Научный журнал
Вестник Алтайской академии экономики и права
Print ISSN 1818-4057
Online ISSN 2226-3977
Перечень ВАК

ВИКТИМОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОФИЛАКТИКА НЕКОТОРЫХ НАСИЛЬСТВЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ В ОТНОШЕНИИ ЖЕНЩИН ПОЖИЛОГО ВОЗРАСТА

Абакумова О.Н. 1
1 ФГКОУ ВО «Санкт-Петербургский университет МВД России»
В настоящее время насилие над лицами пожилого возраста является злободневной проблемой, которая стало предметом открытого обсуждения уже с середины девяностых годов прошлого столетия. Автор в работе рассматривает виктимность лиц пожилого возраста, в частности женского пола. В статье сформулированы основные причины, в связи с которыми лица, совершающие преступления, выбирают в качестве объекта своего преступного посягательства лиц пожилого возраста. В данном исследовании автор анализирует виктимогенные факторы, способствующие совершению преступлений в отношении пожилых лиц, в особенности женщин. В настоящей работе представлены сведения статистической отчетности ГИАЦ МВД России, подтверждающие негативную тенденцию увеличения доли лиц пожилого возраста в общей массе все потерпевших от поступлений. В исследовании автор акцентирует внимание на значительное количество лиц пожилого возраста, которые стали потерпевшими от тяжких средней тяжести преступлений. Подчеркивается важность проведения мероприятий не только направленных на профилактику преступности, но и на лиц, склонных стать жертвами насильственных преступлений или уже ставшими таковыми. Проводится анализ эффективности имеющихся подходов при проведении виктимологической профилактики среди указанной категории населения, а также акцентируется внимание на наиболее перспективные направления в этой сфере.
виктимизация
виктимологическая профилактика
виктимность пожилых лиц
женская виктимность
1. Репецкая, Ю.О. Виктимологическая характеристика и предупреждение преступлений, совершенных в отношении лиц пожилого возраста: дис. ... канд. юрид. наук. Иркутск, 2010. 189 с.
2. Франк Л.В. Потерпевшие от преступления и проблемы советской виктимологии. Душанбе: Ирфон, 1977. 237 с.
3. Полубинский В. И. Криминальная виктимология: учеб. пособие / В. И. Полубинский. М.: ВНИИ МВД России, 1999. 148 с.
4. Смирнов А.М. Виктимология преступности несовершеннолетних: монография. М.: Юрлитинформ, 2016. 168 с.
5. Ривман Д.В. Криминальная виктимология. СПб.: Питер, 2002. 304 с.
6. В Самаре задержан серийный убийца пожилых женщин / Российская газета [Электронный ресурс]. URL: https://rg.ru/2017/03/29/reg-pfo/v-samare-po-goriachim-sledam-zaderzhan-serijnyj-ubijca-pensionerok.html (дата обращения: 09.08.2019).
7. Мамадышский Раскольников: жителя Татарстана обвиняют в убийствах одиноких пожилых женщин / Информационное агенство ТАТАР-ИНФОРМ [Электронный ресурс]. URL: https://www.tatar-inform.ru/news/2019/08/06/658835/ (дата обращения: 09.08.2019).

В настоящее время способы совершения некоторых видов преступлений, в особенности насильственных, видоизменяются, тем самым затрудняя работы правоохранительных органов и других субъектов профилактики правонарушений своевременно выявлять и предотвращать такие преступления. Несомненно некоторые преступники выбирают в качестве своих потенциальных жертв лиц, которые в силу возраста, физиологических свойств и иных присущих им особенностей, не могут оказать должного сопротивления причинителю вреда. Как можно увидеть из данных статистической отчетности ГИАЦ МВД России с каждым годом увеличивается доля лиц пожилого возраста в общей массе всех потерпевших от преступлений. К сожалению, с частой периодичностью можно видеть и слышать из средств массовой информации (далее – СМИ), что пожилые люди становятся жертвами преступлений, таких как убийство, причинения различной степени тяжести вреда здоровью, побоев, грабежей, разбоев, мошенничества. Предметом таких преступлений в большинстве случаев становятся скромные суммы денежных средств, накопленные в течение всей жизни. Целью настоящего исследования является систематизация имеющихся форм виктимологической профилактики среди лиц пожилого возраста, в частности женского пола, а также разработка новых с учетом современных реалий. Материалом для настоящего исследования послужили официальные данный статистической отчетности ГИАЦ МВД Росси, обвинительные приговоры судов РФ, а также результаты контент-анализа материалов СМИ.

