Научный журнал
Вестник Алтайской академии экономики и права
Print ISSN 1818-4057
Online ISSN 2226-3977
Перечень ВАК

СМЕНА ПАРАДИГМЫ УПРАВЛЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИМИ И СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИМИ ПРОЦЕССАМИ В УСЛОВИЯХ НОВЫХ ВЫЗОВОВ

Афонасова М.А. 1
1 ФГБОУ ВО «Томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники»
В статье рассматриваются вопросы управления экономическими и социально-политическими процессами, обосновывается необходимость смены парадигмы государственного управления в периоды крайней неустойчивости, социальной нестабильности, кризисов, трансформаций. Показано, что качество государственного управления в периоды кризисов и изменений определяется способностью государства разрабатывать и проводить политику социального и экономического развития с учетом динамики развития экономики и социума, чтобы не навязать обществу неэффективные траектории развития, которые будут приводить к нарастанию социальной напряженности и являться тормозом для экономического и социального развития страны. Актуальность исследования обусловлена отсутствием научно-обоснованной концепции управления социально-экономическими процессами и отношениями в периоды осуществления коренных трансформаций, кризисов, реформ. В статье раскрыты причины социальной напряженности, предложен подход к управлению социально-политическими процессами в условиях меняющихся параметров внешней среды. В исследовании применен методологический подход, позволяющий рассматривать социальную несправедливость как междисциплинарную проблему, требующую разрешения через нахождения методов осуществления общественного консенсуса.
экономические системы
социально-политические процессы
социальная напряженность
управление
вызовы
трансформация
Библиографический список
1. Чумиков А.Н. Конфликтология социальных отношений как комплексная научная дисциплина и практическая специализация // Социологические исследования. 1997. № 7. С. 52.
2. Сорокин П. Социальная стратификация и мобильность. URL: https://sociology.mephi.ru/docs/sociologia/html/sorokin_soc_strat_mobile.html (дата обращения: 20.09.2021).
3. Буданов В.Г. Синергетика: мировоззрение, методология, наука // Стратегическая стабильность. 2001. № 3. С. 45-62.
4. Дмитриев A.B. Конфликтология. М.: Гардарики, 2000. 320 с.
5. Зайцев А.К. Социальный конфликт. М.: Инфра-М, 2001. 209 с.
6. Запрудский Ю.Г. Внутри конфликта // Социс. 1993. № 7. С. 36-48.
7. Конфликтология / под ред. А.Я. Кибанова. М.: Инфра-М, 2009. 240 с.
8. Малков С.Ю. Применение синергетики для моделирования социальных процессов // Синергетическая парадигма. Социальная синергетика. М.: ПрогрессТрадиция, 2009. 202 с.
9. Чувашова Н.И. Структура и динамика социально-политических конфликтов в современном российском обществе: автореф. дис. ... д-ра полит. наук. М., 2007. С. 17-30.
10. Бобровникова М.А., Шевченко В.Н. Социально-политические процессы в современной России: особенности, тенденции, перспективы // Современные проблемы науки и образования. 2015. № 1 (часть 1). URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=19274 (дата обращения: 12.09.2021).
11. Кильмашкина Т.Н. Предупреждение социального конфликта как элемент управления им // Труды Академии управления МВД России. 2015. № 1 (33). С. 9-12.
12. Афонасова М.А. К вопросу об устойчивости экономических систем в условиях неопределенной внешней среды // Вестник Алтайской академии экономики и права. 2020. № 2. С. 20-27. URL: https://www.vaael.ru/ru/article/view?id=994 (дата обращения: 21.10.2021).
13. Доклад об экономике России. URL: (дата обращения: 20.09.2021).
14. Росстат подтвердил оценку падения ВВП в 1 квартале на уровне 0,7%. URL: https://tass.ru/ekonomika/11812255 (дата обращения: 20.09.2021).
15. Падение экономики России из-за пандемии стало максимальным за 11 лет. URL: https://www.rbc.ru/economics/01/02/2021/6017e1819a7947cb98f23f95 (дата обращения: 20.09.2021).
16. Приток иностранных инвестиций в Россию рухнул до минимума за 26 лет. URL: https://www.finanz.ru/novosti/aktsii/pritok-inostrannykh-investiciy-v-rossiyu-rukhnul-do-minimuma-za-26-let-1029983180 (дата обращения: 20.09.2021).
17. Отток капитала из России в 2019 году вырос более чем в полтора раза. URL: https://www.kommersant.ru/doc/4058729 (дата обращения: 28.09.2021).
18. ЦБ заявил о двукратном росте оттока капитала из России в 2020 г. URL: https://www.vedomosti.ru/economics/news/2021/01/19/854650-tsb-zayavil-o-dvukratnom-roste-ottoka-kapitala-iz-rossii-v-2020-godu (дата обращения: 28.09.2021).
19. Росстат сообщил о росте убыли населения в России на 62% за семь месяцев. URL: https://www.interfax.ru/russia/787025 (дата обращения: 28.09.2021).
20. Рабочие места создавались в последние три года лишь в 25 регионах. URL: https://riarating.ru/regions/20200414/630165167.html (дата обращения: 28.09.2021).
21. Мареева С.В. Монетарное неравенство в России в социологическом измерении. URL: https://econs.online/articles/opinions/monetarnoe-neravenstvo-v-rossii/ (дата обращения: 22.10.2021).

