Научный журнал
Вестник Алтайской академии экономики и права
Print ISSN 1818-4057
Online ISSN 2226-3977
Перечень ВАК

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА, ПРАКТИКА И ОБРАЗОВАНИЕ: ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Кусургашева Л.В. 1 Давыдова В.Н. 1
1 ФГБОУ ВО «Кузбасский государственный технический университет имени Т.Ф. Горбачева»
Статья посвящена часто обсуждаемой в экономической науке проблеме разрыва между теорией и практикой. Показано, что отрыв теории от практики на современном этапе в онтологическом плане детерминируется трансформацией науки в технонауку, определившей в глобальном смысле фундаментальный сдвиг от объяснения действительности и прогнозирования изменений к прикладному знанию, к пользе, которую может принести знание теоретическое. Выделены основные последствия превращения науки в технонауку в отношении экономической теории и экономического образования. Рассмотрена концептуальная схема взаимодействия науки, практики и образования. Показано, что в процессе рыночного реформирования российского общества в высшее образование была имплантирована дисциплина, не имеющая ничего общего с экономической реальностью. Подчеркнуты негативные последствия чрезмерной формализации и математизации экономической теории. Акцентирован смысл экономической теории как науки и как учебной дисциплины – формирование определенной картины экономической реальности и целостного, системного мировоззрения. Подчеркнута роль фундаментальной науки в подготовке специалистов.
технонаука
практико-ориентированная парадигма высшего образования
разрыв теории и практики
картина экономической реальности
мировоззрение
политическая экономия
1. Andreopoulos G.C., Panayides A. Teaching Economics To The Best Undergraduates: What Are The Problems? // American Journal of Business Education. 2009. Vol. 2. № 6. Р. 117-121.
2. Pühringer S., Bäuerle L. What economics education is missing: the real world // International Journal of Social Economics. 2019. Vol. 46. № 8. Р. 977-991.
3. Nelson E. The re-education of Economics 101. QUARTZ. 2018, December 15. URL: https://qz.com/1486238/the-unlikely-reeducation-of-econ-101/ (дата обращения: 12.11.2021).
4. An international student call for pluralism in economics. URL: http://www.isipe.net/open-letter (дата обращения: 12.11.2021).
5. Reflections on the ISIPE Open Letter from around the world. URL: https://www.rethinkeconomics.org/journal/reflections-on-the-isipe-open-letter-from-around-the-world/ (дата обращения: 12.11.2021).
6. Автономов В.С., Дорошенко М.Е., Замков О.О. Высшее экономическое образование в России: трудный путь к мировому уровню // Вопросы образования. 2004. № 2. С. 127-154.
7. Опыт и проблемы преподавания дисциплины «Экономика» («Экономическая теория») для неэкономических направлений: сб. тр. межвуз. науч.-метод. семинаров 17 декабря 2013 г., 22 апреля 2014 г. / сост. Е.А. Драгомилова. СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2014. 121 с.
8. Мухаровский Н.В. Проблемы преподавания экономической теории в вузе // Вестник Омского университета. 1997. Вып. 4. С. 98-99.
9. Кошовец О.Б. Куда движется современная экономическая наука: горизонтальный прогресс, превосходство метода и замещение теории дискурсом // Общественные науки и современность. 2019. № 5. С. 175-190.
10. Степин В.С. Наука // Новая философская энциклопедия. Т. 3. М.: Мысль, 2010. С. 23-28.
11. Столярова О.Е. Можно ли говорить о грехопадении науки? // Эпистемология и философия науки. 2019. Т. 56. № 3. С. 45-50.
12. Бузгалин А.В. Классическая политэкономия: возвращение в университеты // Научные труды Вольного экономического общества России. 2015. Т. 193. № 4. С. 107-140.
13. Капелюшников Р.И. О современном состоянии экономической науки: полусоциологические наблюдения // Вопросы экономики. 2018. № 5. С. 110-128.
14. Афанасьев В.Я., Грабчак Е.П., Корытный М.А., Мищеряков С.В., Черезов А.В. Человеческий капитал для цифровой модернизации экономики // Управление. 2019. № 2. С. 104-115.
15. Белокрылов К.А., Киварина М.В., Мясников А.А., Огурцова Е.В. Роль математики в преподавании базовых экономических дисциплин: мнения студентов и рекомендации // Журнал Новой экономической ассоциации. 2019. № 3 (43). С. 116-150.
16. Кусургашева Л.В., Лубягина Л.У., Муромцева А.К. Национальная экономия как способ реализации социального потенциала экономической теории // Проблемы современной экономики. 2018. № (67). С. 67-71.
17. Ананьин О. Экономические онтологии и экономические институты // Федерализм. 2013. № 1 (69). С. 75-100.
18. Баскакова О.В, Сейко Л.Ф. Экономика предприятия (организации): учебник. М.: Дашков и Кº, 2018. 370 с.
19. Экономика как искусство: методологические вопросы применения экономической теории в прикладных социально-экономических исследованиях / отв. ред. О.И. Ананьин. М.: Наука, 2008. 255 с.
20. Жернов Е.Е., Нехода Е.В. Технологии социализации экономики знаний в ресурсодобывающем регионе // Вестник Томского государственного университета. 2015. № 399. С. 188-198.

