Научный журнал
Вестник Алтайской академии экономики и права
Print ISSN 1818-4057
Online ISSN 2226-3977
Перечень ВАК

ВЗАИМОСВЯЗЬ ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ И ПОВЕДЕНИЯ РАБОТНИКОВ В ПЕРИОД ПАНДЕМИИ COVID-19: ЛИТЕРАТУРНЫЙ АНАЛИЗ

Коропец О.А. 1 Пеша А.В. 2
1 ФГАОУ ВО «УрФУ имени первого Президента России Б.Н. Ельцина»
2 ФГБОУ ВО «Уральский государственный экономический университет»
Актуальность исследования обоснована повсеместным влиянием вирусной эпидемии на поведение экономически активного населения и возникающей, в связи с этим экономической и социальной неопределенностью на рынке труда. Происходящая на уровне индивидуального и группового экономического сознания трансформация отношения к экономическим объектам, влечет за собой изменения в формах реального и планируемого поведения занятых и безработных на рынке труда в России и мире. В связи с отмеченными выше факторами, особую значимость приобретает прогнозирование и своевременное государственное регулирование поведения на рынке труда различных социально-демографических групп занятых и безработных на основе оценки динамики психоэмоциональных состояний во время эпидемии. Результаты исследования могут послужить теоретико-методологической базой для обоснования методики оценки влияния глобальных социальных и экономических рисков на благополучие работников.
благополучие работников
глобальные социальные риски
пандемия
психоэмоциональное благополучие
поведение работников
1. Виноградова Г.А., Мысина Т.Ю. Влияние психолого-педагогических условий регуляции на психоэмоциональные состояния студентов вуза // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия: Психология. 2011. № 1. С. 3-13.
2. Бендюков М.А. Эмоциональное переживание кризиса занятости // Вестник Санкт-Петербургского университета. Политология. Международные отношения. 2006. № 2. С. 88-99.
3. Петунова С.А., Николаев Е.Л. Оценка эмоционального благополучия безработных в процессе вторичной профессионализации // Вестник психиатрии и психологии Чувашии. 2012. № 8. С. 105-109.
4. Утюж А.С., Загорский В.А., Юмашев А.В., Нефедова И.В., Лушков Р.М. Оценка психоэмоционального статуса и анализ уровня тревожности у студентов первого курса медицинского университета // Роль науки в развитии общества: сборник статей Международной научно-практической конференции: в 2-х частях. Уфа: Общество с ограниченной ответственностью «ОМЕГА САЙНС», 2016. С. 148-157.
5. Spielberger C.D., Reheiser E.C. Measuring anxiety, anger, depression, and curiosity as emotional states and personality traits with the STAI, STAXI, and STPI // Comprehensive handbook of psychological assessment. 2003. Т. 2. P. 70-86.
6. Алимурадов А.К., Тычков А.Ю., Чураков П.П., Агейкин А.В. Оценка психоэмоционального состояния на основе анализа речевых сигналов: современное состояние, проблемы и перспективы // Перспективные информационные технологии (ПИТ-2018): труды Междунар. науч.-техн. конф. / под ред. С.А. Прохорова. Самара: Изд-во Самарского научного центра РАН, 2018. С. 677-681.
7. Korenevskiy N., Al-Kasasbeh R.T., Ionescouc F., Alshamasin M., Alkasasbeh E., Smith A.P. Fuzzy determination of the human’s level of psycho-emotional // 4th International Conference on Biomedical Engineering in Vietnam. Springer, Berlin, Heidelberg, 2013. P. 213-216.
8. Van Houtte E., Claeys S., Wuyts F., Van Lierde K. Voice disorders in teachers: occupational risk factors and psycho-emotional factors // Logopedics Phoniatrics Vocology. 2012. Т. 37. No. 3. P. 107-116.
9. Кочан Т.И., Шадрина В.Д., Потолицына Н.Н., Есева Т.В., Кеткина О.А., Бубнова Н.С. Комплексная оценка влияния условий Севера на обмен веществ, физиологическое и психоэмоциональное состояние человека // Физиология человека. 2008. Т. 34. № 3. С. 106-113.
10. Петросян А.А., Данилов А.Н., Елисеев Ю.Ю. Состояние здоровья и психоэмоциональный статус врачей, работающих в сельской местности, под влиянием смены экологической и социальной среды обитания // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2015. Т. 17. № 5(2). С. 511-515.
11. Верховин В. И. Экономическое поведение как предмет социологического анализа // Социологические исследования. 1994. № 10. С. 120-125.
12. Радаев В.В. К обоснованию модели поведения человека в социологии (основы «экономического империализма») // Социологические чтения. 1997. № 2. С. 177-189.
13. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. 3-е изд. СПб.: Издательский дом «Питер», 2003. 607 с.
14. Журавлев А.Л., Позняков В.П. Экономическая психология: теоретические проблемы и направления эмпирических исследований // Психология. Журнал высшей школы экономики. 2004. Т. 1. № 3. С. 46-64.
15. Дейнека О.С. Экономическая психология (статус, развитие, образовательные перспективы) // Национальный психологический журнал. 2006. № 1 (1). С. 110-114.
16. Дробышева Т.В., Журавлев А.Л. Система факторов экономического сознания в условиях вторичной экономической социализации личности и группы // Институт психологии Российской академии наук. Социальная и экономическая психология. 2016. Т. 1. № 2. С. 207-232.