Несомненно, что виктимное поведение лиц пожилого возраста становится все более актуальной проблемой не только в связи с негативной тенденциями увеличение доли таких потерпевших в обшей массе всех потерпевших, но и с тем, что совершения преступных посягательств в отношении наиболее уязвимой и незащищенной категории населения определяет уровень нравственного состояния общества [1].

К определению понятия виктимность различные авторы подходят по-своему. В виктимологии такая уязвимость (предрасположенность) перед преступлением называется «индивидуальная виктимность». В научный оборот данное понятие ввел Л.В. Франку, по его мнению, виктимность – это повышенная способность стать жертвой в силу ряда объективных и субъективных обстоятельств [2]. Такой же позиции придерживается В.И. Полубинский, понимая под данным понятием повышенную способность, обусловленную социальными, психологическими, биофизическими качествами человека, становиться жертвой преступления, при этом, эта способность объективируется преступлением [3]. Иными словами, виктимность определенного человека можно определить как потенциальную способность его (человека) оказаться жертвой преступления в результате негативного взаимодействия его личностных качеств с внешними факторами. Понятие жертва преступления используется нами в настоящем исследовании исходя из того, что потерпевшим согласно Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации, признается лицо, в отношение которого принято решение о признании его таковым. Поэтому понятие жертва преступления включает в себя и тех лиц, которым не был придан процессуальный статус потерпевшего в рамках возбужденного уголовного дела в силу различных обстоятельств. А.Л. Репецкая делит личностную виктимность на две категории, к первой как раз и относится возрастная виктимность [4]. Как мы можем полагать, именно возрастная виктимность играет одну из главных ролей при совершении преступления в отношении этой уязвимой категории лиц.

Как отмечает Д.В. Ривман, «особенности психофизиологии детерминируют повышенную виктимность лиц пожилого возраста, прежде всего, в аспекте виктимности проявляются физическая слабость, вызванная возрастными изменениями, в особенности у женщин, сказываются и наличие определенных болезней. Преступники зачастую используют слабую память и другие возрастные изменения, в том числе используя доверчивость и наивность, чувство одиночества таких лиц и иные варианты, для реализации своего преступного умысла» [5].

Осмысление масштабов такого негативного явления, как совершение преступного насилия в отношении лиц пожилого возраста, является проблемным, так как не всегда официальные данные учета таких преступлений и потерпевших отражают реальную картину. Здесь роль играют не только существующая методика формирования сводных данных статистической отчетности правоохранительных и иных органов, но и высокий уровень латентности. Так, зачастую одинокие пожилые люди не в состоянии обратиться с заявлением о совершении преступления в отношении них в соответствующие органы вследствие плохого самочувствия и других фактор, но также немало случаев, когда пожилые люди не осознают, что в отношении них было совершено преступления в силу своей правовой неграмотности и доверчивости (например, при совершении разного вида мошенничества), что наиболее присуще женщинам.

Ели обратиться к данным, предоставленным ГИАЦ МВД России, то можно наглядно увидеть негативную тенденцию в этой сфере.