Введение

Наступление XXI века ознаменовалось изменением статуса и значения фундаментальных дисциплин в российской системе высшего образования. Для экономического образования речь идет об экономической теории, роль которой в познании объективной реальности трудно переоценить. Знание и понимание закономерностей социально-экономического развития, общих принципов организации и механизма функционирования общественного производства, мотивов и стимулов деятельности хозяйствующих субъектов, типов рыночных структур и других характеристик экономики как объекта экономической теории составляют основу экономической культуры, мышления и, в конечном итоге, действий будущего специалиста – профессионала любого профиля. В более конкретном смысле овладение экономической теорией составляет исходную базу формирования экономических компетенций, необходимых студенту для реализации себя в будущем в различных ролях: потребителя, производителя, наемного рабочего, предпринимателя, инвестора и т.п. В то же время значение фундаментальной экономической подготовки в процессе трансформации высшего образования неуклонно снижалось и достигло к настоящему времени критического уровня. Анализ образовательных программ вузов в динамике достаточно отчетливо показывает тенденцию сокращения общей трудоемкости освоения студентами экономической теории вплоть до полного отказа от включения ее в учебные планы. Такая тенденция логично вытекает из главного тренда в реформе высшего образования последнего времени – переход к практико-ориентированной парадигме высшего образования и компетентностному подходу к результатам обучения. В связи с этим в статье ставится цель определения содержания и роли экономической теории как учебной дисциплины в контексте изменений общественной практики и социального запроса к экономической подготовке выпускников вузов.

Материал и методы исследования

Данная работа базируется на критическом анализе, обобщении и систематизации отечественных и зарубежных публикаций, использовании общенаучных методов познания и многолетнем опыте преподавания экономической теории авторами в системе высшей школы.

