Научный журнал
Вестник Алтайской академии экономики и права
Print ISSN 1818-4057
Online ISSN 2226-3977
Перечень ВАК

LEGISLATIVE SUPPORT OF EFFECTIVE FIGHT AGAINST CORRUPTION AND FRAUD

Fedorov A.G. 1 Krutikov V.K. 1 Sharov S.V. 1
1 Kaluga State University. K.E. Tsiolkovsky
As part of the study of modern international and domestic criminal law and civil law practice of combating such illegal acts as corruption and fraud committed by officials in the course of public service in order to extract personal benefits, proposals related to the improvement of anti-corruption measures. According to the authors, the position formulated in official documents of authoritative international organizations, defining corruption as a threat to all mankind, causing multibillion-dollar damage, should be implemented in adequate measures to improve legislation and overcome discrepancies in the legislative systems and practices of law enforcement in different countries, providing an offensive fight against corruption, in the conditions of modern globalization. At the same time, when creating their own regulatory and regulatory experience, it is necessary to take into account the disassembled experience of foreign countries, such as: the United States, Great Britain, the Netherlands, Canada and a number of other countries that already have laws governing the digital economy.Based on the results of the study, the authors propose additional measures related to the establishment of standards and regulations for the passage of public service by citizens, the consolidation of the legal status of digital economy technologies that expand access to information and ensure the exchange of information flows between law enforcement agencies of different States world.
state
fight against corruption
criminal liability
civil liability
legal status
digital law
compensation of harm

Введение

По оценке ведущих международных экспертов, а также в аналитических материалах авторитетных международных организаций (ООН, Европейский союз, ВТО и др.), ущерб, причиняемый международным хозяйственно-экономическим отношениям, при совершении должностными лицами коррупционных сделок, направленных на извлечение личной выгоды, составляет сотни миллиардов долларов США.

Рассматривая коррупцию, как угрозу цивилизационному развитию человечества, в первую очередь, выделяют прямые вызовы, которые бросают правопорядку, сплоченные неформальные объединения представителей высокопоставленного чиновничества, организованных преступных групп и сообществ бизнесменов. Конструирование подобных объединений происходит на почве стяжательства, отличается исключительным цинизмом, полным игнорированием интересами общества, государства и конкретных законопослушных граждан.

Угроза цивилизационному развитию проявляется в том, что должностные лица, наделенные широкими полномочиями, контролирующие ресурсный потенциал и призванные служить интересам государства, осуществляют деятельность, которая ведет к подрыву экономических, правовых, нравственных основ. Коррупционеры целенаправленно занимаются разрушением основ социально-экономической жизни, преследуя свои узкокорыстные цели. В результате нейтрализуется потенциал «социального тонуса» населения, уничтожается мотивация к деятельности по расширению и техническому обновлению производства, внедрению инновационных разработок, что ведет к падению уровня жизни населения.

Дополнительной особенностью российской ситуации, выступает формирование жесткой иерархической системы, нацеленной на противоправную деятельность, с четкой ориентацией на иностранные интересы, так как свое будущее члены сплоченного преступного сообщества связывают с пребыванием за границей. Коррумпированные чиновники, занимаются накоплением и переводом богатств за пределы своей страны [4, 12].

Показательны данные, представленные академиком РАН, бывшим советником Президента РФ, С. Глазьевым о выводе из России капитала в сумме одного триллиона долларов, а из бывших республик, входивших в состав СССР, до двух триллионов долларов, и закономерна реакция россиян на арест, непосредственно в здании Совета Федерации, одного из российских сенаторов.

У большинства граждан возникли вопросы, относительно кадровой политики, осуществляемой в высших эшелонах власти, длительности существования и разветвленности преступного сообщества, а, также, источников огромных капиталов, обеспечивавших коррупционерам вседозволенность, вплоть до безнаказанного совершения тяжких преступлений [15, 23].

Результаты и их обсуждение

Казалось бы, в складывающейся ситуации остро возникла необходимость проведения глубокого и всестороннего анализа существующей международной и российской законодательной базы, регламентирующей борьбу с коррупцией и мошенничеством, а также эффективность ее право применения.

