Научный журнал
Вестник Алтайской академии экономики и права
Print ISSN 1818-4057
Online ISSN 2226-3977
Перечень ВАК

«ЦИФРОВАЯ ЭКОНОМИКА» = «ЭКОНОМИКА КОММУНИЗМА»?

Бабаев А.Б. 1 Егорушкина Т.Н. 1 Швецов С.А. 1
1 Тульский филиал ФГБОУ ВО «Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова»
Статья является логическим продолжением публикации «Информация как универсальный товар в период развития цифровой экономики» [1] и посвящена изучению вопросов, связанных с теоретическим исследованием производительных сил, задействованных в секторе экономики, который принято называть «цифровой экономикой» – производством и потреблением ее участниками различного контента (информационного наполнения различных интернет-ресурсов). Возможны ли аналогии, позволяющие объективно сравнить основные постулаты экономики коммунизма с фактически сложившимися производственными и экономическими условиями цифровой экономики, с направлениями ее развития? Каков сложившийся в цифровой экономике характер труда ее участников? Можно ли интерпретировать создание контента как абсолютно свободный труд? Является ли оценка этого свободного труда и признание создателя контента успешным членом общества со стороны потребителей единственным признанным вознаграждением? Постановка этих вопросов и поиск ответов на них позволит понять – является ли цифровая экономика новым уникальным экономическим явлением, ведь цифровизация общества в первую очередь повлияла на прогрессивное развитие таких областей, как микроэлектроника, информационные технологии и телекоммуникации [2;77]. Либо она является успешной реализацией идей, заложенных Томмазо Кампанелло в тюрьме инквизиции еще в 1602 году [3] до полностью сформированного научного направления, основоположниками которого стали Карл Маркс, Фридрих Энгельс [4, 5], Владимир Ульянов (Ленин) [6], и продолженного рядом современных авторов [7,8]. Это – теория коммунистического общества, в частности теоретические разработки экономики коммунизма. Имеется ли возможность экстраполировать научные идей коммунизма на экономические отношения и характер труда в цифровой экономике?
цифровая экономика
цифровизация
экономический строй
коммунизм
экономика коммунизма
производство
контент
свободный труд
общество
1. Бабаев А.Б., Егорушкина Т.Н. Информация как универсальный товар в период развития цифровой экономики // Вестник Алтайской академии экономики и права. – Барнаул: Алтайская академия экономики и права, 2019. – C. 11–17.
2. Бабаев А.Б., Егорушкина Т.Н. »Цифровая» экономика как ключевой фактор нового технологического уклада: перспективы перехода // European Scientific Conference: сборник статей XIII Международной научно-практической конференции. В 2 ч., 2019. – С. 77–81.
3. Кампанелла. Город Солнца / пер. с лат. и ком. Ф.А. Петровского; пер. прил. М.Л. Абрамсон, С.В. Шервинского и В.А. Ещина; вст. ст. В.П. Волгина. – М.-Л. : АН СССР, 1954. – 228 с. – (Предшественники научного социализма / под общ. ред. акад. В.П. Волгина).
4. Маркс К. Коммунистический манифест. – 4–е изд. – М.; Л.: Гос. изд-во, 1925. – 347 с., 6 л. ил.; 23 см. – (Библиотека научного социализма. Популярная серия / Ин-т К. Маркса и Ф. Энгельса; Вып. 1).
5. Фридрих Энгельс. Принципы коммунизма // Маркс К., Энгельс Ф. Избранные Сочинения. – М.: Политиздат, 1985. – Т. 3. – С. 122.
6. Ленин В.И. Полное собрание сочинений (5–е издание). – М.: Изд-тво политической литературы, 1967 – 1981 гг. – Т. XXV. – C. 151.
7. Производство и потребление при капитализме и при социализме 2018–04–17 Василий Пихорович. – http://propaganda-journal.net/10259.html.
8. Бабаев А.Б. Управление инновационно-инвестиционной деятельностью предприятий на рынках сетевых товаров: дис. … канд. экон. наук. – Тула, 2003.
9. https://www.web-canape.ru/business/internet-2017–2018–v-mire-i-v-rossii-statistika-i-trendy/.
10. Егорушкина Т.Н., Панферова Е.В., Швецов С.А. Интернет-маркетинг как инструмент повышения эффективности бизнеса в условиях интернет-среды // Концепт: Научно-методический электронный журнал. – 2016. – № 2. – С. 191–195.
11. Егорушкина Т.Н., Логвинов С.И., Швецов С.А. На пороге «цифрового» будущего России // Научные исследования и разработки. Экономика. – 2018. – Т. 6; № 2. – С. 31–41.

