Научный журнал
Вестник Алтайской академии экономики и права
Print ISSN 1818-4057
Online ISSN 2226-3977
Перечень ВАК

ГУМАНИЗАЦИЯ УСЛОВИЙ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ

Спектор Л.А. 1 Цибарт К.С. 1
1 Институт сферы обслуживания и предпринимательства (филиал) ДГТУ
Статья посвящена вопросам гуманизации условий отбывания наказаний. Современные исправительные колонии являются важным социальным учреждением, где система социализации и реабилитации является законной. Лица, отбывающие наказание в местах лишения свободы, имеют право по закону на общее образование, профессию, медицинское обслуживание, социальную и правовую защиту, психологическую помощь, с тем чтобы, освободившись, они могли адаптироваться к условиям жизни в обществе и адекватно выполнять социальную роль семьянина, работника, гражданина. Исходя из особенностей современных ювенальных конвенций, имеющих достаточно высокую степень педагогической и социальной запущенности, в работе с ними особое внимание требуется уделять повышению образовательного уровня, развитию трудовых профессий, развитию навыков. Авторы раскрывают основные аспекты мер направленных на создание условий гуманизации условий отбывания наказаний. Возрастает роль учителей общеобразовательной школы ВК, мастеров вокальной школы, воспитателей, психологов и социальных работников колонии. Здесь важно не просто передать навыки, а привить подростку навыки нравственного поведения, интерес к учебной и профессиональной деятельности, что невозможно без установления положительного отношения тюремного персонала к конвенциям. Особое внимание обращается на современные воспитательные колонии и их функции. Поднимается проблема создания гуманных условий отбывания наказаний.
право
воспитательные колонии
осужденные
адаптация
отбывание
охрана
преступление
1. Конституция Российской Федерации: [принята всенародным голосованием 12.12.1993, с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ] // Собрание законодательства РФ. – 2014. – № 18. – С. 123.
2. Суханов Е.А. Введение в гражданское право. – Гражданское право. Т. 1 / отв. ред. Е.А. Суханов. – М.: БЕК, 1998. – С. 467.
3. Батанов А.Н. Принудительные меры медицинского характера // Уголовное право. ‒ 2011. ‒ № 2. ‒ С. 75-79.
4. Бородин С.В. Ограниченная вменяемость в проектах нового уголовного законодательства // Правовые вопросы судебной психиатрии. – 2015. – № 4. – С. 66-69.

Современные исправительные колонии являются важным социальным учреждением, где система социализации и реабилитации условностей является законной. Лица, отбывающие наказание там, имеют право по закону на общее образование, профессию, медицинское обслуживание, социальную и правовую защиту, психологическую помощь, с тем чтобы, освободившись, они могли адаптироваться к условиям жизни в обществе и адекватно выполнять социальную роль семьянина, работника, гражданина.

В России готовится новая волна гуманизации уголовного законодательства и работы Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). Минюст подготовил инициативу, предусматривающую доступный общественный контроль в тюрьмах. Также заключенных станут качественнее лечить и быстрее трудоустраивать.

Вопрос о гуманизации пенитенциарной системы обсуждается в стране уже не один год. В поддержку этой идеи неоднократно высказывался президент Владимир Путин. По его мнению, люди, которых осудили за преступление небольшой тяжести, проходят «печальную и далеко не всегда самую эффективную школу жизни».

Сейчас в ведомстве Александра Коновалова готовится законопроект, направленный на совершенствование общественного контроля за обеспечением прав человека в местах лишения свободы. Ведомственный проект позволяет общественным наблюдателям посещать с проверками не только тюрьмы, но и прочие учреждения закрытого типа: психиатрические лечебницы, детские дома, медицинские организации. Они смогут осуществлять там фото- и видеосъемку, использовать приборы контроля над микросредой в помещениях для арестантов.

Минюст согласовывает с правительством инициативу о «медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью».

В документе содержится перечень заболеваний, с которыми нельзя посадить человека в тюрьму. Вместо этого предлагается использовать альтернативную меру – домашний арест. Наиболее распространенные жалобы, которые поступают в СПЧ, – это жалобы на судебные решения. Их очень много.

