Научный журнал
Вестник Алтайской академии экономики и права
Print ISSN 1818-4057
Online ISSN 2226-3977
Перечень ВАК

ОЦЕНКА ВЛИЯНИЯ ПОСЛЕДСТВИЙ ПАНДЕМИИ COVID-19 НА СИСТЕМУ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ КАК ОСНОВУ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА

Федорова Л.А. 1 Бутрова Е.В. 2
1 ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов»
2 РТУ – МИРЭА
В настоящее время вся мировая экономика переживает весьма тяжелые последствия пандемии коронавирусной инфекции COVID-19. Сегодня в современном экономическом пространстве, пожалуй, нет отраслей, которых бы не коснулись эти последствия. Сфера профессионального образования, как основа социального-экономического развития общества, оказалась одной из отраслей наиболее подверженных негативному влиянию вынужденного локдауна. Пандемия оказалась индикатором выявления ключевых проблем, связанных с применяемыми образовательными технологиями, качеством функционирующих информационно-телекоммуникационных систем, содержанием и методическим инструментарием программ обучения, порядком организации образовательного процесса. Настоящая статья будет посвящена анализу основных социальных проблем, с которыми столкнулось общество в результате пандемии. Авторы проведут исследование основных платформ дистанционного обучения слушателей, наиболее часто применяемых в период пандемии, проанализируют основные плюсы и минусы их использования, систематизируют методические вопросы их наполнения материалом и адаптации к учебному процессу в условиях онлайн взаимодействия. В статье авторы отдельно уделят внимание комплексному обзору инструментария, используемого в российском профессиональном образовании в новых реалиях, а также направлениям развития профессиональной культуры преподавателя и цифровых компетенций слушателей.
система профессионального образования
социальное развитие
человеческий капитал
оценка
последствия пандемии
инструментарий
дистанционное образование
1. Овчинникова О.П., Овчинникова Н.Э. Этапы развития человеческого капитала в экономической истории // Вестник Пермского национального исследовательского политехнического университета. Социально-экономические науки. 2018. № 3. С. 338-349.
2. Кокуйцева Т.В., Неверов А.В. Человеческий капитал: основные теоретические подходы к анализу и оценке // Друкеровский вестник. 2020. №3 (35). С. 19-36.
3. Двенадцать решений для нового образования: доклад центра стратегических разработок и Высшей школы экономики. М., 2018. Апрель. [Электронный ресурс]. URL: https:/www.hse.ru/news/expertise/217884372.html (дата обращения 05.03.2020).
4. Мальцев В.А., Мальцев К.В. Пандемия и образование // Научные труды Вольного экономического общества России. 2020. №4. С. 402-415.
5. Зернов В.А., Манюшис А.Ю., Валявский А.Ю., Учеваткина Н.В. Образовательное пространство России после пандемии: вызовы, уроки, тренды, возможности // Научные труды Вольного экономического общества России. 2020. №3. С. 304-322.
6. Claro M., Preiss D.D., San Martin E., Jara I., Hinostroza J.E., Valenzuela S., et al. Assessment of 21st century ICT skills in Chile: Test design and results from high school level students // Computers & Education. 2012. № 3. P. 1042-1053. DOI: 10.1016/j.compedu.2012.04.004.
7. Кокуйцева Т.В., Шиманский А.А. Теоретические основы формирования и развития человеческого капитала в российской и зарубежной литературе // Вопросы инновационной экономики.2020. Т. 10. № 10. С. 233-248.
8. Гунина И.А., Логунова И.В., Пестов В.Ю. Повышение эффективности использования человеческого капитала в условиях цифровой трансформации // Регион: системы, экономика, управление. 2019. № 1(44). C. 18-25.
9. Росстат оценил масштаб снижения реальных располагаемых доходов россиян. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/economics/28/01/2021/60129a749a7947cf1ca85d53 (дата обращения 05.03.2021).
10. Методические рекомендации Минобрнауки от 18.03.2020 «Экспертные разъяснения по вопросам, возникающим в связи с использованием онлайн-курсов в целях предупреждения распространения коронавирусной инфекции». [Электронный ресурс]. URL: https://spb.hse.ru/data/2020/03/26/1552979228/METODICh ESKIE_ REKOMENDATsII_ MINOBRNAUKI_OT_18_03_2020.pdf (дата обращения 05.03.2021).