За период 2014–2018 гг. по данным МВД России ежегодно регистрируется более 220 000 потерпевших, которые являются лицами пожилого возраста (мужчины старше 60 лет, женщины старше 55 лет). Так, в период 2014 г. из общего количества всех потерпевших (159 5617 человек) 14,1 % составили лица пожилого возраста (224 736 человек); в период 2015 г. из общего количества всех потерпевших (1 699 020 человек) 15,2 % составили лица пожилого возраста (258 321 человек); в период 2016 г. из общего количества всех потерпевших (1 544 238 человек) 16,3 % составили лица пожилого возраста (251 954 человек); в период 2017 г. из общего количества всех потерпевших (1 417 374 человек) 16,7 % составили лица пожилого возраста (237 236 человек); в период 2018 г. из общего количества всех потерпевших (1 335 166 человек) 17,2 % составили лица пожилого возраста (229 878 человек). Как мы видим, несмотря на снижение количества всех потерпевших и количества потерпевших-лиц пожилого возраста в течение пяти лет, доля потерпевших-лиц пожилого возраста выросла в общей массе всех потерпевших с 14,1 % в 2014 г. до 17,2 % в 2018 г. Такая негативная тенденция не может оставаться незаметной не только для субъектов профилактики правонарушений, но и для всего российского общества в целом.

Среди всех потерпевших-лиц пожилого возраста за последние пять лет доля лиц женского пола составляет более 60 %. Так, в 2014 г. доля потерпевших пожилых лиц женского поля составила 68,9 % от всех потерпевших-лиц пожилого возраста; в 2015 г. доля потерпевших пожилых лиц женского поля составила 68,3 % от всех потерпевших-лиц пожилого возраста; в 2016 г. доля потерпевших пожилых лиц женского поля составила 68,2 % от всех потерпевших-лиц пожилого возраста; в 2017 г. доля потерпевших пожилых лиц женского поля составила 66,5 % от всех потерпевших-лиц пожилого возраста; в 2018 г. доля потерпевших пожилых лиц женского поля составила 65,8 % от всех потерпевших-лиц пожилого возраста. Условно, из ста совершенных преступлений в отношении лиц пожилого возраста, семьдесят преступлений совершается в отношении лиц пожилого возраста женского пола.

Если сопоставить количество потерпевших – лиц пожилого возраста женского пола и количество всех женщин-потерпевших, то можно увидеть, что доля первых составляет около 20–25 %.

Так, в 2014 г. всего было зарегистрировано 754 373 женщин-потерпевших, из них 154 992 – женщины пожилого возраста (20,5 %); в 2015 г. всего было зарегистрировано 805 336 женщин-потерпевших, из них 176 526 – женщины пожилого возраста (21,9 %); в 2016 г. всего было зарегистрировано 731 610 женщин-потерпевших, из них 171 825 – женщины пожилого возраста (23,4 %); в 2017 г. всего было зарегистрировано 650 445 женщин-потерпевших, из них 157789 – женщины пожилого возраста (24,3 %); в 2018 г. всего было зарегистрировано 610 805 женщин-потерпевших, из них 151 265 – женщины пожилого возраста (24,8 %). Как видно из приведенных данных, доля женщин пожилого возраста в течение пяти лет увеличивается в общей массе всех потерпевших – женщин с 20,5 % в 2014 г. до 24,8 % в 2018 г., что также не может вызывать тревоги.

Возрастная виктимность, присущая большинству лиц пожилого возраста, обусловлена объективными свойствами личности, в частности наличием таких биофизических качеств и свойств, которые повышают способность лица к виктимизации.

Для насильственных преступлений характерное время их совершения – ночное время, а место – жилище потерпевшего. При анализе вступивших в законную силу приговоров судов, условием, способствующем совершению такого рода преступлений является алкогольного опьянение. и состоящим с потерпевшим в родственных либо соседских взаимосвязях, как правило, при нейтральном поведении потерпевшего. При этом, часть преступных посягательств, сопряженных с насилием, происходит при неосмотрительном поведении жертвы.

В марте 2017 г. был задержан мужчина, которые по мнению следствия совершил свыше 30 убийств одиноко проживавших женщин преклонного возраста на территории Приволжского федерального округа, в том числе в г. Казани. Преступник, используя их доверие, представляясь сотрудником ТСЖ либо социальных служб, проходил в квартиру, где душил их, после чего похищал денежные средства [6].