Некоторые судебные решения просто вызывают оторопь. Недавно в одном следственном изоляторе в Краснодарском крае произошел случай с двумя поразившими случаями. Женщина до приговора суда была под подпиской о невыезде, потому что статья, по которой ее привлекали к ответственности, относится к преступлениям небольшой тяжести: заведомо ложный донос. А суд приговорил ее к году лишения свободы, хотя мог ограничиться штрафом или принудительными работами. При этом у нее шестеро детей и она беременна седьмым ребенком. Судья об этом подумал, прежде чем вынести приговор и взять женщину под стражу в зале суда? У меня вопрос: приговор выносил человек? Если робот выносил приговор, у меня нет вопросов.

Другой пример: несовершеннолетний совершил кражу. Суд ему дает год лишения свободы в воспитательной колонии. При этом он уже девять месяцев отсидел в СИЗО. У него три месяца назад наступило право на условно-досрочное освобождение. О чем думал судья, вынося такой приговор? К сожалению, таких примеров немало.

Одно связано с другим: если суд допускает ошибку, то расхлебывать ошибку будет человек вместе с системой исполнения наказаний. Если невиновный попадает в колонию, как он будет исправляться? Это сломанная судьба.

Очень важно использовать альтернативные меры наказания, необязательно лишать свободы, если речь не идет о тяжких преступлениях.

Отдельный раздел законопроекта посвящен обеспечению учреждений уголовно-исполнительной системы медицинскими препаратами. В частности, функцию ФСИН по закупкам лекарств для заключенных хотят передать Минздраву. Напомним, что Генпрокуратура ранее раскритиковала качество лечения заключенных. По словам генпрокурора Юрия Чайки, смертность в СИЗО и тюрьмах остается высокой: в прошлом году умерли 3977 арестованных и заключенных. При этом подавляющее большинство из них – 87% – скончались именно от различных заболеваний. Виной тому, сообщили в прокуратуре, слабая медицинская база, медленное обновление медицинского оборудования и отсутствие некоторых видов медуслуг.

Озаботились в Минюсте и трудоустройством осужденных. Там предлагают устраивать зэков на работу в госкомпании, для чего могут быть выделены квоты. В министерстве подчеркивают, что речь идет о неопасных преступниках, а также осужденных к исправительным работам. Поскольку этот вид наказания сегодня отбывают по месту основной работы, то из зарплаты просто списывают определенный процент в пользу государства.

Проект Минюста касается и другого наказания – принудительных работ. Несмотря на то, что оно предусмотрено Уголовным кодексом (УК), на практике его практически не применяют из-за отсутствия условий – отрабатывать «срок» граждане должны в исправительных центрах, которых в стране единицы. Зато подготовленный законопроект устанавливает возможность направлять приговоренных к принудительным работам на предприятия вне исправительного центра. Например, на крупные стройки. Они должны будут регулярно регистрироваться в своем исправительном центре, но жить станут в специальных общежитиях.

Кроме того, Минюст совместно со ФСИН занялся разработкой мер, которые позволят снизить переполненность камер в колониях и следственных изоляторах. Как признают чиновники, сегодня там находится очень много мигрантов. Поэтому, настаивают в ведомствах, иностранцев, совершивших преступления небольшой и средней степени тяжести, надо просто быстро депортировать из страны.

Мониторинг показывает, что в последние годы количество жалоб на ненадлежащее качество медицинской помощи значительно уменьшается до 15% ежегодно.

Когда стартовала федеральная целевая программа развития уголовно-исполнительной системы, было принято решение о создании новой модели медицинской службы. Это направление начало реализовываться с 2013 года. Были созданы медико-санитарные части, являющиеся самостоятельными юридическими лицами. Ранее в исправительных учреждениях и следственных изоляторах существовали разрозненные медицинские подразделения, которыми напрямую руководили начальники колоний и СИЗО. Это неправильно даже с точки зрения корпоративной вертикали.

За счет избрания других мер пресечения, за счет строительства и реконструкции следственных изоляторов. Может быть, за счет того, что подследственные меньшее время стали находиться в следственных изоляторах. Весь комплекс проблем потихоньку решается, но до конца не решен.