Вместо активизации законотворческой деятельности и совершенствования реальной практики проведения антикоррупционных мероприятий, которые могли бы способствовать предотвращению самой возможность преступных проявлений, представители структур федерального уровня, посчитали более актуальным разработку поправок в законодательные основы, по которым нарушение антикоррупционного законодательства вследствие обстоятельств непреодолимой силы не будет считаться правонарушением.

Принятие поправок способствует освобождению физических лиц от ответственности, в случае если несоблюдение ими ограничений и запретов, установленных в целях противодействия коррупции, вызвано объективными обстоятельствами.

Можно только приветствовать процесс совершенствования законодательства, но при этом, не следует забывать, что он должен носить комплексный характер, опираться на принцип неотвратимости наказания и, безусловно, учитывать зарубежную законодательную базу, обеспечивающую эффективность борьбы с коррупцией, которая связана с тесным международным сотрудничеством [17].

В качестве злободневных проблем, стоящих перед представителями России и стран мира, занимающихся законотворческой деятельностью, следует выделить, в первую очередь, следующие проблемы:

Продолжает существовать целый ряд разногласий в международных законодательных системах и методах практической реализации правовых норм, что негативно влияет на эффективность ведения борьбы с коррупцией.

Не сформирована гармоничная международная нормативно-правовая база и единая система реализации норм, обеспечивающая деятельность по привлечению к ответственности виновных лиц, возврату активов, полученных ими преступным путем.

Законодательные недоработки в регулировании единой информационно-коммуникационной системы борьбы с коррупцией, приводит к тому, что возникает информационная закрытость и сокращается пространство конструктивного взаимодействия.

Нуждается в реформировании, отвечающем современным требованиям развития, отечественная законодательная база, регламентирующая конструирование вертикали власти и взаимоотношения между ее структурами.

В условиях формирования глобальных рынков, непрерывно увеличивающихся финансовых потоков, возрастает потребность внедрения инновационных технологий цифровой экономики, но вопросы юридической регламентации и защиты, в требуемой мере, остаются неурегулированными.

Работа по законодательному регулированию реализации парадигмы цифровой экономики России, как мощного антикоррупционного рычага, не носит комплексного, наступательного характера, связанного с принятием целого блока законопроектов по данному вопросу [2, 7, 20].

Материалы и методы. Отечественный опыт

Действительно, в 2019 году, отечественное гражданское законодательство, пополнилось новым понятием – цифровое право, но дальнейшая деятельность по принятию, более сорока, законопроектов, активностью не отличается.

Более того, принимаемые законы, зачастую, вызывают разочарование предпринимательского сообщества и граждан.

Так в 2019 году принят федеральный закон о регулировании краудфандинга в России, в котором сформулированы правила отношений по привлечению средств юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями, с использованием возможностей инвестиционных платформ.

Законодательно введено понятие «инвестиционная платформа», определены правовые основы деятельности платформ. В отечественной законодательной базе появился новый класс активов – утилитарные цифровые права. Обладатель активов приобрел право требовать выполнения работ или оказания услуг, а также передачи вещи, прав на результаты интеллектуальной деятельности.

Казалось бы, закон был призван регулировать и стимулировать процесс развития прозрачного, ответственного краудфандингового финансирования бизнес проектов, но документ не содержит важных положений связанных с конвертированием вложений в доли, замораживанием инвестиций, регулированием отношений инвесторов и площадки и других.

Кроме того, для практического применения акта потребуется, как минимум: отрегулировать деятельность оператора инвестиционной платформы, определить порядок ведения реестра операторов инвестиционных платформ, сформулировать критерии и обязанность по установлению лиц, с которыми операторы заключают договоры, установить порядок принятия инвестиционных предложений и пр.

В законе, вступающем в силу с 1 января 2020 года, наличествуют и другие недоработки, ставящие под сомнение эффективность его реализации.

Достаточно показательна, в связи с этим, позиция юридических служб крупнейших российских краудфандинговых площадок «Planeta.ru» и «Boomstarter», покрывающих сегодня, до восьмидесяти процентов, оборота российского рынка. По мнению юристов компаний, нормативно-правовое содержание принятого нового закона не имеет отношения к деятельности площадок [5].