В западном общественном дискурсе проблемы высшего экономического образования и преподавания экономической теории обсуждаются очень широко; созданы и функционируют специализированные научные журналы (Journal of Economic Education и другие) форумы и сети (Economics Network, CORE Economics Education и другие). Если до кризиса в литературе и на различных площадках основные темы были связаны со стилем и методами преподавания [1], то мировой экономический кризис 2008–2009 годов заставил обратиться к проблематике «кризис экономики и кризис экономической теории», то есть акцент сместился с методики преподавания на содержание дисциплины [2]. Главная мысль в дискуссиях последнего десятилетия прослеживается достаточно четко: в университетах и колледжах студенты вместо реальной экономики изучают абстрактную (умозрительную) науку, не имеющую никакого отношения к тем проблемам, которые их волнуют и которые они хотели бы понять (бедность, неравенство, устойчивость, экология, технологические инновации и т.д.) [3]. Следует отметить, что активность со стороны самих студентов сыграла немаловажную роль в такой постановке проблемы: в мае 2014 года члены студенческих организаций из разных стран сформировали Международную студенческую инициативу по плюралистической экономике (International Student Initiative for Pluralism in Economics – ISIPE), которая выступила с открытым письмом, констатировавшим кризис преподавания из-за доминирования неоклассической теории в учебных программах и содержавшим призыв к перестройке экономического образования на основе принципов плюрализма, реалистичности, критичности и междисциплинарности [4]. ISIPE провела две международные встречи (Тюбинген, 2015 году и Париж, 2016) и, хотя она не превратилась в официальную организацию, нельзя сказать, что ее деятельность осталась в прошлом, многие студенческие организации продолжают функционировать [5], что свидетельствует о важности и нерешенности заявленной проблемы.

В России проблемам экономического образования и преподавания экономической теории не уделяется такого внимания, как на Западе. Отчасти это объясняется уникальностью сложившейся в 90-е годы прошлого века ситуации в отношении социальных (общественных) дисциплин, когда основное содержание их претерпевало кардинальную ломку научной парадигмы, заданную рыночной трансформацией российского общества, необходимостью преодоления «наследия коммунистической эпохи» и приближения российского экономического образования к международным образцам [6]. Поэтому, начиная с 90-х годов и по настоящее время, вектор исследований преимущественно связан с поиском организационно-методических факторов имплантации западной экономической теории («экономикс») в образовательные программы экономического и неэкономического профилей [7]. При этом нельзя сказать, что высказанные в 90-е годы опасения в отношении абсолютизации «чужого опыта и отказа от сложившихся традиций преподавания экономических дисциплин в отечественной высшей школе» [8], а также содержательные проблемы, связанные с изменяющейся образовательной парадигмой, заняли сколько-нибудь заметное место в дискуссиях. Кроме того, в отличие от Запада, и в отличие от бизнес-образования у нас до сих пор нет специализированных журналов и профессиональных площадок для обсуждения. Видимо, преподавание экономической теории как предмет исследования является слишком специальным и узким в контексте накопившихся проблем высшего образования.

Исходной предпосылкой исследования выступает положение о том, что начавшийся во второй половине XX века процесс превращения науки в технонауку кардинально изменил содержание экономической теории, обусловив «фундаментальный сдвиг от науки, теории и объяснения действительности к ремеслу, технике и преобразованию (конструированию) реальности [9, с. 177].

Наука в классическом смысле определяется как «особый вид познавательной деятельности, нацеленной на выработку объективных, системно организованных и обоснованных знаний о мире» [10, с. 23]. Отсюда основной функцией науки является познавательная, и отсюда же – разделение на фундаментальные и прикладные науки. Если фундаментальные исследования направлены на познание мира, как он есть на самом деле, и целью их является поиск истины, то цель прикладных наук – польза, вытекающая из практических потребностей общества. Закономерностью развития науки на современном этапе является превращение ее в технонауку, «сращение научных исследований с техникой, экономикой, политикой» [11, с. 45]. Выяснение причин трансформации науки в технонауку требует отдельного рассмотрения; здесь же отметим одно из ее последствий, относящееся к сфере образования. А именно, смена знаниевой парадигмы практико-ориентированной, обуславливающей, в свою очередь, изменение содержания и роли фундаментальных дисциплин в процессе обучения в высшей школе.

Результаты исследования и их обсуждение

Экономическая теория как учебная дисциплина начинается с постановки трех фундаментальных вопросов, которые должны решаться в любом обществе: что, как и для кого производить? Статус фундаментальных этим вопросам придает не только их укорененность в специфике хозяйственной деятельности, но и возможность представить с их помощью практически любую проблему человеческой жизнедеятельности. Применительно к преподаванию экономической теории последняя будет выглядеть так: что, как и для кого преподавать?