Выделить очень большие средства на постройку новых следственных изоляторов в современных условиях невозможно, а суды отказываются от того, чтобы учитывать положения Конвенции по предупреждению пыток. А там написано, что нельзя принимать решения, приводящие к пыткам. Когда суд принимает решение о направлении в переполненный следственный изолятор, судья своим решением нарушает требования конвенции, которую подписала Российская Федерация.

Мы неоднократно предлагали законодательно запретить принимать людей в следственные изоляторы сверх установленного лимита. Но на это не пошли следственные органы. Предлагалось закрепить за переполненными следственными изоляторами другие следственные изоляторы, чтобы направлять туда, вплоть до других регионов. Это предложение Европейского суда по правам человека. Были созданы комиссии, ФСИН информировала суды, где есть места, но всё равно следственные органы не идут на то, чтобы ездить в другие регионы к своим подследственным.

Возрастает роль учителей общеобразовательной школы ВК, мастеров вокальной школы, воспитателей, психологов и социальных работников колонии. Здесь важно не просто передать навыки, а привить подростку навыки нравственного поведения, интерес к учебной и профессиональной деятельности, что невозможно без установления положительного отношения тюремного персонала к конвенциям.

Так например во время весенней сессии сенаторы проконтролируют исполнение постановления Совета Федерации об особенностях отбывания наказания женщин и детей в местах лишения свободы. Об этом заявила первый зампред Комитета Совфеда по конституционному законодательству Людмила Бокова.

Выступая на «круглом столе» в центральном управлении ФСИН, сенатор рассказала о мерах гуманизации условий содержания женщин и детей в исправительных учреждениях. Документ был одобрен палатой летом 2017 года, однако отдельные рекомендации были приняты в декабре, отметила она.

В числе первоочередных мер, направленных на гуманизацию условий содержания в учреждениях УИС женщин и детей, сенатор отметила создание изолированных исправительных центров не только при УИС, но и в пределах территории субъекта.

Кроме того, постановление предусматривает адаптацию исправительных учреждений для инвалидов. «Ещё один важный пункт касается улучшения условий содержания беременных женщин».

Министерство юстиции выступило с инициативой направлять осужденных отбывать наказание в колонии в непосредственной близости от места жительства. Разработанный министерством законопроект предусматривает, что тюрьма должна находиться в том же регионе, где проживает сам преступник или его близкие родственники. Поправки в УПК появились благодаря совместной работе ведомства и уполномоченного по правам человека при президенте России Татьяны Москальковой. Давайте разберемся, что же стало причиной внесения подобных изменений в законодательство.

Исторически в России сложилась традиция отправлять осужденных для отбывания наказания в отдаленные места (Сибирь, северные территории и т.д.). Причин для этого было несколько. Во-первых, таким образом решалась ситуация с физической изоляцией правонарушителей от мест цивилизации (крупных городов). Во-вторых, суровые климатическое условия выступали дополнительным фактором наказания за содеянное. И наконец, в-третьих, размещение вдали от дома затрудняло возможность родственникам часто навещать «сидельцев».

В годы сталинских репрессий отбывание наказания в далеких лагерях дополнялось обязанностью добычи и заготовки природных ресурсов, которые тоже, как правило, располагались не в самых благоприятных климатических зонах.

С распадом Советского Союза и заменой репрессивного законодательства на более либеральное, появились положения ст. 73 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, предписывающие отбывать наказание в исправительных учреждениях в пределах территории субъекта, в котором осужденные проживали или были осуждены. Лишь в исключительных случаях (по состоянию здоровья осужденных, или для обеспечения их личной безопасности, либо с их согласия) осужденные могли быть направлены для отбывания наказания в исправительное учреждение, расположенное на территории другого региона.

Если же по месту жительства или по месту осуждения подходящей колонии нет или в ней нет мест, осужденного положено было направить в другую колоний в том же регионе, либо по согласованию с ФСИН в учреждение на территории ближайшего субъекта.

Однако с течением времени и изменением общественно-политической ситуации в стране эти положения уголовно-исполнительного законодательства стали меняться в сторону ужесточения.