Введение

Уровень функционирования и стратегического развития национальной экономики, улучшение качества жизни населения страны и рост ее продолжительности, а также увеличение благосостояния граждан напрямую взаимосвязаны с ростом качества и эффективности функционирования системы образования и сферы научных исследований и разработок, основой успеха которых является человеческий капитал. В условиях пандемии COVID-19 человеческий капитал стал наиболее ценным и важным ресурсом в борьбе с его последствиями.

Цель исследования – оценка влияния последствий пандемии COVID-19 на систему профессионального образования как основу социального развития человеческого капитала, анализ сформировавшегося потенциала и основных направлений развития профессионального образования в России.

Материал и методы исследования

На современном этапе развития роль человеческого капитала увеличивается за счет того, что отрасли, формирующие его, становятся наиболее крупными в структуре ВВП. При этом определяющее значение приобретают социальные компетенции – способность понимать свое положение в обществе и оптимизировать его (социальные, экономические, правовые знания и прикладные умения) и коммуникативные компетенции (гуманитарные знания, включая владение иностранными языками и образное мышление) [1]. Рассматривая пользовательские навыки использования информационных технологий в обиходе, в части онлайн-образования, работы с социальными сетями и прочие, они также представляются своего рода социальными кросс-культурными компетенциями.

Сегодня в крайне сложных условиях последствий воздействия глобального вызова коронавирусной инфекции, специфические особенности развития человеческого капитала выражаются в отсутствии стабильности треков и паттернов профессионального образования и развития, принятых за основу его формирования. Профессиональные качества, которые вчера воспринимались обществом, как ключевые и были востребованными субъектами национальной экономики, в кратковременной перспективе под воздействием режима локдауна стали неприменимы и не актуальны из-за изменения ситуации на рынке труда, изменения форм занятости и цепочек коммуникаций [2].

Для определения значимости кадровых ресурсов в развитии государства необходимо выявить взаимосвязь между уровнем образования и величиной ВВП на долю одного гражданина. Так, в табл.1 представлена зависимость «третичного образования» (доля населения, обладающая средним профессиональным и высшем образованием) и величины ВВП на душу населения в РФ, а также в технологически развитых странах мира, но эти данные отражали ситуацию в период до наступления локдауна.

Таким образом, в России сложилась неординарная ситуация – при минимальной доле затрат на образование в общих затратах на инновации, наша страна по уровню образованности населения входит в пятерку лидеров [3]. В связи с этим возникает вопрос о качестве нашего образования – почему максимальный охват граждан со средним профессиональным и высшим образованием никак не влияет на рост величины ВВП?

При этом не следует забывать, о том, что образование в современных условиях стало уже неотъемлемой частью рыночных отношений, набирая при этом более высокие темпы своего развития и проявляя новые формы.

Таблица 1

Данные по охвату третичным образованием и доли ВВП на душу населения по анализируемым странам

Показатель

Республика Корея

Япония

Канада

РФ

Швейцария

США

Охват третичным образованием граждан трудоспособного возраста (25-64 года), %

69

60

59

58

49

47

ВВП на душу населения, тыс. долл.

34,5

37,3

44,3

24,4

60,5

55,8

Источник: [3]

Объемы и динамика рынка онлайн-образования свидетельствует о том, что объективно развитие «цифровых» технологий влияет и на систему образования, на которое уже есть существенный платежеспособный спрос, и этот спрос растет [4].

В критических условиях воздействия последствий пандемии коронавирусной инфекции COVID-19 выявились многие проблемы системы российского образования, которые в том числе дают ответы на поставленный выше вопрос. Краеугольным камнем системы образования стал выбор технологии передачи и представления знаний, подбор инструментария отработки навыков, выбор обучающей платформы и средств коммуникаций, для достижения максимально положительного эффекта в процессе передачи информации от преподавателя к слушателю. Кроме того, в условиях отсутствия живого общения между преподавателем и обучающимся не менее важно грамотное выстраивание обратной связи.