Рамки данной статьи не позволяют рассмотреть все эти проблемы, поэтому ограничимся наиболее важной из них: что преподавать? На первый взгляд кажется, что такой проблемы нет. Есть экономическая наука, история которой насчитывает не одно столетие (а если считать от Аристотеля, то и больше тысячи лет), есть хозяйственная практика, которую эта теория так или иначе отражает, и есть учебники, в которых присутствуют дидактические единицы, воспроизводящие содержание экономической теории как учебной дисциплины. С точки зрения классической науки в общем виде взаимодействие этих трех сфер жизни общества можно свести к следующему: экономическая теория возникла и развивается как отражение хозяйственной деятельности людей (практики) и в виде устоявшихся, конвенциональных положений используется в экономическом образовании. С другой стороны, в этой цепочке (практика → наука → образование) существуют и обратные связи: экономическая теория развивается не только под определяющим влиянием практики, но и сама оказывает воздействие на нее, являясь основой экономической политики, а экономическое образование, формируя определенный тип мышления и поставляя и теории, и практике кадры, может задержать или ускорить развитие той и другой. Справедливости ради отметим неоднозначность и нелинейность такой взаимосвязи, обусловленных чаще всего влиянием идеологии и политики и проявляющихся в том, что далеко не всегда в прошлом и настоящем, и не все субъекты деятельности руководствуются усвоенными в университете знаниями, умениями и навыками. В частности, представитель школы постсоветского марксизма А.В. Бузгалин так определяет связь практики, экономической теории и образования: «Автор этих строк, в отличие от иных мировых авторитетов, не считает, что президенты и министры делают то, чему их научили их университетские профессора. Практика доказывает: эконом-политики делают то, что соответствует интересам правящего политико-экономического класса. Но, тем не менее, фундаментальное политико-экономическое образование способно влиять на общественное мнение, которое, в свою очередь, способно формировать общественный запрос на иную экономическую политику. А этот запрос, в конечном итоге, может, как минимум, ограничивать аппетиты правящего класса, как максимум – приводить к его замене» [12, с. 116]. Как видно, даже и в этом скептическом замечании известного ученого признается влияние экономической теории и образования на практику, понимаемую в данном случае предельно широко.

При определенных условиях взаимосвязь практики, науки и образования нарушается, происходит разрыв теории и практики, теории и образования, практики и образования, что имеет деструктивные последствия для экономической системы в целом. Представляется, что именно это произошло в процессе российской трансформации. Главная проблема, на наш взгляд, заключается в разрыве между теорией и практикой.

Соотношение теории и практики – сложнейший вопрос, который сопровождает всю историю развития экономической науки и который до сих пор не получил однозначного решения. Не вдаваясь во все тонкости этой проблемы, отметим здесь то, что имеет непосредственное отношение к преподаванию экономической теории в российской высшей школе на современном этапе.

Во-первых, в 90-е годы в качестве стандарта административным путем была внедрена дисциплина, мало или совсем не имеющая ничего общего с реальностью, которую она призвана отражать.