17. Журавлев А.Л. Экономическая психология: место и роль в современной науке // Российский психологический журнал. 2005. Т. 2. № 1. С. 45-56.
18. Шабунова А., Белехова Г. Экономическое поведение населения: теоретические аспекты. Litres, 2019. 826 с.
19. Tversky A., Kahneman D. Rational choice and the framing of decisions // Multiple criteria decision making and risk analysis using microcomputers. Springer, Berlin, Heidelberg, 1989. P. 81-126.
20. Thaler R. Quasi-rational economics. New York: Russel Sage Foundation. Trueman B., (1994). Analyst Forecasts and herding behaviour // Review of Financial Studies. 1991. Т. 7. P. 97-124.
21. Яковлева Е.А. Поведенческая экономика как область научного знания в современной экономической науке // Journal of Economic Regulation (вопросы регулирования экономики). 2014. Т. 5. №. 2. С. 62-69.
22. Покровская Н.Н. Рациональность экономического поведения // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2007. Т. 9. № 46. С. 128-137.
23. Ольсевич Ю.Я. Психологические основы экономического поведения. М.: Инфра-М, 2009. 413 с.
24. Капелюшников Р.И. Поведенческая экономика: несколько комментариев о рациональности и иррациональности // Журнал экономической теории. 2018. Т. 15. № 3. С. 359-376.
25. Силласте Г.Г. Изменения социальной мобильности и экономического поведения женщин // Социологические исследования. 2000. № 5. С. 25-34.
26. Елкина О.С., Половинко В.С. Экономическое поведение работников на рынке труда. Омск: Изд-во ОмГПУ, 2001. 277 с.
27. Степанова С.С. Личностные особенности безработных как фактор, препятствующий их трудоустройству // Вестник поморского университета. Серия «Физиологические и психолого-педагогические науки». 2007. № 3. С. 117-120.
28. Глуханюк Н.С., Колобкова А.И., Печеркина А.А. Психология безработицы: Результаты исследований. Екатеринбург: Изд-во Рос. гос. проф.-пед. ун-та, 2003. 86 с.
29. Peláez-Fernández M.A., Rey L., Extremera N. Psychological distress among the unemployed: Do core self-evaluations and emotional intelligence help to minimize the psychological costs of unemployment? // Journal of affective disorders. 2019. Т. 256. P. 627-632.
30. Winefield A.H., Delfabbro P.H., Winefield H.R., Duong D., Malvaso C. The psychological effects of unemployment and unsatisfactory employment on young adults: Findings from a 10-year longitudinal study // The Journal of genetic psychology. 2017. Т. 178. No. 4. P. 246-251.
31. Mousteri V., Daly M., Delaney L. The scarring effect of unemployment on psychological well-being across Europe // Social Science Research. 2018. Т. 72. P. 146-169.
32. Бендюков М.А. Психология профессионального кризиса у безработных: автореф. дис. … д-ра психол. наук. СПб., 2009. 40 с.
33. Гимпельсон В.Е., Капелюшников Р.И., Ощепков А.Ю. «Новички» и «старожилы»: что говорят показатели специального стажа // Мобильность и стабильность на российском рынке труда / под общ. ред.: Р.И. Капелюшников, В.Е. Гимпельсон. М.: Издательский дом НИУ ВШЭ, 2017. Гл. 8. С. 335-405.
34. Ренжина Е.В. Анализ поведения работающих на рынке труда города Омска с помощью математической модели // Информационные технологии моделирования и управления. 2007. № 6. С. 638-642.
35. Ёлкина О.С., Гуревич Е.В., Гуц А.К. Математическое моделирование стратегий экономического поведения людей на рынке труда // Математические структуры и моделирование. 2005. № 15. С. 107-111.
36. Коропец О.А., Чудиновских М.В. Готовность работающего населения к соблюдению правовых ограничений и запретов в период пандемии // Психология и право. 2021. Т. 11. № 1. С. 223-237.
37. Mimoun E., Ben Ari A., Margalit D. Psychological aspects of employment instability during the COVID-19 pandemic // Psychological Trauma: Theory, Research, Practice, and Policy. 2020. Т. 12. No. S1. P. S183.
38. Achdut N., Refaeli T. Unemployment and psychological distress among young people during the COVID-19 pandemic: psychological resources and risk factors // International journal of environmental research and public health. 2020. Т. 17. No. 19. P. 7163.
39. Giorgi G., Lecca L.I., Alessio F., Finstad G.L., Bondanini G., Lulli L.G., Arcangeli G., Mucci N. COVID-19-related mental health effects in the workplace: a narrative review // International journal of environmental research and public health. 2020. Т. 17. No. 21. P. 7857.
40. Godinic D., Obrenovic B., Khudaykulov A. Effects of economic uncertainty on mental health in the COVID-19 pandemic context: social identity disturbance, job uncertainty and psychological well-being model // Int. J. Innov. Econ. Dev. 2020. Т. 6. No. 1. P. 61-74.
41. Pesha A., Kamarova T. Socio-psychological problems of the transition of university teachers to distance employment during the Covid19 pandemic // SHS Web of Conferences. EDP Sciences, 2021. Т. 99. P. 01040.
42. Чудиновских М.В., Федорова А.Э., Меньшикова М.С. Переход к дистанционной работе в условиях пандемии: опыт межстранового нарративного анализа // Вестник Омского университета. Серия «Экономика». 2021. № 1. С. 32-40.