По мнению российских ученых [5] в период пандемии организации профессионального образования должны были в кратчайшие сроки коренным образом трансформировать организацию своей деятельности, включающую:

• обеспечение качественного непрерывного образовательного процесса на основе дистанционных образовательных технологий;

• обеспечение удаленного функционирования самой образовательной организации как объекта управления.

Таким образом, период самоизоляции населения России оказался индикатором выявления ключевых проблем в системе профессионального образования, среди которых следует выделить следующие:

• Образовательные организации в большинстве своем не имели актуализированных обучающих ресурсов на базе имеющихся информационно-телекоммуникационных систем;

• У пользователей онлайн ресурсов (как преподавателей, так и слушателей) возникли затруднения в поиске исходных источников знаний и выборе оптимальных способов передачи их противоположной стороне;

• Несмотря на то, что дистанционные технологии в профессиональном образовании начали свое применение в середине 2000 гг., до марта 2020 г. они не использовались в полной мере. При этом стоит сделать акцент на то, что информационные и телекоммуникационные технологии стали развиваться прежде всего именно на очном обучении путем создания электронных учебников и методических материалов, использования компьютерных презентаций на лекциях, разработки сетевых компьютерных моделей и интерактивных учебных игр для практических занятий, самостоятельной работы и многого другого [4].

• В большей части преподаватели оказались не готовы к полному переходу в онлайн и применению новых методических подходов к обучению слушателей, в связи с отсутствием не только навыков владения информационными дистанционными технологиями и средствами телекоммуникации, но и кросс-культурными компетенциями. В контексте данной проблемы стоит отметить, что несмотря на реализацию с 2018 г. федерального проекта «Кадры для цифровой экономики» потребность в квалифицированном персонале, обладающем IT-компетенциями, на сегодняшний день составляет от 500 тыс. до 1 млн. человек, по мнению заместителя министра Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации Е.Ю. Кислякова;

• За счет глобализации образовательного пространства слушатели стали иметь возможность выбора, что при учете вышеперечисленных проблем в конкурентной борьбе образовательных услуг зачастую играло негативную роль для отечественной системы профессионального образования;

• У преподавателей существенно возрос объем учебной нагрузка, в которую стало включаться время на подготовку онлайн контента;

• Даже в тех образовательных организациях, где задел дистанционного обучения имелся (предпочтительно это были те организации, где уже имелся Moodle), после полного перехода в онлайн режим, стала четко вырисовываться потребность не только в новых источниках необходимого учебного материала, но еще и в возможных альтернативах предоставления этого материала слушателям, в актуализации этого материала, в вариантах осуществления контроля и выстраивания обратной связи, а также в разработке оценочных средств, которые способны измерить степень усвояемости знаний.

Говоря о качестве цифровых навыков преподавателей необходимо дать им четкое определение [6, 7]:

• владение интернет-приложениями для решения когнитивных задач на работе;

• навыки, не основанные на технологиях, поскольку они не относятся к использованию какой-либо конкретной программы;

• навыки, которые поддерживают процессы мышления высшего порядка;

• навыки, связанные с когнитивными процессами, способствующие непрерывному обучению сотрудников.

При этом следует структурировать и уточнить понятие цифровых компетенций. Так под цифровыми компетенциями автор в [8] понимает совокупность знаний, умений и навыков использования цифровых и коммуникационных технологий для решения поставленных задач в целях повышения эффективности организации в целом.

Уровень владения преподавателями системы образования всеми вышеперечисленными навыками в период до марта 2020 г. был, мягко говоря, невысоким. Кроме того, новые реалии постпандемийного этапа в системе профессионального образования существенно поменяли режим и статус его функционирования и дальнейшего развития, это затронуло правовой, кадровый, материально-технический и организационный аспекты.