Введение

Разрабатываемые на протяжении длительного времени (в течение почти 200 лет) идеи построения идеального общественного и экономического строя, основанного на социальном равенстве, общественной собственности и способах производства, способных обеспечить для каждого члена общества изобилие, известны под названием «коммунизм» (от лат. communis »общий»). На практике такого строя никогда и нигде не существовало, но сам термин «коммунистическое государство» использовался западной прессой по отношению к СССР и тем, странам, которые объявили себя или считались социалистическими.

В настоящее время, кажется, что коммунистические идеи потерпели полный крах. В мире осталось всего пять стран, в которых правящими партиями являются коммунистические партии, а коммунизм является официальной идеологией, это Китай, Куба, Лаос, Вьетнам и Северная Корея. Следует отметить, что «в чистом виде» коммунизм существует только в Северной Корее. Во всех остальных странах коммунистическая идеология отлично уживается с буржуазной при наличии имеющейся организацией экономики этих стран. Справедливости ради надо отметить, что страны, принявшие идеологию коммунизма, не смогли обеспечить уровень жизни населения, который обеспечивали буржуазные государства с капиталистической организацией экономики.

Как ни странно, наиболее близко к коммунизму (как минимум к развитому социализму), подошла Швеция времен премьер министра Улофа Пальме, с именем которого связывают так называемую «шведскую модель», расцвет которой пришелся на 80-е годы XX века. Эта модель основывалась на огромных государственных расходах, которые обеспечивали, по сути, коммунистическое распределение национального богатства между гражданами Швеции, в настоящее время власти Шведского королевства от этой модели отказались, исключительно по экономическим соображениям.

Означает ли это, что теория коммунистической экономики и коммунистического общества потерпела полный крах? Или эти теории могут быть успешно реализованы на практике уже в настоящее время? Возможна ли в современном мире эффективно работающая и динамично развивающаяся экономика, основанная на коммунистических принципах производства и потребления? Попытаемся сделать попытку найти ответы в данной статье.

Цель исследования. Провести аналогию между фундаментальными свойствами и условиями цифровой экономики, как экономического базиса, и коммунистическим строем, основу которого составляет идея построения идеального общественного и экономического строя, основанного на социальном равенстве, общественной собственности и способах производства, способных обеспечить для каждого члена общества изобилие.

Материал и методы исследования

В исследовании использовались следующие методы: анализ, синтез, дедукция, поиск аналогий, выдвижение и проверка гипотез.

Результаты исследования и их обсуждение

Значительной частью сектора экономики, который принято называть «цифровой экономикой», является производство и потребление различного контента. Эта область является наиболее динамично развивающейся. По данным, приведенным Web Canape [9] по состоянию на январь 2018г.:

– население Земли – 7.6 миллиарда человек;

– пользователи интернета – 4 миллиарда человек;

– активные пользователи социальных сетей – 3,2 миллиарда человек;

– уникальные пользователи мобильного интернета – 5,1 миллиарда человек.

Эти цифры убедительно показывают, что тем или иным способом, в качестве потребителей или создателей контента, участниками цифровой экономики в мире является 67 % населения Земли. И действительно, интернет, как важнейшая составляющая, информационно-коммуникационных технологий, уже давно вошел в нашу жизнь и существенным образом её изменил [10].

Наиболее динамично растет потребление контента с мобильных устройств (смартфонов), что обусловлено резким ростом качества мобильного интернета и стремлением пользователей непрерывно находиться в on-line, не быть привязанными к стационарным точкам интернет-доступа.

Содержание контента весьма разнообразно, в качестве примеров наполнения контента можно привести:

– информационный (различные ленты новостей, электронные СМИ);

– развлекательный (музыка, книги, фильмы, игры);

– образовательный (видео уроки, инструкции, обзоры);

– продающий (интернет-магазины, реклама);

– общение (социальные сети, мессенджеры);

– народное творчество (блоги и другие способы самовыражения).

Этот перечень не является исчерпывающим и лишь иллюстрирует многообразие видов контента, предлагаемого к массовому потреблению.

Контент (информацию) можно назвать универсальным товаром цифровой экономики [1], при этом этот товар обладает уникальным свойством масштабируемости, то есть возможностью создания бесконечно большого количества копий каждой единицы товара без каких либо затрат (более подробно эта возможность и следствия из нее рассмотрены в [7]). Что это дает потребителям?

Это возможность использования товара (сервиса) неограниченным количеством пользователей. Таким образом, решается одна из важнейших экономических проблем коммунистического строя – соизмерение уровня производства, которое в традиционной экономике ограничивается производительностью труда, наличием средств производства, имеющимися ресурсами и другими объективными факторами с одной стороны – и необходимости обеспечения неограниченного потребления в соответствии с потребностями членов коммунистического общества. То есть цифровая экономика способна обеспечить выполнение коммунистического принципа – «каждому по потребностям». Это одна сторона вопроса.

