. Теперь оно все больше опирается на горизонтальные связи между органами власти, бизнесом и гражданским обществом, становится более эффективным, оперативным, ответственным, подотчетным и соответствующим букве закона [12]. Безусловную ценность концепции в направлении повышения легитимности и эффективности государства отмечает Н. Вудс [19, 22].

Сторонники внедрения концепции «Governance» утверждают, что действенный механизм для решения общественных проблем может быть создан только совместно государством и гражданским обществом, где «разделение обязанностей между правительственными и неправительственными учреждениями каждый раз начинается с переговоров» [3].

По мнению О.В. Михайловой, концепция «governance», по-новому поставила теоретический и практический вопрос об изменяющейся роли государства и его институтов, вынужденных решать первоочередные социально-экономические и политические проблемы в условиях глобализации, адаптируясь к усиливающейся неопределенности, непредсказуемости внешней среды и фрагментации политической системы [4].

Как отмечает целый ряд западных экономистов и политологов, идеи «governance» были, прежде всего, оформлены в виде концепции «нового государственного управления» (new public management), реализация которой предполагала повышение эффективности деятельности государства и его институтов. Рост эффективности становился возможным за счет внедрения в практику управления рыночных инструментов, таких как конкуренция, методы корпоративного управления, принципы ориентации на клиента, привлечение частных структур для реализации отдельных функций управления, рыночной оценки деятельности государственных структур [7, 10, 13, 15].

Сторонники сетевого подхода в государственном управлении выделяют существенные различия между «governance» и «новым государственным управлением», которые состоят в том, что, согласно идеям последнего, организация взаимодействия между государственными и негосударственными институтами строится на доминирующих позициях государства. Отношения его с частным сектором остаются формальными, а конкретнее, контрактными, а не равноправно партнерскими [18].

В то же время есть и специалисты, отрицающие высокое значение и концептуальность «Governance». Так, американские ученые Л. Боргман, Дж. Пьер и Б. Питерс определили «Governance» как набор конкретных технологий, а не концепцию или новую идеологию развития государственного управления [16]. Позже Дж. Пьер и Г. Питерс стали считать «Governance» вследствие того, что она не имеет общепризнанного определения «скользкой» [17].

М. Бивер, Р. Родес и П. Веллер считают «Governance» прототеорией, то есть предварительной теорией, которая еще ожидает уточнения и апробации на основе результатов теоретических, а также прикладных исследований [7]. Таким образом, можно констатировать, что рассматриваемая концепция пока недостаточно разработана и апробирована, чтобы наверняка судить о ее практических достоинствах. Но привлекательность ее главной идеи – устранении однобокого клиент-ориентированного подхода и стремление обеспечить сбалансированное развитие всех сфер жизни общества, является очень заманчивой и перспективной.

В данном исследовании наиболее важное значение занимает территориальный аспект «governance». Территория, по определению И.В. Копотевой, является не только местом локализации населения, различных ресурсов и бизнеса, но и активным элементом местного развития [2]. В трактовке западных специалистов территориальный аспект рассматривается как организация и координация, позволяющая территориям на разных уровнях действовать как «коллективные участники» [11].

Результаты исследования и их обсуждение

Исследуя проблемы территориального развития и опираясь на территориальный аспект «governance», зарубежные исследователи часто используют подход, основанный на эмоциональной оценке, «ощущении места» и связи с ним [20]. Данная методологическая платформа была положена в основу данного исследования. Качество и комфортность городской среды города Старый Оскол были оценены на основе мнения жителей, результаты которого отразились с использованием индексного метода. Индексы являются показателями, отражающими определенные тенденции, и характер изменения анализируемых явлений во времени. Системы индикаторов используют для сравнения оцениваемых явлений в динамике и для сопоставления с рекомендуемыми параметрами. В качестве критериев оценки городской среды использованы традиционные характеристики: безопасность, комфорт, экологичность, идентичность и разнообразие, современность. По этим критериям были оценены все сферы и инфраструктура города по десятибалльной шкале. Результаты оценки представлены в таблице 1.

Анализ полученных результатов позволяет сделать выводы об удовлетворенности жителей уровнем комфортности городской среды. Максимальное количество баллов и наиболее высокую оценку получил компонент «жилье и прилегающие пространства», он единственный попадал в зону «хорошей» оценки (68%). Проблемной зоной является лишь критерий экологичности. Также следует уделить внимание критерию современности, который можно повысить путем расширения разнообразия функций в жилой зоне.

Качество остальных компонентов (сфер и инфраструктуры) оценено как плохое, так как расчетные индексы оказались ниже среднего уровня. Так, при оценке развития уличной инфраструктуры наименьшие баллы выставлены по критериям «идентичность и разнообразие» и «современность».

Качество управления муниципальным образованием, характеризуемое открытостью органов муниципальной власти и доверием к органам муниципальной власти оценены чуть более, чем на 35%. Значимым показателем в оценке городской среды является качество оказания жилищно-коммунальных услуг, по данному компоненту только 35,6% жителей города удовлетворены деятельностью организаций ЖКХ.