При этом возникло жесткое противоречие, коснувшееся непосредственно финансовой стороны дальнейшего существования организаций системы профессионального образования. С одной стороны, техническая неподготовленность организаций потребовала серьезных финансовых ресурсов как на приобретение и адаптацию к имеющимся условиям дистанционных технологии, организацию работы с электронными библиотеками, применение ресурсов Zoom, Microsoft Teams и пр. с целью обеспечения онлайн контакта преподавателя и слушателя, организацию переподготовки и повышения квалификации персонала, так и на модернизацию управленческих компетенций и навыков. С другой стороны, существенно снизился интерес к платным услугам системы образования по нескольким причинам:

• во-первых, доходы населения существенно упали и, как следствие, снизился платежеспособный спрос на образовательные услуги (по оценкам Росстата реальные располагаемые денежные доходы россиян по итогам 2020 г. сократились на 3,5% в годовом выражении [9]);

• во-вторых, возникло устоявшееся мнение обучающихся о неравнозначности стоимости форматов очного и дистанционного обучения как по критериям качества преподавания, использования лабораторной базы, методического сопровождения, так и по дополнительных затратах обучающихся на организацию достойного учебного процесса (компьютер, камера, программное обеспечение для доступа на образовательную платформу. Отсюда возникла потребность адаптации образовательных организаций к создавшейся ситуации, которая прежде всего должна выражаться в разработке альтернативных вариантов оплаты образовательных услуг (снижение стоимости, скидки, рассрочки, отсрочки и пр.);

• в-третьих, привлекательность высшего образования существенно снизилась по сравнению со средним специальным. Здесь, на наш взгляд, причина состоит в низких баллах ЕГЭ (в силу спада платежеспособного спроса населения далеко не все могут себе позволить сегодня подготовительные курсы и квалифицированных репетиторов) и предоставлении возможности поступления в колледжи без результатов ЕГЭ. Кроме этого, границы до сих пор закрыты на въезд иностранных студентов, которые также составляли не малую долю в общей численности обучающихся на территории РФ.

Однако мы не разделяем мнения, что активное применение дистанционных технологи – это на самый лучший вариант существования системы профессионального образования в России. Да, несомненно, очное взаимодействие гораздо лучше с психологической точки зрения, чем дистанционный формат, где обучающийся не имеет прямой связи ни с одногруппниками, ни с преподавателем. Но в условиях риска заражения преимущество дистанта оспорить невозможно.

Сегодня с целью минимизации негативных последствий коронавирусной инфекции COVID-19 у каждой образовательной организации в стране сложилась своя система управления образовательным процессом, своя информационно-телекоммуникационная инфраструктура, свой набор инструментария для поддержания в актуализированном виде учебного процесса, что было зафиксировано в методических рекомендациях Министерства науки и высшего образования РФ [10].

Наиболее популярной в российском образовании стала система управления курсами обучающая среда Moodle, одной из причин такого успеха стали возможности Moodle, в части поддержки всех современных форматов по умолчанию: SCORM, AICC и IMS. Данный ресурс позволяет формировать курсы в дистанционном формате, наполняя их основными элементами информационного контента, среди которых могут быть: лекции, книги, видео – лекции, гиперссылки, диалоговые тренажеры (iSpring), wiki, тесты, чаты, электронные глоссарии, форумы, интерактивные лаборатории. Наряду с Moodle набирают популярность и другие LMS-платформы для размещения учебного материала, выстраивания обратной связи, осуществления контроля и организации оценки знаний слушателей. Наиболее популярными сервисами для проведения онлайн занятий в формате вебинаров с обратной связью стали: Zoom, Microsoft Teams.

Однако в период самоизоляции весьма интересен опыт применения новых инструментов дистанционного обучения, ниже систематизируем и перечислим их, выделяя их сильные и слабые стороны применения в современных условиях развития отечественной системы профессионального образования (таблица 2).

Таким образом, стоит отметить, что даже в тех образовательных организациях, где были в достаточной мере развиты дистанционные обучающие платформы, в период пандемии вызывали интерес и были адаптированы к российским условиям информационные технологии, которые ранее нашли успешное применение в зарубежной практике.

