Научный журнал
Вестник Алтайской академии экономики и права
Print ISSN 1818-4057
Online ISSN 2226-3977
Перечень ВАК

МЕЖГОСУДАРСТВЕННАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КОНКУРЕНЦИЯ

Луговой О.Ю. 1
1 ГОУ ВПО «Оренбургский государственный педагогический университет»
В статье кратко излагается экономико-теоретическая концепция государства как субъекта международной экономической конкуренции. Представлено методологическое и теоретическое обоснование необходимости исследования государства в качестве экономического агента. Традиционно методология экономической теории подменяется представлениями о правилах познания, соответствующих политической экономии, экономической социологии. Поэтому в известных теориях государство является политической (общественной) организацией – политическим актором. Оно не имеет частного экономического интереса, существует для удовлетворения общественного интереса – производит общественные блага. Эти блага представляются нерыночным способом. Но никаких теоретических (эмпирических) доказательств возможности общественного интереса и общественного блага не существует. В соответствии с методом экономической теории государство является экономическим агентом. Как и домохозяйства и фирмы, государство вынуждено удовлетворять свой частный экономический интерес. Особенность государства состоит в том, что оно осуществляет эмиссию денег и взымает налоги. В этом качестве государство является участником внутренней экономической конкуренции. Оно соперничает с домохозяйствами и фирмами. Также государство является субъектом внешней (международной) экономической конкуренции. Теоретически государство вынуждено конкурировать с другими государствами за возможность присвоения денежного дохода, необходимого для его существования. Средствами межгосударственной конкуренции являются денежная эмиссия, процентная ставка, изменение валютного курса, налогообложение, таможенные пошлины, нетарифные средства. В статье дается характеристика средств и форм межгосударственной экономической конкуренции.
частный интерес
ценовой обмен
экономическая конкуренция
государство
экономическая конкуренция государства
международная экономическая конкуренция государства
1. Аткинсон Э.Б., Стиглиц Дж.Э. Лекции по экономической теории государственного сектора. М.: Аспект Пресс, 1995. 832 с.
2. Барр Р. Политическая экономия: в 2-х т. Т. 2. / пер. с фр. М.: Международные отношения, 1995. 752 с.
3. Луговой О.Ю. Конкурирующее государство. М.: Институт экономики РАН, 2007. 58 с.
4. Луговой О.Ю. Международная интеграция и деньги // Казанская наука. 2016. № 11. С. 59–61.
5. Луговой О.Ю. Особенности конкуренции государства // Российский экономический интернет-журнал. 2006. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://www.e-rej.ru/Articles/2006/Lugovoy.pdf (дата доступа: 16.06. 2019).
6. Луговой О.Ю. Теория конкурирующего государства. Оренбург: ОГПУ, 2006. 500 с.
7. Миклашевская Н.А., Холопов А.В. Международная экономика: учебник. 2-е изд., доп. М.: Дело и Сервис, 2000. 303 с.
8. Нуреев Р.М. Теория общественного выбора. Курс лекций. М.: ГУ ВШЭ, 2005. 531 с.
9. Портер М. Международная конкуренция: пер. с англ. / Под ред. и с пред. В.Д. Щетинина. М.: Международные отношения, 1993. 896 с.
10. Самуэльсон П.Э. Общественные кривые безразличия // Вехи экономической мысли. Экономика благосостояния и общественный выбор. Т. 4. СПб.: Экономическая школа. 2004. С. 135–164.
11. Эрроу К.Дж. Коллективный выбор и индивидуальные ценности. М.: ГУ ВШЭ, 2004. 201 с.
[1] К их числу можно отнести и содействие формированию фирм-монополистов. Способствуя (либо не препятствуя) появлению этого типа фирм, конкурентоспособных во внешнеэкономических отношениях, государство, таким образом, намеренно не противодействует монополизации соответствующих отраслей экономики.

Введение

Согласно типичным представлениям по отношению к экономике государство является экзогенным (политическим) субъектом. Его действия трактуются соответственно как экзогенное воздействие – государственное регулирование, или экономическая политика. Если в данном качестве государство не участвует в экономической конкуренции, то оно не является и субъектом международной экономической конкуренции. Международная экономическая конкуренция ограничивается, стало быть, исключительно отношениями домохозяйств и фирм-резидентов разных национальных экономик [2; 7; 9]. Таким образом, культивируется дихотомия «политика – экономика». Одно из следствий: если между государствами возможна конкуренция, то она является исключительно политической.