Введение

Управление экономическими и социально-политическими процессами в периоды крайней неустойчивости экономики и социума, а также на этапе радикальных перемен во всех сферах жизнедеятельности общества является одной из важнейших задач, стоящих перед органами управления всех уровней. Выраженный социальный и экономический диспаритет между различными российскими регионами, демографические и экологические проблемы, обострение социальных противоречий заставляют по-новому взглянуть на многие проекты и планы, реализуемые органами управления федерального и регионального уровней. Традиционные подходы и методы управления демонстрируют неспособность прогнозировать и своевременно реагировать на различного рода катаклизмы, социальные конфликты, в которых переплетается целый спектр экономических, политических, идеологических, культурных и других факторов общественной жизни. По мнению ряда исследователей, источником возникновения социальной напряженности в последнее десятилетие является повышенная рискогенность, несбалансированность, неустойчивость экономики, поразивший все мировое сообщество системный кризис, который проявляется в несправедливом распределении доходов, борьбе за власть, неудовлетворенности экономическим положением, снижении уровня жизни большинства населения. Все перечисленное является негативными факторами, сдерживающими экономический рост и устойчивое развитие страны.

Цель исследования – теоретически обосновать целесообразность смены парадигмы управления экономическими и социально-политическими процессами для обеспечения устойчивого роста экономики и социальной стабильности в российских регионах в периоды коренных трансформаций, новых вызовов и угроз.

Актуальность исследования обусловлена отсутствием научно-обоснованной концепции обеспечения социальной стабильности в обществе в периоды крайней неустойчивости экономики, растущих противоречий и конфликтов интересов различных общественных групп, а также отсутствием научных работ по проблемам снижения социальной напряженности в периоды осуществления масштабных трансформаций и реформ. Специалисты отмечают, что эффективное управление придает конфликтному процессу формы, обеспечивающие минимизацию неизбежных политических, социальных, экономических и нравственных потерь [1], способствует снижению социальной напряженности в обществе.

Материал и методы исследования

Существует большое количество исследований и научных работ по управлению социально-экономическими системами, социально-политическими отношениями и процессами. Теоретико-методологические основы управления устойчивым развитием социально-экономических систем содержатся в трудах А. Акоффа, У. Изарда, Л. Вальда, О. Курно, А. Маршалла, В. Парего, П. Самуэльеона, Й. Шумпетера и др.

Исследования в области социального неравенства, социальной стратификации, социальной мобильности проводились российскими учеными П. Сорокиным [2], В.И. Ильиным, Л.А. Беляевой, М.В. Радаевым, Д.А. Рединым, О.И. Шкаратаном и др.

Вопросам прогнозирования социальных конфликтов посвящены труды В.Г. Буданова [3], В.В. Бойко, И.Е. Галицкого, A.B. Дмитриева [4], А.К. Зайцева [5], Ю.Г. Запрудского [6], А.Г. Ковалева, А.Я. Кибанова [7], С.Ю. Малкова [8], Н.И. Чувашовой [9] и др.

В работах отечественных и зарубежных ученых раскрыты многие методологические проблемы управления социально-политическими процессами. Но они не дают ответа на вопрос о том, как управлять социальными процессами и отношениями в кризисных ситуациях, обусловленных появлением новых вызовов и угроз.