6 августа 2019 г. Верховный суд Республики Татарстана начал рассматривать дело по обвинению Ф. Гильмиева в совершении нескольких убийств пожилых женщин. Следствием было доказано, что в декабре 2017 г. обвиняемый Ф. Гильмиев, находясь в одном из магазинов Мамадыша, случайно узнал от 73-летней покупательницы о ее намерении поехать за слуховым аппаратом в Набережные Челны, после чего предложил ее подвезти. По дороге обвиняемый завез жертву в безлюдное место и задушил. Через несколько дней после убийства Ф. Гильмиев пришел в гости к 82-летней родственнице своей бывшей сожительницы с целью получения денег в долг, но получив отказ, нанес ей не менее 8 ударов топором по голове, поджег дом и скрылся. В июле 2018 г. Ф. Гильмиев обманом вывез 67-летнюю жительницу Удмуртии в поле и нанес ей 12 ударов ножом, но несмотря на ранения, женщина выжила, и в дальнейшем стала главным свидетелем [7].

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что во многом совершение таких преступлений стало возможно вследствие исключительной доверчивости женщин пожилого возраста.

Таким образом, необходимо признать, что уровень индивидуальной виктимности пожилых людей остается достаточно высоким, поэтому важное значение имеет создание продуктивной и действенной системы виктимологической профилактики.

К сожалению, в Российской Федерации отсутствует эффективная виктимологическая политика, в том числе, система виктимологической защиты населения, которую можно было сопоставить с имеющимися аналогами в западноевропейских странах. В одном из основных нормативных правовых актов в области профилактики правонарушений, а именно в Федеральном законе № 182-ФЗ от 23 июня 2016 г. «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации» – не содержатся положения, которые бы в полной мере регулировали сферу виктимологической профилактики. Из первоначальной редакции данного закона было необоснованно изъято положение о таком объекте профилактики, как «лица, способные стать жертвами правонарушений в силу присущих им субъективных качеств или объективных свойств» и такой вид профилактики, как «виктимологическая профилактика», которая была заменена на «специальную профилактику».

Таким образом, можно констатировать, что на современном этапе в должной мере не осуществляется виктимологическая профилактика лиц пожилого возраста.

На наш взгляд, наиболее эффективной должна стать виктимологическая профилактика, проводимая на специальном и индивидуальном уровнях. В качестве одной из главных составляющих виктимологической профилактики необходимо признать комплексную работу и взаимодействие как правоохранительных органов, и иных субъектов профилактики, с потенциальными жертвами преступлений. В качестве особенностей виктимологической профилактики лиц пожилого возраста, в особенности женщин, является наличие особого объекта воздействия, то есть выявление потенциальных или уже виктимизированных потерпевших. Как наиболее действенные методы по снижению виктимности лиц пожилого возраста должны стать: изготовление и распространение специальных памяток-предостережений, которые бы доставлялись такой категории лиц в почтовые ящики; извещение и предупреждение лиц пожилого возраста социальными работниками, а также лицами, в обязанности которых входит доставление квитанций об оплате коммунальных платежей или доставление пенсий; широкое освещение через СМИ о совершенных на данной территории преступлений в отношении указанной категории лиц, а также информирование о распространенных способах совершения преступлений. Факультативно необходимо проводить с лицами пожилого возраста индивидуальные разъяснительные беседы (не только сотрудниками полиции, но и общественными организациями), в ходе которых обеспечивать данных лиц информацией, содержащей в себе телефоны экстренных служб и адреса, по которым можно будет получить консультации психологического или юридического характера.

Также необходимо понимать, что виктимологическая профилактика должна направлена не только на потенциальных жертв, но и тех, кто уже стал жертвой преступлений, что позволит предотвратить увеличение масштабов виктимизации данной группы населения в ближайшем будущем.


Библиографическая ссылка

Абакумова О.Н. ВИКТИМОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОФИЛАКТИКА НЕКОТОРЫХ НАСИЛЬСТВЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ В ОТНОШЕНИИ ЖЕНЩИН ПОЖИЛОГО ВОЗРАСТА // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2019. – № 8-2. – С. 213-217;
URL: https://vaael.ru/ru/article/view?id=690 (дата обращения: 03.12.2021).