Отмеченная выше трансформация науки в технонауку в отношении экономической теории привела к господству эконометрического моделирования («эконометриковерию») и атеоретичности («эмпирическому повороту») [13]. Если примерно до середины XX века эволюция экономической науки шла через появление теорий, претендующих на универсальность и открытие всеобщих законов, то тенденцией последних 50–70-ти лет является создание математических моделей, приспособленных для объяснения конкретных ситуаций с заданными условиями и решению конкретных задач с проектируемыми результатами. Характеризуя в целом состояние экономической теории, к которому она пришла на рубеже XX–XXI вв., О.Б. Кошовец пишет: «… моделирование стало основным содержанием обучения и ключевым элементом деятельности работающих в этой сфере специалистов, а сама дисциплина предстает как «ящик исследовательских инструментов» по производству «как если бы» (as if) теорий и знания о любом («возможном») социальном мире. В итоге экономическая теория, по сути, специально не связана (как это ни парадоксально) с изучением экономической реальности» [9, с. 178]. Уточним: несмотря на то, что современная экономическая наука представлена множеством школ, подходов и направлений, доминирующим среди них, так называемым mainstream economics, является крайне формализованное в своем содержании и используемым математическим методам неоклассическое направление. Вполне логично, что неоклассическая ортодоксия определяет содержание экономической теории как учебной дисциплины. Во многом именно против этого выступают студенты на Западе; в России студенты не протестуют, но в большинстве своем не понимают, что и зачем они изучают в курсе экономической теории (экономики). Это приводит к отсутствию у них должных мотивации, заинтересованности и вовлеченности в процесс обучения. Став потом профессионалами, они так и остаются в недоумении относительно того, что им преподавали в вузе под видом «экономики». Так, авторы недавней публикации по формированию экосистемы профессионального образования, среди которых только один «теоретик» и три «практика» признаются, что «многое, чему нас учили в школе и институте в части экономики, в реальности выглядит иначе и часто не работает» [14, c. 106].

В связи с этим интерес представляет развернувшаяся в последнее время в отечественной литературе дискуссия о необходимости математики в преподавании экономики [15]. Если говорить в целом об экономических дисциплинах, то, очевидно, никто не будет спорить с тезисом о важности математической подготовки обучающихся и широком применении математического аппарата в преподавании. Однако, что касается экономической теории, то здесь возникают большие затруднения, известные в науке как «споры о методах», обострявших и обнажавших принципиально важные вопросы не только о допустимых и возможных методах исследования, но и о предмете и самом смысле (сути) экономической теории. Дело в том, экономическая теория – это наука: а) социальная и б) фундаментальная. Как наука социальная она носит исторически ограниченный и социально обусловленный характер; как наука фундаментальная – направлена на выработку системного представления о социально-экономических явлениях и процессах. Эти особенности экономической теории определяют содержание функций, которые она выполняет [16] и которые придают ей смысл и назначение в обществе и, в том числе, в высшей школе.

Представляется, что смысл экономической теории как науки заключается в формировании определенной картины экономической реальности (КЭР), репрезентирующей предмет исследования. «Общая картина экономической реальности, или частная онтология, – пишет известный российский методолог О. Ананьин, – задается системой базовых понятий – категорий, вокруг которых складываются понятийные структуры, формирующие идеальные объекты, призванные отображать свойства и закономерности объектов реального мира» [17, с. 75]. Иначе говоря, КЭР фиксирует экономическую реальность в виде основных принципов, законов, понятий и категорий, отражающих объект исследования (экономику), на определенном этапе его исторического развития. Следует подчеркнуть, что формирование картины исследуемой реальности происходит внутри данной науки, но под сильным влиянием определенных философских принципов и определенной идеологии (мировоззрения). Отсюда вытекает, что главной функцией экономической теории и как науки, и как учебной дисциплины является мировоззренческая функция.

Экономическая теория, представленная в настоящее время в наших образовательных программах, не выполняет этой своей главной функции, поскольку, являясь отражением mainstream economics, исключает целостность и системность теории, а, следовательно, и ее мировоззренческую компоненту. В обучении на вводном уровне начинают преобладать графики, формулы, задачи, вытесняя содержательный (социальный) аспект изучаемого материала; на продвинутом уровне упор делается на кейс-стади (сase study), которые, видимо, могут «познакомить» студента с конкретными ситуациями, но совершенно определенно не способствует выработке системного мышления. К тому же для решения того или иного кейса по экономике необходимо знать, какие модели существуют в теории, и для каких целей они были разработаны, то есть необходимы, с одной стороны, знание истории науки, а с другой – умение диагностировать проблемы (ситуации). И то, и другое можно достичь только в процессе изучения фундаментальной экономической теории.