Таблица 2

Новые появившиеся инструменты дистанционной работы в системе профессионального образования

Название инструмента

Предназначение инструмента

Достоинства

Недостатки

1

Miro

вайтборд, активно применяется для работы с идеями

очень прост в применении

англоязычный интерфейс

2

Padlet

вайтборд, активно применяется для работы с идеями

очень прост в применении

есть ограничение по количеству используемых досок и слишком примитивный функционал

3

Flinga

вайтборд, активно применяется для работы с идеями

очень прост в применении

отсутствие функционала для решения сложных комплексных задач

4

Slack

мессенджер, активно применяется при работе с группами

безопасность, гибкость, удобство градации информационных потоков

высокая стоимость полной версии

5

Mentimeter

конструктор викторин и онлайн опросов, активно применяется для организации сбора обратной связи

удобный и простой инструмент для сбора обратной связи

англоязычный интерфейс, в бесплатной версии доступно ограниченное количество слайдов опросников, примитивный дизайн

6

Геткурс

LMS ресурс для обучения аудитории

удобный и понятный интерфейс

отсутствие бесплатной версии

7

Quizizz

конструктор викторин и опросов, инструмент геймификации

простота в применении

англоязычный интерфейс

8

Doodle

планировщик, активно применяется при синхронизации

простой и удобный интерфейс

англоязычный интерфейс

9

Trello

таск менеджер, активно применяется для управления проектами и задачами

удобный и понятный интерфейс

ограниченный функционал бесплатной версии

10

BPMN 2.0

инструмент моделирования и управления бизнес – процессами

понятный спектр графических элементов, простота в применении

ограниченная бесплатная версия, отсутствие возможности автоматизации в ней

Результаты исследования и их обсуждение

Сегодня, когда режим самоизоляции и многие ограничения сняты, а уровень компетенций, которыми преподаватели были вынуждены овладеть для поддержания в актуальном состоянии системы профессионального образования в рамках преподаваемых ими курсов, важно не остановиться на достигнутом. Одним из вероятных вариантов дальнейшей стратегии профессионального образования является наиболее активное развитие смешанного обучения. Смешанное обучение – это комплекс, включающий очные тренинги и мастер классы в сочетании с дистанционным форматом обучения и обратной связи. Причем сегодня в образовании рассматриваются альтернативные модели смешанного обучения: перевернутый класс, бутерброд, коса, гибкий вариант. Этот формат интересен с точки зрения построения траектории обучения – теоретический материал, размещенный в формате онлайн лекций, диалоговых тренажеров, интерактивных лабораторий, слушатели могут изучать в удобное для себя время самостоятельно в дистанционной образовательной среде, а вот на очных встречах максимум внимания уделяют практике, проектной деятельности и могут получить ответы на появившиеся вопросы напрямую от преподавателя. Подобный формат, на наш взгляд, является наиболее оптимальным с точки зрения прежде всего затрат – времени, финансовых затрат.

Заключение

Анализируя степень влияния на систему профессионального образования пандемии коронавирусной инфекции, следует отметить особую роль человеческих ресурсов, которая стала весьма заметна при выборе траектории развития в критических условиях. Также важно сделать акцент, что несмотря на тяжесть последствий полного социально-экономического локдауна в российском образовании были достигнуты результаты, которые коснулись роста возможностей образовательных организаций в применении информационных и телекоммуникационных технологий, повышения их качества, расширения их номенклатуры, комплекса инструментария и соответственно функциональных возможностей образовательного контента, модернизации программ обучения в части их переформатирования, а также введением в образовательный процесс нового порядка обучения.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 19-29-07125 мк «Моделирование сценариев развития человеческого капитала России и разработка методического инструментария оценки его влияния на экономический рост, социальное благополучие и развитие общества России в контексте цифровизации экономики и повышения национальной конкурентоспособности».


Библиографическая ссылка

Федорова Л.А., Бутрова Е.В. ОЦЕНКА ВЛИЯНИЯ ПОСЛЕДСТВИЙ ПАНДЕМИИ COVID-19 НА СИСТЕМУ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ КАК ОСНОВУ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2021. – № 4-1. – С. 126-132;
URL: https://vaael.ru/ru/article/view?id=1657 (дата обращения: 03.12.2021).