Цель исследования – характеристика отношений государств как экономических субъектов.

Материал и методы исследования

Метод исследования – субстанциональное дедуктивное моделирование.

Результаты исследования и их обсуждение

Указанная дихотомия, однако, корректна в экономической социологии, политологии и политической экономии. В случае экономической теории – частной (специальной) фундаментальной науки – она представляется сомнительной. Методология теории экономики (теоретической экономии) исключает возможность данной дихотомии [3; 6].

Подобно иным фундаментальным наукам метод экономической теории – субстанциональное дедуктивное моделирование [3; 6]. (Возможны два альтернативных метода познания – дедуктивный и индуктивный методы. Первый метод – метод фундаментальной частной науки, например, теоретической физики, теоретической химии, теоретической биологии. Второй способ познания есть метод прикладной науки, в частности, эмпирической физики, прикладной химии, эмпирической биологии.) Специально-научный аспект познания – предмет – познавательно принимается в качестве субстанции. Кратко говоря, познание фундаментальных экономических законов возможно в случае исследования отношений экономических агентов, а не (политических, по определению, отношений) политических акторов. Другими словами, в теории экономики государство необходимо исследовать в качестве экономического агента, в том числе, в системе международных экономических отношений, по методологической причине.

Исследование государства в этом качестве необходимо и по теоретической причине. Указанная выше дихотомия – следствие аналогичного (дихотомического) деления интереса на частный и общественный интересы, деления блага на частное благо и общественное благо. Между тем, не существует доказательства теоретической возможности [5; 10; 11] (не говоря уже об эмпирике) общественного интереса, общественных благ, соответственно ориентации государства на удовлетворение общественного интереса посредством предоставления общественных благ.

Тем не менее, принимая во внимание исследовательскую традицию (практику замещения исследования экономических отношений социально-экономическими либо, как частный случай вторых, политико-экономическими отношениями), уделим в данной работе внимание следующему существенному обстоятельству. Необходимое следствие указанной дихотомии – (традиционно неочевидный) вывод о том, что совершаемое (в качестве альтернативного экономическому обмену) государством действие – дарение (безвозмездная передача продукта). Последнее, однако, государство не осуществляет; оно является субъектом экономического обмена (и, с необходимостью, экономической конкуренции).

Представим ряд соображений, размышляя от противного. Предположим некоторое множество автономных натуральных хозяйств «Робинзонов». Хозяйственная автономия – совершение производства и потребления каждым данным индивидом независимо от действий всех прочих индивидов. Эта автономия – следствие универсальности каждого данного хозяйствующего субъекта, а именно наличия у него всех способностей, необходимых для производства индивидуально актуальных продуктов. Этими продуктами являются производственные средства (ресурсы) и потребительские блага. Первые – косвенные, а вторые – непосредственные средства удовлетворения индивидуальных потребностей.

В ситуации этого рода автономии хозяйственная конкуренция отсутствует. Никто не препятствует каждому данному универсальному хозяйствующему субъекту в реализации его индивидуальных целей – осуществлении производства и потребления, или иначе удовлетворении производственных и потребительских предпочтений. Причина – действия (собственно существование) иных субъектов не являются необходимым условием осуществления каждым данным «Робинзоном» индивидуального производства и потребления. В отсутствие необходимости в отношениях отсутствует конфликт индивидуальных целей, необходимость в их согласовании.

Между тем фундаментальное обстоятельство существования экономики (рыночного хозяйства) – специализация. При условии специализации каждый индивид (специалист) вынужден совершать экономический обмен – ценовое присвоение продуктов специализированных действий других. Иначе, необходимое условие осуществления каждым субъектом частного специализированного производства и потребления – совершение рыночного (ценового) обмена. Ценовой обмен может быть товарным (натуральным) либо товарно-денежным. Вместе с тем, независимо от типа, он является конкурентным.

Допустим обмен яблок и рыбы, совершаемый двумя индивидами. Экономический обмен (а возможен иной, например, культурный обмен) – это возмездное присвоение (отчуждение) продукта частной специализированной деятельности. Этот обмен является количественно определенным – характеризующимся созданием двух обратно зависимых натуральных (физических) цен. Причем, его субъекты не только содействуют друг другу в присвоении соответствующих товаров, но и осуществляют противодействие – взаимно препятствуют в осуществлении присвоения. Противодействие состоит в требовании необходимости количественно определенного возмещения (контрагентом) продукта, отчуждаемого данным субъектом. Причина противодействия – необходимость удовлетворения частной потребности, средством которого является продукт действий другого.