В 2005 и 2007 годах в ст. 73 УИК РФ были внесены изменения, позволяющие сотрудникам ФСИН при отсутствии по месту жительства осужденного соответствующего вида учреждения либо при отсутствии мест в указанных учреждениях направлять граждан для отбывания наказания в любой другой субъект России. Этими же поправками была изменена территориальная привязка к месту жительства для лиц, осужденных за преступления экстремистской и террористической направленности.

Между тем в адрес уполномоченного по правам человека в России ежегодно поступает огромное количество обращений от родных и близких осужденных с просьбами проявить гуманизм и перевести заключенных из отдаленных колоний в учреждения, расположенные ближе к месту жительства родственников. Эта проблема даже стала отдельной темой для обсуждения в ежегодном докладе российского омбудсмена президенту за 2017 год.

По официальным данным Федеральной службы исполнения наказаний, в нашей стране функционируют более 500 исправительных колоний, более 120 колоний-поселений, 69 лечебных исправительных учреждений.

Следовательно, предложенные изменения позволят говорить о гуманизации пенитенциарной системы. В первую очередь гуманизм будет проявлен к родственникам лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы. Ни в чем не виновные, они были вынуждены преодолевать сотни или даже тысячи километров и тратить существенные средства на билеты и гостиницы в надежде увидеть своих осужденных родных.

Затем, частые свидания с близкими позволят стабилизировать эмоциональное состояние заключенных. Это позволит им сосредоточиться на осознании вины и самосовершенствовании. Таким образом, мы сделаем шаг к тому, чтобы не жестоко наказывать преступников, а помогать им исправляться. А ведь в этом и состоит смысл системы в развитом гуманном государстве.

Кроме того, в документе содержится предложение увеличить возраст детей, содержащихся в домах ребёнка при колониях, чтобы не отлучать их от матерей.

Постановление предполагает координацию усилий всех заинтересованных министерств и ведомств, а также общественных организаций. «Мы готовы поддерживать и экспертно включаться в реализацию», – пообещала от имени палаты регионов сенатор Бокова.

В настоящее время необходимо реформировать действующий ВК, призванный отбывать наказание лицам, совершившим преступления и совершившим их в возрасте до совершеннолетия. Необходимость такой реформы объясняется, по меньшей мере двумя причинами.

Во-первых, внешняя причина, связанная с желанием пенитенциарной системы

Россия будет подходить к международным стандартам, в частности к европейским тюремным правилам (2006 год), европейским правилам для несовершеннолетних, отбывающих различные виды наказания (2008 год), требованиям Европейского комитета против пыток и другим международно-правовым документам, касающимся лиц, лишенных свободы.

Во-вторых, реформа вызвана внутренней причиной, связанной с необходимостью учета динамики изменений во внутренней уголовной и уголовно-исполнительной политике. В последнее время произошло существенное изменение условий отбывания наказания осужденных за мины в сторону гуманизации. Проводится декриминализация отдельных элементов преступлений, предусмотренных статьями Уголовного кодекса Российской Федерации, которые отнесены к категории административных правонарушений. Расширяется практика применения судами альтернативных приговоров к лишению свободы к конвенциям о несовершеннолетних. В связи с этим количество конфликтов в ВК значительно сократилось.

Есть и другая тенденция: сейчас наиболее сложная в уголовном плане категория осужденных, отбывающих наказание за тяжкие и особо тяжкие преступления, сосредоточена в ВК.

До сих пор ВК остается активным негативистом, склонным к различным формам деструктивного поведения, распространению воровских традиций и криминальной субкультуры. Во многом этому способствует отбывает наказание в одном учреждении осужденных за преступления небольшой и средней тяжести и за особо тяжкие преступления. Необходимо ввести в практику раздельное содержание осужденных несовершеннолетних. При назначении наказания суд должен учитывать тяжесть и общественную опасность совершаемых им преступлений, личные характеристики.


Библиографическая ссылка

Спектор Л.А., Цибарт К.С. ГУМАНИЗАЦИЯ УСЛОВИЙ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2019. – № 3-2. – С. 206-210;
URL: https://vaael.ru/ru/article/view?id=394 (дата обращения: 16.06.2024).