Введение

В ситуации неопределенности, вызванной глобальной угрозой COVID-19 перед правительством страны, учеными и обществом встает вопрос «сбережения» человеческого потенциала. Возникшая ситуация создает серьезные социально-экономические и психологические проблемы для общества и даже составляет определенную угрозу национальной безопасности. Самоизоляция, страх и неуверенность в завтрашнем дне, турбулентность экономики, все эти факторы вызывают или могут вызвать нарушение психоэмоционального благополучия человека, группы и общества, нанося серьезный вред не только личности, первичной социальной группе, но и существующему и прогнозируемому трудовому потенциалу страны в целом. Решение поставленной проблемы принципиально важно для развития экономики труда и соответствует перспективным направлениям поддержки занятости и повышения эффективности рынка труда. Значимость обусловлена возможностью минимизации причинённого ущерба и снижения риска возникновения социокультурных угроз, связанных с деструктивным поведением экономически активного населения в социуме и на рынке труда в период распространения вирусной эпидемии и после выхода из нее. Значимость с позиции субъектов трудовых отношений будет заключаться в возможности: для работников – сформулировать траекторию рационального поведения во время и после эпидемии с учетом перспектив развития рынка труда; для работодателей – оценить потребность в формировании спроса на рынке труда и минимизировать трансакционные издержки трудовых отношений.

Цель исследования – провести литературный анализ для теоретико-методологического обоснования методики оценки влияния глобальных экономических и социальных рисков на психоэмоциональное благополучие и поведение работников.

Материал и методы исследования

Для реализации цели исследования нами был проведен анализ литературных источников по дефиниции «психоэмоциональное благополучие работников» в реферативной базе данных Google Scolar. В обзор были включены наиболее цитируемые работы за весь период исследования, а также публикации за период 2020-2021, направленные на изучение социально-психологического благополучия работников в период пандемии COVID-19.

Результаты исследования и их обсуждение

Изучению психоэмоциональных состояний взрослых людей посвящено большое количество исследований российских ученых и ученых всего мира. Так, психоэмоциональные состояния различных социо-демографических групп исследованы в трудах: Виноградовой Г.А. Мысиной Т.Ю. [1] – пишут о психоэмоциональных состояниях студентов вузов; Бендюкова М.А., Петуновой С.А. и Николаева Е.Л. – раскрывают вопрос эмоциональных переживаний людей, потерявших работу [2;3]. Оценкой психоэмоциональных состояний и выделением факторов, влияющих на психоэмоциональное состояние личности занимались такие авторы, как Утюж А.С. с коллегами [4], Spielberger C.D., Reheiser E.C.B. [5] и другие [6-8].