При оценке состояния социально-досуговой инфраструктуры наибольшие проблемы вызывает критерий «современность». При этом безопасность и экологичность оценены выше среднего. Наименьшую оценку получил такой компонент городской среды как качество озелененных и водных пространств (18%), по которому единственный «средний» балл заслужил критерий экологичности.

Важно проанализировать результаты оценки социальной сферы, которая рассматривалась по пяти отдельным направлениям. В наименьшей степени жители удовлетворены качеством здравоохранения (32,9%). Остальные направления оценены значительно выше. Так, качеством предоставления услуг по социальной защите населения (52,1%) и образовательных услуг (56,1%) удовлетворены более половины жителей города. Наиболее высоко жителями округа оценивается деятельность организаций культуры (64,5%) и физической культуры и спорта (60,4%).

Таблица 1

Оценка качества городской среды в разрезе установленных критериев

Компоненты

критерии

безопасность

комфорт

экологичность

идентичность и разнообразие

современность

Жилье и прилегающие пространства

10

9

2

7

5

Качество уличной инфраструктуры

8

6

7

2

1

социально-досуговая инфраструктура

6

4

6

3

1

качество озелененных и водных пространств

1

1

5

1

1

общественно-деловая инфраструктура

10

1

1

1

1

качество оказания жилищно-коммунальных услуг

4

4

4

3

3

дорожно-транспортная сфера

6

5

5

7

5

экологическая безопасность

3

2

4

3

3

социальная сфера:

в т.ч.

здравоохранение

социальная сфера

образование

культура

физическая культура и спорт

4

5

5

8

7

2

5

5

6

4

3

6

6

6

5

2

5

5

5

6

3

4

5

8

6

качество управления муниципальным образованием

5

5

4

3

3

Таблица 2

Сильные и слабые стороны городской среды

Сильные стороны

Слабые стороны

- качество выше среднего жилья и прилегающего пространства;

- логистика движения общественного транспорта;

- стабильное качество предоставления услуг организациями социальной защиты населения, образования, культуры, физической культуры и спорта;

- высокая социальная активность части бизнес-сообщества;

- инициативность и потенциальная готовность к социальному проектированию части гражданских институтов.

- низкое качество озелененных и водных пространств;

- отсутствие логистики, разнообразия и современного облика уличной и общественно-деловой инфраструктур;

- неудовлетворенность жителей качеством оказания жилищно-коммунальных услуг;

- низкое качество экологической обстановки;

- низкое качество деятельности организаций здравоохранения;

- низкое качество социально-досуговой инфраструктуры;

- низкий уровень доверия жителей органам муниципальной власти.

Проведенное исследование, показавшее низкую удовлетворенность жителей города Старый Оскол, позволило, используя элементы SWOT-анализа, выявить сильные и слабые стороны городской среды города Старый Оскол (табл. 2).

С учетом полученных результатов мониторинговых исследований, направленных на изучение уровня качества городской среды, представляется возможность расширения зоны поиска путей достижения более высоких стандартов качества жизни населения. Решение этой задачи тесно связано с проблемой устойчивого развития территории, а также повышения эффективности использования ресурсного потенциала города, которые должны в первую очередь учитываться при формировании долгосрочных стратегий.

Для формирования современного привлекательного облика города Старый Оскол и повышения качества жизни населения необходимо разработать долгосрочную стратегию, которая позволит выявить и активизировать потенциальные точки роста.

Выводы

Методологическая основа данного исследования, основанная на концепции «governance» предполагает повышение уровня и, главное, качества взаимодействия между гражданами и государством и его управленческими структурами на всех уровнях управления, включая муниципальный. По нашему мнению, именно в рамках «governance» государственное и муниципальное управление реализуется через взаимодействие и сотрудничество.

Результаты оценки качества городской среды рекомендуется положить в основу стратегии развития территории на основе учета мнения населения, которая формирует потенциал для устойчивого развития города, и позволит обеспечить восходящий тренд роста качества городской среды.

Таким образом, проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что формирование городской среды, повышение ее качества с учетом предпочтений горожан, с одной стороны, практически не требует инвестиционных вложений, с другой стороны значительно повышает уровень удовлетворенности населения созданными условиями для жизни (работы и отдыха), что автоматически повышает доверие к муниципальной власти.

Кроме того, при разработке стратегии развития муниципального образования проблема повышения уровня комфортности проживания будет иметь четкие очертания и для направления для принятия решений.


Библиографическая ссылка

Полякова Е.Ю., Ляхова Н.И., Новикова О.А. МЕТОДОЛОГИЯ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА И КОМФОРТНОСТИ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2021. – № 11-2. – С. 303-308;
URL: https://vaael.ru/ru/article/view?id=1951 (дата обращения: 19.05.2022).