Есть и другая – производство контента. Здесь отметим, что все медиа объединяет именното, что ценность их продукции определяется в основном содержанием, а с переходом в цифровую форму ценность продукции определяется исключительно содержанием, или контентом, который практически ничего не стоит. Согласно определению, данного Вэрианом (Varian, 1996), контент — это все, что поддается оцифровке. Легкость копирования, передачи и распространения информации распространяется на весь контент. Удивительно, но и здесь отлично работает коммунистический принцип свободного труда. В чем особенность свободного коммунистического труда и его отличие от труда наемных работников? Для свободного труда характерными особенностями являются:

– это добровольный труд, без приказов, указаний, инструкций;

– это труд без ожидаемой обязательной оплаты за полученные результаты;

– это труд, выполняемый для собственного удовольствия, по признанию.

Владимир Ульянов (Ленин), дал следующее определение такого труда:

«Коммунистический труд … есть бесплатный труд на пользу общества, труд, производимый не для отбытия определенной повинности, не для получения права на известные продукты, не по заранее установленным и узаконенным нормам, а труд добровольный, труд вне норм, труд, даваемый без расчета на вознаграждение, без условия о вознаграждении, труд по привычке трудиться на общую пользу и по сознательному (перешедшему в привычку) отношению к необходимости труда на общую пользу, – труд, как потребность здорового организма» [3].

Все это достаточно точно описывает труд огромного количества создателей контента. Очевидно, что контент, создаваемый в результате их труда, сильно отличается по качеству, но при этом почти 100 % полученных результатов находят своего благодарного потребителя. То есть здесь полностью реализуется еще один коммунистический принцип – «от каждого по способностям».

Еще один вопрос, который является существенным для понимания – является ли цифровая экономика, реализованная на практике, разновидностью коммунистической экономики: это вопрос устройства общества. Согласно теории коммунизма, при данном устройстве исчезает понятие классового общества, которое сменяется обществом, в котором классы отсутствуют, исчезнет понятие разделения труда, каждый член общества будет сам выбирать свою общественную роль и форму занятости.

Все это также в полном объеме предоставляется и технологически обеспечивается цифровой экономикой, ключевым фактором которой являются данные в цифровом виде, обработка больших объемов и использование результатов анализа. Каждый создатель контента может выбирать вид создаваемого контента, менять предпочтения или заниматься несколькими направлениями одновременно. Более того, присущая интернет-сообществу анонимность, традиция скрывать подлинное имя и облик никами и аватарами, полностью стирает различия между его участниками. Невозможно определить, кто на самом деле скрывается за ником – мужчина или женщина, уровень их образования, внешность, возраст, национальность. Все это не является важным и существенным для интернет-сообщества. Если это не высшая ступень равенства, то, что тогда это?

Выводы или заключение

Исходя из сказанного выше, можно уверенно провести аналогию между цифровой экономикой, т.е. сообщества, которое создается в рамках этого нового экономического базиса, и коммунистическими теориями, которые, как оказывается, еще рано списывать со счетов.

Оппоненты могут выдвинуть существенное возражение – все аргументы касаются некой виртуальной материи, производства контента, при этом, как известно, основу экономики составляет именно товарное производство, а к нему приведенные выше аналогии применить нельзя. Так ли это? И да, и нет. Дело в том, что развитие технологий цифровой экономики происходит буквально на наших глазах и находится на стадии внедрения в нашу повседневную жизнь. Да, товарное производство сейчас находится вне цифровой экономики, но уже существуют и развиваются так называемые аддитивные технологии (Additive Manufacturing – от слова аддитивный – прибавляемый) – технологии создания материальных объектов методами 3D печати. Сейчас это наиболее динамично развивающееся технологическое направление, которое охватывает такие различные отрасли производства, как производство медицинских биопротезов, строительств домов, производство компонентов авиапромышленности, оружия и т.д.. Уж существует такое экзотичное направление как «печать» еды.

Аддитивные технологии дают возможность создания бесконечного количества аутентичных копий существующего материального объекта. Как только произойдет их массовое внедрение в повседневную жизнь, когда эта цель будет достигнута, то существенная часть материального производства также будет интегрирована в сферу цифровой экономики и, соответственно, для нее также заработают принципы экономики коммунизма.

Таким образом, становится очевидным, что цифровая экономика, «цифровизация» принципиальным образом меняют устройство глобальной социально-экономической системы – возможности потребителей, структуру отраслей, роль государств [11].


Библиографическая ссылка

Бабаев А.Б., Егорушкина Т.Н., Швецов С.А. «ЦИФРОВАЯ ЭКОНОМИКА» = «ЭКОНОМИКА КОММУНИЗМА»? // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2019. – № 4-1. – С. 5-9;
URL: https://vaael.ru/ru/article/view?id=398 (дата обращения: 28.11.2021).