В процессе исследования проблем обеспечения социально-политической устойчивости на этапе трансформаций и кризисов автор опирался на труды исследователей в области теории управления, общей теории систем, теории государственного регулирования экономики.

Результаты исследования и их обсуждение

Социально-политические процессы и отношения представляют собой важнейшую сферу жизнедеятельности человеческого общества, являющуюся формой реализации общественно значимых интересов и потребностей личности, социальных групп и всего государства [10].

Специалисты выделяют следующие особенности социально-политических процессов, протекающих в современной России и обусловливающих нарастание социальной напряженности и появление социальных конфликтов в обществе:

- слабость институтов гражданского общества на фоне укрепления существующей вертикали власти;

- значительные разногласия между различными участниками социально-политических отношений;

- высокий уровень концентрации политической власти и стратегических ресурсов в руках правящей элиты [10];

- нарастание социальных различий на основе неравномерности экономического развития территорий, регионов страны;

- нарастание процессов стратификации и маргинализации российского общества, причинами которых являются рост социального неравенства, дисбалансов в доходах разных групп населения, отсутствие социальных лифтов.

Перечисленные особенности социально-политических процессов обусловливают нарастание социальной напряженности и конфликтности в российском обществе. Учитывая современное состояние экономики России и нюансы социальной реальности, представляется целесообразным выделение (формирование) в системе регионального управления специального контура (подсистемы) управления социально-политическими процессами и социальными конфликтами, неизбежно возникающими в периоды осуществления в стране масштабных реформ, трансформаций, кризисов. Поскольку любые трансформационные процессы и кризисы отражаются прежде всего на социальном самочувствии и экономическом благополучии большинства населения страны, ее регионов, то управление социально-политическими процессами следует рассматривать в качестве важного элемента управления обществом.

Управление социальными отношениями, в том числе – социальными конфликтами можно трактовать как особый вид управленческой деятельности, направленный на своевременное распознавание и ослабление влияния конфликтогенных факторов, что впоследствии позволит ограничить возможности их возникновения в будущем [11].

Ряд исследователей считает, что причины возникновения социальной напряженности чаще всего сводятся к тому, что органы управления несвоевременно реагируют, либо вовсе не реагируют на происходящие в изменения. Это может проявляться, например, в несвоевременном выявлении причин социальной напряженности и возникающих противоречий, а также в способах разрешения противоречий. Согласно современным исследованиям, чаще всего приводят к развертыванию деструктивных социальных конфликтов следующие ситуации: рассогласование целей; расслоение социальных групп на отдельные подгруппы и фракции с примерно одинаковым социальным статусом; поощрение неадекватных действий людей; частое проведение референдумов, голосований и пр. [11].

Из этого следует, что своевременная реакция системы управления на происходящие процессы и изменения может способствовать снижению остроты кризисной ситуации и социальной напряженности в обществе. То есть, для предотвращения развития неблагоприятной социально-политической ситуации внутри страны органы регулирования должны осуществлять постоянный мониторинг и планомерные действия по внесению необходимых изменений в систему сложившихся социально-политических и экономических отношений [12].

Состояние экономики России в настоящее время негативно отражается на социальном самочувствии большинства населения страны. В 2020 году ВВП России сократился на 3,0%. Прогнозируемый рост ВВП России в 2021, 2022 и 2023 годах составит 3,2%, 3,2% и 2,3% соответственно. Занятость в России по-прежнему ниже допандемического уровня. Рост реальной заработной платы в 2019–2020 гг. на 1,7% не смог компенсировать падение располагаемых доходов на душу населения, уровень которых в течение трех последних кварталов 2020 года был ниже, чем за аналогичные периоды 2019 года, на 7,9%, 5,3% и 1,7%, соответственно [13]. Промышленное производство падает, потребительские цены растут, наблюдается рост ассиметрии в уровнях развития российских регионов, в размерах доходов и качестве жизни различных групп населения и т. д.

По данным Росстата, падение ВВП России в I квартале 2021 составило 0,7% в годовом выражении, относительно IV квартала 2020 года ВВП снизился на 17,9%. В структуре ВВП расходы на конечное потребление снизились на 1,9% по сравнению с I кварталом 2020 года Сокращение конечного потребления связано со снижением потребительских расходов домашних хозяйств (на 2,8%). Доля оплаты труда в ВВП за отчетный период понизилась с 51,8% до 50,1% [14].