Но наибольшее разочарование у предпринимательского сообщества вызвало исключение из законодательного акта понятия «криптовалюты», так как с ее введением инвестиционные площадки, и в целом представители бизнеса, получили бы возможность проводить международные проекты, значительно снизив транзакционные издержки и сократив время на реализацию.

Тем более, что руководители органов представительной власти, заверяли, что полный пакет законодательных актов, в том числе регламентирующих использование криптовалют, будет принят весной 2019 года [24, 25].

Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) предлагал свою концепцию законопроекта, в которой цифровые активы подразделялись на три вида, и каждая группа активов должна была иметь собственный тип регулирования.

Наибольшую активность проявлял сопредседатель РСПП и глава ГМК «Норильский никель» В.О. Потанин, который принимал участие в разработке законопроекта и представил проект выпуска собственной криптовалюты, обеспеченной реальными ценностями, то есть добываемыми компанией полезными ископаемыми.

Предполагаемая валюта, могла бы обладать минимальной волатильностью своего курса, что впервые в мировой практике, обеспечивало нейтрализацию отрицательных качеств криптовалюты и позволяло российской компании расширить круг инвесторов и привлекаемых ресурсов.

Не менее важным обстоятельством выступала независимость, предлагаемой Потаниным инвестиционной системы, использующей криптовалюту, от традиционной банковской системы, в условиях многочисленных санкций, применяемых в отношении экономики России, США [15, 19, 21].

Руководство российского законодательного органа власти, заверяло, что полный пакет законодательных актов, в том числе, регламентирующих использование криптовалют, будет принят весной 2019 года. К сожалению, ожидания участников рынка не оправдались [19].

Материалы и методы. Зарубежный опыт

Между тем, ряд базовых положений, внедряемых в мировую финансово-экономическую систему путем совершенствования законодательства стран мира, приобретают реальные очертания.

Представительные органы власти США утвердили нормативно-правовые акты, закрепившие правовой статус криптовалюты, которая получила статус инвестиционного ресурса на равных с американским долларом. Закреплена процедура налогового администрирования доходов, полученных от операций с электронной валютой. Американские законодатели серьезное внимание уделили разработке мер по предотвращению незаконного использования криптовалюты [16].

Законодательными актами Великобритании и Канады закреплен порядок формирования и деятельности платформ для массового внедрения электронных денег. Одновременно утверждены положения, регламентирующие меры по предотвращению преступных посягательств. Установлен порядок осуществления налогообложения операций с криптовалютой.

Законодатели Дании, Нидерландов, Швеции, Финляндии приняли соответствующие нормативно-правовые акты регламентирующие порядок реализации политики по ликвидации бумажных денег и переходу на использование цифровой валюты [8, 13].

В Японии представительные органы власти законодательным путем признали электронные деньги в качестве средства платежа, последовательно выстраивая новую проекцию финансово-платежной системы страны [27].

Нормативно-правовое внедрение потенциала цифровых активов властными структурами Австралии и Сингапура осуществляется диверсифицировано, в указанных странах законодательно введен целый ряд понятий. Среди них следует выделить следующие: ценная бумага, как финансовый инструмент; криптовалюта, как средство расчета и частное средство платежа; краудфандинговая операция, как процедура пожертвования или дарение.

С 2011 года в Республике Казахстан, приступили к формированию законодательной базы, обеспечивающей внедрение криптовалюты, которая используется для осуществления финансовых операций и платежей [13].

Международная группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег, в настоящее время констатирует, что в мировой практике виртуальная валюта активно не эмитируется и не обеспечивается, в полной мере, ни одной юрисдикцией. В тоже время, виртуальная валюта широко выполняет свои функции в рамках соглашений между пользователями соответствующей валюты [13].

Полезно обратиться к еще одному перспективному международному направлению борьбы с коррупцией, закрепленному рядом базовых документов, таких как Хартией открытых данных, Руководством по обеспечению прозрачности в бюджетно-налоговой сфере МВФ и Кодексом прозрачности в бюджетно-налоговой сфере.

В 2013 году, после подписания Президентом РФ В.В. Путиным Хартии открытых данных, деятельность по обеспечению прозрачности в бюджетно-налоговой сфере приобретала в России нормативно-правовую основу для выстраивания системы открытого государства.