Если обмен позволяет в последующем (частное потребление) удовлетворять актуальные частные потребности индивидов, то от цен (обратных соотношений количеств обмениваемых товаров) зависит мера удовлетворения этих потребностей. В силу этой зависимости цена – фундаментальное (атрибутивное) условие обмена. А потому участники обмена вынуждены совершать ценовую конкуренцию – ценовое состязание за присвоение продукта частной специализированной деятельности других. (Если полагать, что каждый данный вид товара предлагается множеством продавцов, то возможна и неценовая конкуренция – неценовое состязание за присвоение продукта частной специализированной деятельности других. Неценовая конкуренция может дополнять ценовую конкуренцию.) Экономическая конкуренция – соперничество экономических субъектов за достижение частных целей, нереализуемых автономно. Это соперничество происходит при осуществлении обмена, субъектами которого являются покупатели и продавцы. Именно последние (а не производители и потребители) присваивают в качестве товара средства существования (средства производства и потребления) – ресурсы и потребительские блага. Поэтому можно полагать, что экономическая конкуренция – соперничество субъектов рынка за ценовое присвоение продукта частной специализированной деятельности.

При этом необходимо принимать во внимание два обстоятельства. В товарно-денежном хозяйстве продуктами специализированных действий являются не только товары (потребительские блага и ресурсы), но и деньги. Поэтому участники обмена присваивают натуральный (покупатели) и денежный (продавцы) доход. Совершение субъектом обмена – необходимое условие осуществления им производства и потребления. Следовательно, существенные последствия конкуренции – возможность/невозможность осуществления производства и потребления.

В конечном счете, можно утверждать следующее. Необходимое условие существование каждого индивида – удовлетворение индивидуальных потребностей. В этом удовлетворении и состоит индивидуальный хозяйственный интерес. Средство реализации индивидуального интереса – автономно производимый продукт. При условии специализации каждый субъект является (не универсальным, а) специальным (частичным и, стало быть, частным) хозяйствующим субъектом – частью экономического сообщества. (Последнее можно, весьма условно, назвать коллективным универсальным хозяйствующим субъектом). Соответственно частный интерес индивида (частного субъекта) состоит в удовлетворении его частных потребностей. Следствие специализации – невозможность автономных хозяйственных действий (производства и потребления). Необходимое условие существования специалиста – потребление продуктов специализированных действий других. Средство реализации частного интереса – продукт специализированного производства. Но поскольку присвоение данного типа продукта является возмездным, можно утверждать, что средство удовлетворения частного интереса – товар. Способ удовлетворения частного интереса – ценовой (рыночный) обмен. И, таким образом: специальный экономический субъект вынужден удовлетворять частный интерес посредством товара ценовым (рыночным, товарно-денежным) способом.

Вместе с тем (с подачи меркантилистов) предполагается существование общественного интереса. Общественный интерес – это совершенно одинаковый для абсолютно всех субъектов общества частный интерес, удовлетворение которого посредством товара (частного блага) невозможно. Подчеркнем, что этого типа интерес – не только совершенно идентичный частный интерес.

В самом деле, предположим, что абсолютно все домохозяйства заинтересованы в удовлетворении потребности Х посредством продукта Х (хлеба). Является ли данное совпадение условием, достаточным для того, чтобы считать данную заинтересованность общественным интересом? Как полагаем, нет. Каждое домохозяйство может реализовать свой интерес частным – ценовым – способом; средством реализации является товар.

В конечном счете, предполагается, что общественный интерес удовлетворяется посредством общественного блага неценовым (нерыночным, не товарно-денежным) способом. Общественное благо должно существенно отличаться своими свойствами («неконкурентность» и «неисключаемость» [1; 8]) от частного блага (товара). Субъектом, осуществляющим производство и предоставление экономическим агентам общественного блага, считается государство. Почему именно государство? Потому что, как предполагается, государство является экзогенным и, следовательно, не имеющим частного экономического интереса субъектом. И поскольку единственным (ненасильственным) альтернативным ценовому обмену способом присвоения (отчуждения) является дарение, тем самым, по сути, утверждается, что государство удовлетворяет общественный интерес совершенно безвозмездно – совершает дарение. Именно дарение вуалируется понятием «государственное регулирование» экономики.