В нашей работе мы делаем акцент на ситуации неопределенности вызванной эпидемией коронавирусной инфекции, которая сложилась сегодня на рынке труда в России и мире, и ее влиянии на благополучие и поведение работников. Пандемия COVID-19 является глобальным социальным риском, оказывающим беспрецедентное воздействие на все стороны жизни работающего человека и на его психоэмоциональные состояния.

Психоэмоциональные состояния взрослых людей в сложных условиях подробно исследованы российскими и зарубежными учеными. В частности, Кочан Т.И. и ее коллеги изучали влияния условий Севера на обмен веществ, физиологическое и психоэмоциональное состояние человека в возрасте 30-59 лет [9]. В работе Петросяна А.А., Данилова А.Н., Елисеева Ю.Ю. проанализированы состояние здоровья и психоэмоциональный статус врачей, работающих в сельской местности, под влиянием смены экологической и социальной среды обитания [10].

В социальных и общественных науках по-разному объясняются причины поведения человека. Представители социологической науки объясняют поведение человека через его принадлежность к различным социальным общностям, которые отличаются размерами, культурой, образом жизни и ценностями, а также статусом в данных общностях [11;12].

В психологии поведение человека рассматривается с точки зрения семи основных концепций: психоаналитической концепции (классический психоанализ З.Фрейда, теория объектных отношений и т.д.), концепции бихевиоризма и теории социального научения, когнитивной концепции, гештальтпсихологии, концепции групповой динамики, теории личностных черт и интеракционизма [13]. Рассматривая феномен «экономического поведения», психологическая наука, в частности, экономическая психология делает акцент на субъективных психических явлениях и тесно связывает его с индивидуальным и групповым экономическим сознанием [14-16]. Журавлев А.Л. подчеркивает, что именно экономико-психологические исследования помогают экономистам понять природу нерационального экономического поведения [17]. Мы считаем обоснованным подход Шабуновой А. и Белеховой Г. рассматривающих системный и междисциплинарный характер экономического поведения [18].

В рамках поведенческой экономики изучается влияние различных факторов, прежде всего социальных, когнитивных и эмоциональных факторов на поведение человека в сфере экономики [19-21]. Именно развитие поведенческой экономики сделало особенно востребованным работы объединяющие достижения различных наук [22;23]. Тем не менее сегодня нет единого мнения о соотношении рационального и иррационального в поведении. Так, Капелюшников Р. И. проводя сравнительный анализ двух основных исследовательских программ в теории принятия решений – поведенческой экономики и экологической рациональности, приходит к выводу о явной переоцененности первой и существенной неоцененности второй [24].

Достаточно хорошо разработано изучение поведения на рынке труда различных социально-демографических групп экономически активного населения: женщин, занятых, безработных [25-27]. В ряде работ акцент сделан на психологических аспектах поведения безработного населения на рынке труда. В частности, в эмпирических исследованиях доказано, что существуют различия в структуре личности у лиц с гарантированной занятостью, потенциально безработных и безработных. При этом самую большую психическую нагрузку испытывают работники в ожидании потенциального увольнения [28]. Доказано, что ресурсы личности играют важную роль в степени выраженности переживаний безработицы. Например, эмоциональный интеллект (EI) и основная самооценка (core self-evaluations) являются предикторами более низкого психологического стресса и более высоких результатов благополучия среди безработных [29]. Учеными из Южной Австралии проведено лонгитюдное исследование выпускников школ в течение десятилетнего периода. Результаты показали, что переход от школы к удовлетворительной занятости был связан со значительным улучшением психологического благополучия, тогда как переход от школы к безработице или неудовлетворительной занятости не показал никаких изменений в психологическом благополучии [30]. В исследованиях на других возрастных группах, установлено, что каждые шесть месяцев безработицы в прошлом прогнозируют снижение качества жизни и удовлетворенности жизнью после 50 лет [31]. В работах Бендюкова М.А. рассмотрены особенности переживания профессионального кризиса у безработных [32]. В масштабном исследовании Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ 2016-2018 гг. проведенном под руководством Гимпельсона В.Е. были всесторонне изучены изменения на российском рынке труда вызванные социально-демографическими факторами. В частности, подробно изучены поведение таких демографических групп, как молодежь поколения NEET и мужчины-отцы [33].