Cреднегодовой темп роста российской экономики за последние пять лет составляет чуть больше 1% (рис. 1) [15]. Тот же показатель глобальной экономики за аналогичный период – 3,3–3,5%. То есть, Россия продолжает сокращать свою долю в общемировом объеме производства товаров и услуг.

Doc2.tif

Рис. 1. Динамика роста ВВП России, %

Doc3.tif

Рис. 2. Динамика объемов прямых иностранных инвестиций в реальный сектор экономики России

Приток иностранных инвестиций в Россию опустился до минимума за 26 лет. По данным ЦБ РФ, на фоне пандемии в 2020 году приток прямых иностранных инвестиций в РФ рухнул в 20 раз. Зарубежные инвесторы вложили в экономику РФ лишь 1,4 млрд долларов против 28,9 млрд годом ранее. Приток иностранных инвестиций стал минимальным с 1994 года (рис. 2) [16].

Серьезной проблемой для экономики России остается отток капитала. По данным ЦБ РФ, чистый отток капитала из РФ в январе-июле 2019 года вырос в 1,6 раза – до 28 млрд долларов по сравнению с 17,4 млрд долларов за аналогичный период 2018 г. По итогам 2018 года чистый отток капитала из России составил 63,3 млрд долларов. [17]. Чистый отток капитала из России в 2020 г., по данным Банка России, увеличился еще более чем в два раза по сравнению с 2019 г. и составил 47,8 миллиарда долларов против 22,1 миллиарда долларов годом ранее [18].

Серьезной социальной проблемой является рост показателя естественной убыли населения в течение последних четырех лет. По данным Росстата, в 2020 году естественная убыль населения в стране выросла более чем в 2 раза – до 688,7 тысячи человек с 316,2 тысячи человек в 2019 году. Эта тенденция продолжилась и в 2021 году [19]. Ежегодно в России исчезает с карты 3–4 города с численностью населения свыше 100 тыс. чел. и десятки сельских поселений с небольшим количеством жителей. Число рабочих мест в стране неуклонно сокращается, каждый год их становится примерно на 400 тысяч меньше. По данным экспертов РИА-Рейтинг, главным фактором сокращения рабочих мест в регионах являются демографические проблемы и отток населения. Наибольшая потеря рабочих мест произошла за последние три года в Курганской области – 10,7%. Также в пятерку аутсайдеров входят: Орловская область (-9,1%), Оренбургская область (-8,0%), Пензенская область (-7,5%), и Республика Северная Осетия – Алания (-7,3%) [20].

Приведенные данные показывают, что об устойчивости экономики и социума в настоящее время речь не идет. Снижение реальных доходов населения, сокращение рабочих мест в регионах, ухудшение социального самочувствия ведут к росту напряженности в обществе. Одним из серьезных вызовов последних лет является стремительный рост дифференциации доходов населения, усугубляемый ограничениями, связанными с пандемией коронавируса. Более того, в условиях кризиса и санитарно-эпидемиологических ограничений неравенство растет, т.е. богатые богатеют, а бедные – беднеют. Коэффициент дифференциации доходов самых богатых и самых бедных в РФ составляет порядка 15-16 при средней зарплате 35 247 руб. и при медиане в 26363 руб. Аналогичный коэффициент в госсекторе составляет – 13,3, в негосударственном – 16,7. Это значит, что уровень социального неравенства является критическим, т.к. данный коэффициент имеет пороговое значение 1:10, и если разница составляет больше чем в 10 раз, это является сигналом социальной опасности. 20% высокооплачиваемых работников получают столько, сколько остальные 80% [10]. Все указанное выше свидетельствует об обострении проблемы социального неравенства и продолжающемся расслоении общества, что чревато негативными последствиями.

В условиях новых технологических, геополитических, экономических вызовов и угроз, кризисов и трансформаций, когда обостряются социальные проблемы, растет напряжение и конфликтность в социуме, становится важным осознание необходимости формирования нового общественного договора между обществом и властью. Такое понимание пока отсутствует в управленческих элитах, нет выраженного запроса на него и среди населения. Но рано или поздно такой запрос появится, и тогда встанет вопрос о том, какими методами и c неравенством каких групп следует бороться. Вариантами являются: поддержание наиболее бедных слоёв населения, или сглаживание неравенства внутри среднего класса, или сокращение отрыва наиболее обеспеченных граждан РФ от большинства населения страны. Постановка подобных вопросов пока не звучит в социально-политической повестке дня, однако без их решения не может быть эффективно реализован ответ на серьезный вызов неравенства [21].