Однако, как отмечалось выше, теоретически (и эмпирически) возможность существования общественного интереса и общественных благ исключена. Но если государство не может удовлетворять общественный интерес, но существует, оно удовлетворяет частный (свой – экономический) интерес. Следовательно, теоретически (эмпирически) исключается экзогенное воздействие – государственное регулирование экономики (в нашей терминологии – дарение). Стало быть, государство является участником ценового обмена и соответственно экономической (рыночной) конкуренции.

Необходимое напоминание состоит в том, что продуктом специализированной экономической деятельности являются также деньги. Для эмиссии денег, должной быть монопольной, теоретически необходима особая фирма – государство. Вследствие особого (быть денежным эмитентом) предназначения государство создает возможность налогообложения – присвоения налогового дохода в обмен на долговые обязательства. Отчасти налогообложение является эмиссионным – обеспечивающим возможность денежной эмиссии, отчасти – неэмиссионным, а именно возникающим в связи с другими (дополнительными) государственными долговыми обязательствами. Помимо налогового (эмиссионного и неэмиссионного) дохода государства присваивает процентный доход от предоставления – центральным банком – кредитных услуг. Частный интерес государства состоит в удовлетворении потребности в присвоении чистого денежного дохода (необходимого для его существования).

Однако эти и иные особенности фирмы «государство» не избавляют ее от необходимости конкурировать с другими субъектами экономики – фирмами и домохозяйствами. В случае отсутствия дохода, необходимого и достаточного для существования государства, последнее невозможно. Если государство не осуществляет производство денег, то оно не присваивает денежный доход. А потому не имеет возможности присваивать продукты специализированных действий других агентов; государство исчезает.

Из этого следует, что средством конкуренции государства (как монопольного денежного эмитента) – его соперничества с домохозяйствами и фирмами за присвоение чистого денежного дохода (и соответственно продуктов специализированных действий домохозяйств и фирм) – является собственно производство и предоставление государством денег. Так как в качестве денежного эмитента государство является монополистом, а эмиссия денег является особым видом (отраслью) производства, можно полагать, что (в этом качестве) государство – субъект неценовой межотраслевой конкуренции.

Указанным аспектом экономическая конкуренция государства-фирмы с домохозяйствами не ограничивается. Однако сфокусируем внимание на внешнеэкономическом аспекте функционирования государства.

В ситуации автономии национального хозяйства национальное производство и потребление координируются системой национальных («внутренних») рынков, например, кредитно-денежным, ресурсным, потребительским рынками. В данном теоретическом случае доход государства определяется функционированием исключительно национальных рынков. Если допустить возникновение внешней торговли в условиях натуральных рыночных хозяйств, то согласование национального производства и потребления будет обеспечиваться функционированием совокупности внутренних и внешних (аналитически трудно различимых) ресурсных и потребительских рынков. (Эти рынки функционируют, как правило, в соответствии с разными «стандартами»). И чем менее диверсифицированным (относительно структуры планируемого потребления) является национальное производство, тем в большей мере национальное потребление зависит от иностранного производства и, стало быть, от функционирования внешних рынков [5]. Напротив, чем больше национальное производство ориентировано на иностранное потребление, тем в большей мере оно зависит от иностранного потребления и соответственно от внешних рынков.

Если же международная торговля возникает при условии эмиссии национальными государствами особых (национальных) денежных единиц, то необходимо образуются (внутренние и внешние) валютные рынки. Наряду с кредитно-денежными, ресурсными и потребительскими рынками валютные рынки обеспечивают согласование национального производства и потребления (и этих аспектов экономической деятельности с иностранными) [5].

Соответственно возможность присвоения каждым данным государством актуального для его существования чистого дохода определяется иной (в сравнении с ситуацией автономии национального хозяйства) системой рынков. Данное государство вынуждено конкурировать с другими государствами, равным образом организующими (посредством денежной эмиссии) национальное товарно-денежное обращение и на этом основании совершающими налогообложение.