Для практической реализации документа разработана методика, связанная с отказом от согласования данных оценки с регионами и осуществлением оценки по бальной шкале.

Оценка открытости бюджетных данных включает следующие позиции: характеристику утвержденного бюджета; публичность предоставления данных о показателях деятельности государственных учреждений региона, участие социума, бюджет для граждан и другие.

Сама процедура проведения мониторинга несет конструктивное начало для формирования нового инновационного мышления российских граждан. Публикация бюджетных данных в открытой, доступной, понятной форме, четко регламентированной международными документами, выступает важным инструментом, позволяющим возможность каждому россиянину стать субъектом управления, контролирующим процессы происходящее в экономической жизни РФ.

Внедряется механизм, формирующий активное гражданское общество, способное влиять на рациональность и эффективность использования бюджетных средств, а также контролировать деятельность чиновников.

Формируется государственная платформа, базирующейся на неукоснительном обеспечении прозрачности бюджетов и деятельности органов государственной власти всех уровней, которая предусматривает жесткую регламентацию деятельности чиновников и контроль, осуществляемый с использованием возможностей цифровых технологий.

Комплексное использование положений, принципов Хартии открытых данных и базовых возможностей парадигмы цифровой экономики во всех сферах жизни России может серьезно повлиять на снижение уровня коррупции. Эффективная реализация потенциала технологий цифровой экономики призвана обеспечить неукоснительное выполнение принципа неотвратимости наказания виновных лиц, безусловное обеспечение возврата в полном объеме, всех средств, добытых незаконным путем [6, 9–11, 14, 26].

Приходится констатировать, что реализация приоритетного национального проекта «Цифровая экономика», в рамках выполнения Указа Президента № 204 от 2018 года, сформулировавшего национальные цели и стратегические задачи развития страны, позитивным трендом не отличается, в 2019 году освоено, только 15 % от выделенных на текущий год средств [3].

Заключение

Требуется глубокий, всесторонний анализ международной и отечественной законодательной деятельности, а также организационно-правовых форм государственной практики, использующей потенциалы мирового положительного опыта и технологий цифровой экономики, направленных на реализацию правовых норм при осуществлении борьбы с коррупцией и мошенничеством.

Результаты проведенного анализа свидетельствуют о том, что, только преодолев разногласия и противоречия, в существующих ныне законодательных системах различных стран мира, можно обеспечить эффективность борьбы с коррупцией.

Недостаточный современным требованиям уровень развития отечественной законодательной системы в сфере борьбы с коррупцией связан с низкими темпами и качеством законотворческой деятельности, не поспевающими за современными трансформациями правовой действительности и социально-экономической жизни в условиях глобализации.

Правоприменительная практика антикоррупционной деятельности не обеспечена необходимой нормативно-правовой базой, регламентирующей внедрение современных инновационных институтов, инструментов, а методическое обеспечение порядка применения механизмов и процедур не гарантирует соблюдение всех установленных международных норм и правил.

Требуется максимально активизировать деятельности по разработке и внедрению законодательных основ использования технологий цифровой экономики в российской действительности. В частности, разработать нормативно-правовые акты, регламентирующие использование виртуальной валюты в отечественной финансовой сфере, определив правовой, налоговый режим, а также меры по предотвращению коррупционных и мошеннических действий.

Формирование законодательной базы, обеспечивающей эффективную реализацию технологий цифровой экономики, должно быть увязано с жесткими параметрами поддержания необходимого уровня экономической безопасности, что обеспечит постоянный контроль над цифровым финансово-экономическим пространством и позволит реализовать весь инновационный потенциал законотворческой деятельности в борьбе с коррупцией.

Законодательные инициативы представителей бизнеса и граждан должны стимулировать активную работу властных структур по разработке и реализации современной законодательной базы и координации совместной деятельности. Бизнес сообщество и граждане заинтересованы в обеспечении всестороннего контроля над финансово-экономическим пространством страны, позволяющим реализовать весь инновационный потенциал, в свою очередь, высокопрофессиональная поддержка инициатив предпринимательского сообщества и граждан со стороны государства, всесторонне укрепит авторитет власти.