Во-вторых, разрыв теории и практики – проблема не только и, может быть, не столько экономической теории, сколько экономической науки в целом. В настоящее время экономическая наука представляет собой простую совокупность разрозненных экономических дисциплин, а не их целостную систему, как должно быть. В этой системе экономическая теория в силу специфики своего предмета, его всеобщего характера занимает особое место. Общим местом является положение о том, что она образует ее (системы) теоретическую и методологическую основу. Это означает, что экономическая теория должна продолжаться в конкретных экономических дисциплинах, быть методом и способом анализа конкретных хозяйственных форм и институтов, характерных для отдельных отраслей, сфер и функций экономики (вопрос о том, способна ли современная экономическая теория – mainstream economics, в принципе быть методом конкретного исследования остается открытым). Однако на самом деле разрыв между экономической теорией и конкретными экономическими дисциплинами, имевший место и в советское время, в связи с переходом к рыночной экономике и сменой парадигмы экономической теории еще более углубился, приобретая порой недопустимые формы. Как пример можно привести все еще встречающиеся в учебниках определение стоимости общественного необходимыми затратами труда и в то же время указание на то, что «цена является связующим звеном между производителем и потребителем, т.е. инструментом обеспечения равновесия спроса и предложения» [18, с. 212]. Общественно необходимый труд как основа стоимости и цена как инструмент обеспечения равновесия спроса и предложения – эти понятия вытекают из разных картин экономической реальности (марксистской и неоклассической) и они, соответственно, противоречат друг другу. Естественно, что ни о каком целостном мировоззрении в данном случае говорить не приходится.

Во-третьих, любая наука, будь то экономическая теория или конкретные экономические дисциплины, имеет теоретический и прикладной аспекты. Экономическая теория и конкретные экономические дисциплины отличаются не по уровню абстрактности, понимаемому как удаленность от практики, а по своему специфическому предмету. Что касается экономической теории, то ее прикладной аспект заключается в общем смысле в том, что О.И. Ананьин вслед за Дж.М. Кейнсом называет искусством экономики: «это широкий спектр исследований, связанных с диагностикой реальных экономик, их подсистем и элементов, прогнозированием социально-экономических процессов, разработкой экономико-политических стратегий и программ, вариантов реформирования экономических институтов (институциональным дизайном)» [19, с. 250]. К этому стоит добавить обучение методам освоения социального пространства – социальным технологиям [20]. Некоторые из этих направлений уже разрабатываются на Западе и теперь и в России (теория отраслевых рынков, новая институциональная экономика, экономическая компаративистика) и могут быть включены учебные планы, если, конечно, ставится задача приблизить теорию к практике.

Заключение

Современный этап развития экономической науки характеризуется нарастанием разрыва между теорией и практикой, обусловленным глобальным переходом от науки к технонауке. Фундаментальная составляющая экономической науки – экономическая теория – в том виде, в котором она занимает доминирующее положение, отторгается не только студенчеством, но и значительной частью научно-образовательного сообщества. В этих условиях переход российской высшей школы на западные стандарты не кажется разумной мерой. Тем не менее в краткосрочном плане тенденция снижения роли и значения фундаментальных дисциплин и смена знаниевой парадигмы образования практико-ориентированной будет, очевидно, продолжена. Эта данность диктует необходимость перестройки экономического образования как минимум в одном направлении: ввести в учебные планы общую экономическую теорию, основу которой должна составить политическая экономия, реактуализированная в соответствии с новым этапом развития экономики и общества. Изучение политической экономии позволяет формировать целостную картину экономической реальности, которая может служить основой выработки и принятия системных решений на всех уровнях экономики.


Библиографическая ссылка

Кусургашева Л.В., Давыдова В.Н. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА, ПРАКТИКА И ОБРАЗОВАНИЕ: ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2021. – № 11-2. – С. 237-243;
URL: https://vaael.ru/ru/article/view?id=1941 (дата обращения: 19.05.2022).