Существенно для государства и такое обстоятельство как тип конвертируемости эмитируемой денежной единицы. (Необходимо отметить необоснованность дихотомии «внутренняя – внешняя» конвертируемость денег. Конвертируемость следует определять в контексте внешнеэкономических отношений, фиксируемых в модели «платежный баланс», ибо валютный обмен вне зависимости от возможности совершения текущих операций и операций с капитальными активами лишен целесообразности. В этом случае неконвертируемая валюта – это валюта, неиспользуемая при совершении операций платежного баланса. Частично конвертируемая валюта – (национальная) валюта, применяемая при совершении части операций платежного баланса. Свободно конвертируемая валюта – (национальная) валюта, используемая при осуществлении операций платежного баланса без ограничений [4].) Так, государство-эмитент свободно конвертируемой валюты замещает национальные деньги конкурирующих государств «своими» деньгами. Данное государство превращает национальный кредитно-денежный рынок в основной элемент системы рынков национальных экономик конкурирующих государств [4]. Для иных государств этот рынок – валютный рынок. Посредством унификации иных условий производства и потребления данное государство обеспечивает присвоение иностранных ресурсов и продуктов («доступ к иностранным рынкам ресурсов и сбыта»).

Соответственно «иные» государства (и национальные экономики) становятся менее конкурентоспособными. Их бюджетные (кредитные, инвестиционные, производственные, потребительские) возможности оказываются все более зависимыми от международных унифицированных условий и ограниченными этими условиями. Таким образом, если в чисто экономико-теоретическом плане монопольная эмиссия (национальных) денег – фундаментальное основание существования государства [5], то необходимое следствие невозможности денежной эмиссии – исчезновение государства.

Межгосударственная экономическая конкуренция – это соперничество государств за возможность присвоения необходимого для их функционирования дохода, обеспечиваемого денежной эмиссией и налогообложением.

Можно различать ценовую и неценовую экономическую конкуренцию государств.

В случае конкуренции государств в качестве денежных эмитентов ставка налогообложения и процентная ставка являются одновременно и (промежуточными) объектами, и (в контексте необходимости присвоения продуктов действий других агентов) средствами ценовой конкуренции государств. Так, при определенных обстоятельствах у национальных фирм возникают основания, предпочтения и возможности становиться участниками иной экономики, а именно покупать кредитно-денежные услуги иного государства (использовать иные деньги – инвалюту) и совершать налоговые расходы по отношению к иному государству, что оказывает влияние на базу налогообложения [5].

Вместе с тем, будучи экономическим субъектом, государство вынуждено совершать неценовую конкуренцию. Средствами неценовой межгосударственной конкуренции являются собственно денежная эмиссия, а также действия, формирующие определенный валютный режим. В случае низкой внешней конкурентоспособности национальных фирм, чреватой уменьшением базы налогообложения, государство может намеренно осуществлять инфляционную денежную эмиссию и создавать соответствующие валютные ограничения. Эти действия обеспечивают сохранение соответствующих уровней занятости, национального производства и налогооблагаемой базы. Напротив, в ситуации высокой внешней конкурентоспособности национальных фирм государство может ограничивать денежную эмиссию, устранять валютные ограничения либо воспроизводить валютный режим, характеризующийся отсутствием ограничений [5]. Например, инициируемое (либо не ограничиваемое) государством снижение курса национальной валюты объективно является косвенным средством внешней конкуренции, обеспечивающее, при определенных условиях, рост экспорта и соответственно дохода государственного бюджета.

Обратимся, далее, к действиям государства по отношению к внешней торговле. (В стандартном представлении государство осуществляет внешнеторговую политику.) В данном случае государство воздействует на структуру и объем экспорта и импорта товаров и услуг тарифными и нетарифными средствами.

Государство формирует свое отношение к внешнеэкономическому конкурентному взаимодействию в соответствии с собственным экономическим интересом, а именно в соответствии с необходимостью присвоения им необходимого чистого денежного дохода. А равно – в контексте необходимости (промежуточного) состязания с другими государствами за возможность совершать производство денег (национальной валюты) и присваивать количественно определенные налоги.

Данное познавательное отношение к действиям государства позволяет выявить следующую закономерность. Чем ниже внешняя конкурентоспособность фирм данной национальной экономики, тем меньше (в случае отсутствия протекционизма) база неэмиссионного налогообложения и соответственно чистый денежный доход государства. И, наоборот, чем выше внешняя конкурентоспособность фирм данной национальной экономики, тем больше (в случае отсутствия протекционизма) база неэмиссионного налогообложения и, следовательно, тем больше чистый денежный доход государства [5].

