Научный журнал
Вестник Алтайской академии экономики и права
Print ISSN 1818-4057
Online ISSN 2226-3977
Перечень ВАК

ЭКОЛОГО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ МЕРОПРИЯТИЙ ПО ФОРМИРОВАНИЮ КУЛЬТУРНЫХ ЛЕСОМЕЛИОРАТИВНЫХ УРБОЛАНДШАФТОВ НА ПРИМЕРЕ МИХАЙЛОВСКОГО ЛЕСХОЗА ВОЛГОГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

Решетникова М.В. 1 Забазнова Т.А. 1 Карпушова С.Е. 1 Ерохина Е.А. 1 Секачева Т.В. 1 Макарова Е.В. 1 Рыжова О.А. 1
1 ФГБОУ ВО «Волгоградский Государственный технический университет» Себряковский филиал
Обсуждаются результаты исследований особенностей геоморфологического строения территорий и состава древесной растительности урболандшафтов юга Окско-Донской низменности в целях определения эколого-экономической эффективности от проведения мероприятий по формированию культурных лесомелиорированных урболандшафтов на примере Михайловского лесхоза Волгоградской области. Регион исследований входит в Среднерусскую геоморфологическую провинцию Восточно-Европейской равнины и включает геоморфологическую область Волжско-Окско-Донской равнины. Основными видами древесных растений в зеленых насаждениях населенных пунктов Волгоградской области являются: тополи бальзамический, черный, пирамидальный, гибридные, робиния лжеакация, вязы приземистый и гладкий, клены ясенелистный и татарский, ясень ланцетный. Обоснована необходимость сохранения природно-ресурсного и экологического потенциала исследуемого региона. Описаны этапы исследования и применяемые методы. Основным методом исследований являлось сопряженное изучение экологических условий морфологических единиц деградированного ландшафта и лесомелиоративных мероприятий. Расчет эффективности лесонасаждений выполнен методом субституции или замещающих затрат, основанный на энергетической и экологической оценке функционирования древесной растительности по поглощению газа и выделению кислорода. В основу расчетов закладывалась оценка стоимости производства аналогичного количества кислорода из морской воды промышленным способом. Рассчитана величина экономической эффективности санитарно-гигиенических функций лесонасаждений. Определен экономический эффект от доведения состояния насаждений до исходного в результате проведения мелиоративных мероприятий. Определена рентабельность проводимых мероприятий.
урболандшафты
лесомелиоративные мероприятия
эколого-экономическая эффективность
древесная растительность
антропогенное воздействие
кислород
окружающая среда
экологический потенциал
устойчивое развитие
1. Решетникова М.В. Процессы сукцессии древесной растительности как результат антропогенной нагрузки // Проблемы охраны производственной и окружающей среды: сб. науч. матер. и науч. трудов инженеров экологов. Волгоград, 2009. С. 111-116.
2. Зайченко К.И., Исупов Б.А. Природная эволюция, плодородие и лесорастительные свойства почв бассейна Среднего Дона / В сб. Агроландшафты: проблемы, свойства, управление и оценка. Вып. 106. Волгоград, 1995. С. 60-65.
3. Пряхин В.Д., Николаенко В.Т. Пригородные леса. М.: Лесная промышленность, 1981. 248 с.
4. Rippel A. Florid intohe form food / Fluoride.1972. № 5. Р. 90-97.
5. Национальный проект «Экология» [Электронный ресурс]. URL: https://xn--80agfniahlkdbfn5a8c2gsb.xn--p1ai/ (дата обращения: 03.12.2020).
6. Решетникова М.В. Влияние поллютантов цементной промышленности на состояние зеленых насаждений // Экология урбанизированных территорий. 2009. № 4. С. 42-45.
7. Муха Т.П. Роль защитных лесонасаждений в оздоровлении воздушной среды агроландшафтов Нижнего Поволжья: автореф. дис. ... канд. с.-х. наук. Волгоград, 1988. 26 с.