Перспективное направление связано с созданием математических моделей для прогнозирования поведенческих стратегий человека на рынке труда [34]. Выявлено, что стратегии экономического поведения людей состоят из трех взаимодействующих факторов: величины дохода, величины труда и области приложения труда и описываются уравнением параболического типа [35].

В рамках нашей работы интерес представляет поведение экономически активного населения на рынке труда в период сложной эпидемиологической ситуации. В частности, Коропец О.А., Чудиновских М.В. исследовали готовность работающего населения соблюдать введенные в период первой недели самоизоляции в Российской Федерации ограничения. Показано, что на готовность работников соблюдать меры самоизоляции влияет выполнение работодателями обязательств по выплате заработной платы [36]. В работах зарубежных авторов были изучены психологические аспекты, которые сопровождают нестабильность занятости из-за изоляции в период карантина COVID 19. Выявлено, что сотрудники предприятий, которых работодатели отправили в неоплачиваемый отпуск, продемонстрировали значительно более высокий уровень стресса, чем те, кто был безработным до пандемии [37]. Израильские ученые изучили связь между безработицей, возникшей во время вспышки коронавируса, и психологическим стрессом среди израильской молодежи. Результаты исследования показали, что, безработица связана с сильным психологическим стрессом. Воспринимаемое доверие, оптимизм, и чувство мастерства уменьшало психологический стресс, тогда как финансовое напряжение и одиночество во время кризиса усиливало этот стресс. Влияние безработицы на психологический стресс не зависело от ресурсов участников и уровней факторов риска [38]. Эмпирически доказано, что отсутствие гарантий занятости, длительные периоды изоляции и неуверенность в будущем ухудшают психологическое состояние, особенно среди молодых людей и людей с высшим образованием [39]. Выявлено, что экономическая неопределенность в период пандемии положительно связана с неуверенностью в работе и нарушением личности, а отрицательно – с психологическим благополучием [40].

В последних отечественных исследованиях подробно описаны переживания работников, в связи с вынужденным переходом на дистанционный формат работы в период пандемии COVID 19. Так, например, Pesha A., Kamarova T. определили ключевые социально-психологические проблемы преподавателей высшей школы требующие внимания при организации деятельности педагогов, связанной с переходом на дистанционный формат работы в период 2020-2021 годов [41]. Межстрановый анализ показывает, что несмотря на преобладание преимуществ дистанционной работы, большинство работников и работодателей не готовы быстро перейти к дистанционной занятости [42].

Заключение

Изучение и анализ литературы и результатов предыдущих исследований позволяет резюмировать, что имеющиеся труды в отношении психоэмоциональных состояний и поведения экономически активного населения на рынке труда в период пандемии являются не полными и требуют более глубокой проработки со точки зрения взаимосвязи психологии, социологии и экономики труда для построения системной эконометрической модели для оценки и контроля состояний работников в ситуации неопределенности. Требуют большего исследовательского внимания вопросы субъективного восприятия сложной эпидемиологической обстановки экономически активным населением. Поведение человека на рынке труда является одним из аспектов междисциплинарного феномена экономического поведения. Мы предполагаем, что оценка психоэмоционального состояния человека в разные периоды развития эпидемиологической ситуации позволит прогнозировать и регулировать поведение различных социально-демографических групп населения на рынке труда и минимизировать риски, связанные с деструктивным экономическим поведением человека на рынке труда. По нашему мнению, период вирусной эпидемии, особенно связанный с появлением и распространением нового, опасного и контагиозного характеризуется неопределенностью, в связи с чем изменяется соотношения рационального и иррационального в поведении человека. В связи с чем значительное влияние на различные формы поведения на рынке труда социально-демографических групп экономически активного населения оказывает динамика психоэмоциональных состояний человека.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 20-010-00952


Библиографическая ссылка

Коропец О.А., Пеша А.В. ВЗАИМОСВЯЗЬ ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ И ПОВЕДЕНИЯ РАБОТНИКОВ В ПЕРИОД ПАНДЕМИИ COVID-19: ЛИТЕРАТУРНЫЙ АНАЛИЗ // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2021. – № 8-2. – С. 146-151;
URL: https://vaael.ru/ru/article/view?id=1823 (дата обращения: 18.05.2022).