На этом основании следует полагать, что действия государства, именуемые протекционистскими (соответствующие налоговые ограничения импорта[1]), есть средства конкуренции данного государства с иными государствами в случае низкой конкурентоспособности национальных фирм. Соответственно при условии высокой конкурентоспособности национальных фирм адекватными средствами конкуренции данного государства и с иными государствами являются непротекционистские действия – низкий уровень налогообложения импорта.

Таким образом, в контексте внешнеэкономических отношений совершаемое государством неэмиссионное налогообложение является средством межгосударственной неценовой конкуренции [5].

Тип влияния, обычно (и недостаточно определенно) называемый «политикой свободной торговли», характеризуется, как представляется, воздействием государства на структуру и объем экспорта/импорта товаров/услуг посредством фискальных таможенных пошлин. Назначение этого типа таможенных пошлин – формирование государством (бюджетного) дохода.

Теоретическим основанием действий государства, называемых «политикой свободной внешней торговли», является рикардианская концепция сравнительных преимуществ. Согласно этой концепции оптимальными внешнеэкономическими отношениями (подразумевается международная специализация) являются те, которые формируются в соответствии с международными сравнительными (конкурентными) преимуществами и потому характеризуются максимальными величинами национального производства и потребления. В данном случае фигурирует статическая эффективность [5].

В ситуации высокой международной конкурентоспособности национальных фирм государство может ограничиться в качестве средства межгосударственной конкуренции непротекционистскими действиями – низким уровнем налогообложения импорта.

Тип влияния, обычно называемый «политикой протекционизма», отличается, на наш взгляд, воздействием государства на структуру и объем экспорта/импорта товаров/услуг известных нетарифных (отличных от взимания таможенных пошлин) действий и взиманием таможенных пошлин протекционистского типа.

Теоретические основания протекционизма иные. Как считается, протекционизм является следствием, как правило, необходимости обеспечения национальной безопасности (сохранения и развития отраслей, выпускающих стратегическую – оборонную – продукцию), увеличения внутренней занятости, диверсификации экономики (для обеспечения экономической и социальной стабильности) и защиты новых (возникающих и, как предполагается, временно неконкурентоспособных) отраслей национальной экономики. (Эта концепция, предполагающая, что протекционизм содействует достижению эффективности, однако, не является чисто экономической и потому, что не удивительно, не содержит дефиниции «эффективность» [5].)

Протекционистский случай традиционно определяется как государственное ограничение иностранной конкуренции в порядке защиты национальных рынков (чаще содействие национальным продавцам, реже – покупателям). Между тем можно полагать, что совершая данного рода действия, государство пытается, как минимум, сохранить базу налогообложения, а равно структуру и объем своих, государственных, расходов, не допустив снижения уровней производства, занятости и национального дохода. (Возможный вариант – стремление государства стимулировать увеличение прямых иностранных инвестиций, в перспективе не исключающих усиления конкуренции, но обеспечивающих рост налогооблагаемой базы.) Другими словами, государство соперничает непосредственно с иностранными фирмами и косвенно с иными государствами за возможность присвоения дохода, необходимого для его функционирования.

Выводы

Будучи экономическим (эндогенным) субъектом, государство, таким образом, необходимо является участником не только внутренней, но и внешней экономической конкуренции. Межгосударственная экономическая конкуренция проявляется в различных формах, которые, однако, нередко изображаются в ином качестве. В частности, известные формы международной экономической интеграции (таможенный союз, общий рынок, экономический союз) являются способом внешней конкуренции «протекционистского» типа. Формирование этого рода сообществ – следствие низкой внешней конкурентоспособности каждого из их участников. Обычно внимание исследователей фокусируется на таком аспекте этих сообществ как кооперация, что нередко приводит к необоснованным выводам относительно тенденций мировой экономики. Между тем, фундаментальный аспект экономики – конкуренция, обусловленная необходимостью удовлетворения частных экономических интересов (домохозяйств, фирм, государств). Равным образом, упорядочивание международных экономических отношений посредством ВТО, глобализации является следствием и способом организации межгосударственной экономической конкуренции.


Библиографическая ссылка

Луговой О.Ю. МЕЖГОСУДАРСТВЕННАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КОНКУРЕНЦИЯ // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2019. – № 7-1. – С. 66-73;
URL: https://vaael.ru/ru/article/view?id=634 (дата обращения: 03.12.2021).