Следует отметить, что кризис, вызванный пандемией коронавируса, еще больше обострил проблему нефинансовых факторов неравенства, таких как неравенство в доступе к медицинским услугам, в условиях занятости (легальный трудовой договор или неформальное трудоустройство), навыках цифровых коммуникаций (возможность работать удаленно, заказы продуктов и услуг через мобильные приложения, телемедицина) и т.п. Эти факторы еще больше обостряют вопросы общественной справедливости, приводят к социальной энтропии, под которой понимается нарушение степени организованности системы, социального порядка, деформация нормативно-ценностных структур.

Социальная энтропия, проявляющаяся через нарушение сбалансированности системы, приводящая к дезорганизации, возрастанию социального хаоса, может выступать фактором, подталкивающим систему к некоторому пределу, границе устойчивости, вблизи которой развитие социально-экономической системы осуществляется с насыщением по мере приближения к своему естественным образом формирующемуся пределу. То есть, нарастание социальной энтропии может вызвать повышение непредсказуемости и разбалансированности социально-экономической системы, снижение уровня социального доверия, ослабление механизмов согласования интересов различных социальных групп, рост социальной неуверенности и неясности социальных перспектив.

Для снижения уровня социальной напряженности, создания предпосылок для достижения общественного консенсуса в периоды кризисов и глобальных перемен целесообразно создать специальный контур управления социально-политическими процессами, в котором будет реализован превентивный механизм предотвращения нестабильности, «выбросов» параметров социально-экономической системы за границы устойчивости при негативных воздействиях внешних и внутренних факторов [12]. Подобный контур, сформированный, например, в системе регионального управления, должен базироваться на механизмах конвергенции, означающих сближение траекторий развития различных подсистем, территорий, социальных групп, сокращение всех видов неравенства. Суть этих механизмов заключается в создании институциональных, ресурсных, инфраструктурных и других условий для повсеместного использования новых технологий, цифровых сервисов, современных средств коммуникации, создающих реальную основу для сокращения существующих различий. Использование механизмов конвергенции в управлении социально-политическими процессами в условиях новых вызовов, трансформаций и кризисов базируется на идее гармонизации личных, корпоративных и общественных интересов в процессе функционирования и развития социально-экономических систем. Формирование таких механизмов должно обеспечить решение задачи повышения устойчивости происходящих социально-политических и экономических процессов, создать своеобразную организационную основу для решения приоритетных задач социально-экономического развития страны.

Заключение

В результате происходящих глобальных изменений социально-экономические системы зачастую функционируют в режиме неустойчивости, развитие экономики идет сложно, противоречиво, целый ряд стратегических установок и проектов не выполняется, структурные и социальные диспропорции усиливаются. Задача обеспечения социальной стабильности и устойчивости общества может быть решена через формирование новой концепции управления, в основе которой лежит идея выделения специального контура управления социально-политическими процессами. В этой концепции важное место принадлежит мониторингу и оценке социального самочувствия общества, уровня социальной энтропии в условиях роста неопределенности, появления новых вызовов и угроз со стороны внутренней и внешней среды.

Сформулированы рекомендации, направленные на предотвращение масштабных социальных потрясений в российском обществе, в том числе, на региональном уровне. Сделан вывод о важности разработки новых методов управления региональным социумом, в котором нарастает социальное неравенство, среда жизнедеятельности становится все более турбулентной, количество вызовов и угроз растет, люди становятся все более уязвимыми перед новыми катаклизмами, болезнями, экономическими и социальными потрясениями. Внедрение в практику управления превентивных механизмов предотвращения социальных всплесков и нестабильностей, основанных на идее конвергентного развития регионов, территорий, различных социальных групп позволит выявлять и эффективно устранять наиболее проблемные сферы, состояние которых определяет уровень социальной и экономической безопасности регионов, отдельных территорий и государства в целом.

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ, проект 21-011-31500.


Библиографическая ссылка

Афонасова М.А. СМЕНА ПАРАДИГМЫ УПРАВЛЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИМИ И СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИМИ ПРОЦЕССАМИ В УСЛОВИЯХ НОВЫХ ВЫЗОВОВ // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2021. – № 11-1. – С. 12-18;
URL: https://vaael.ru/ru/article/view?id=1888 (дата обращения: 22.01.2022).