8. Анопин В.Н., Решетникова М.В. Эколого-экономическая оценка состояния и миллиоративной эффективности зеленых насаждений средних по величине городов Нижнего Поволжья. Научный потенциал молодых ученых для инновационного развития строительного комплекса Нижнего Поволжья: материалы Международной научно-практической конференции, 24 декабря 2010 г., г. Волгоград: в 2-х ч. Ч. II. Волгоград: ВолгГАСУ, 2010. С. 178-181.
9. Решетникова М.В. К вопросу о методах повышения рекреационной ценности насаждений зеленых зон // Проблемы охраны производственной и окружающей среды : сб. науч. матер. и науч. трудов инженеров экологов. Волгоград, 2009. С. 106-111.
10. Алисов Б.П. Климат СССР. М., 1972. 131 с.
11. Решетникова М.В. Современное состояние и динамика развития древесной растительности урболандшафтов юга Окско-Донской низменности (на примере г. Михайловка): автореф. дис. … канд. геогр. наук. Волгоград: ВлогГАСУ, 2006. 24 с.
12. Спиридонов А.И. Геоморфология европейской части СССР. М.: Высшая школа, 1978. С. 72-74.
13. Решетникова М.В., Решетников Р.А. Гидрогеологические особенности юга Окско-Донской низменности // Социально-экономические и технологические проблемы развития строительного комплекса региона. Наука. Практика. Образование: материалы IV Российской научно-технической конференции с международным участием, Михайловка – Волгоград, 17-18 мая 2011 г. Волгоград: ВолгГАСУ, 2011. С. 308-310.
14. Курнаев С.Ф. Лесорастительное районирование СССР. М.: Наука, 1973. 204 с.
15. Решетникова М.В. Воздействие рекреационной нагрузки на состояние естественных и искусственных насаждений юга Окско-Донской низменности // Проблемы региональной экологии. 2009. № 5. С. 204-208.
16. Решетникова М.В., Подкорытов Д.В. О воздействии выбросов предприятий строительной индустрии на зеленые насаждения // Качество внутреннего воздуха и окружающей среды: материалы VIII междунар. науч. конференц. 17-21 мая 2010 г. Самарканд, 2010. С. 46-49.
17. Решетникова М.В. Климатические особенности юга Окско-Донской низменности // Социально-экономические и технологические проблемы развития строительного комплекса региона. Наука. Практика. Образование: материалы IV Российской научно-технической конференции с международным участием, Михайловка – Волгоград, 17-18 мая 2011 г. Волгоград: ВолгГАСУ, 2011. С. 408-410.
18. Позднеев В.Б. Эволюция системного подхода в геоэкологии / Проблемы региональной экологии. Смоленск: Изд-во Маджента, 2003. № 6. С. 8-24.
19. Исаченко А.Г. Ландшафтоведение и физико-географическое районирование. М.: Высшая школа, 1991. 366 с.
20. Преображенский В.С, Александрова Т.Д, Куприянова Т.П. Основы ландшафтного анализа. М.: Наука, 1988. 192 с.
21. Доспехов Б.А. Методика полевого опыта. М.: Колос, 1979. 416 с.
22. Бондаренко Ю.В. Эрозионно-гидрологическое обоснование систем адаптивно-ландшафтных мелиораций водосборов. Саратов, 2002. 184 с.
23. Калиниченко Н.П., Зыков И.Г. Противоэрозионная лесомелиорация. М.: Агропромиздат, 1986. 276 с.
24. Каштанов А.Н., Павловский Е.С, Кулик К.Н. и др. Агролесомелиоративная наука в XX веке. Волгоград: Изд-во ВНИАЛМИ, 2001. 285 с.
25. Козменко А.С. Борьба с эрозией почв на сельскохозяйственных угодьях. 2-е изд. М.: Сельхозиздат, 1963. 208 с.
26. Рулев А.С. Теоретические основы и методология агролесомелиорации деградированных ландшафтов: автореф. … дис. д-ра с.-х. наук. Волгоград, 2002. 48 с.
27. Сурмач Г.П. Водная эрозия и борьба с ней. Л.: Гидрометеоиздат, 1976. 253 с.
28. Кондратьев К.Я., Лосев К.С, Ананичева М.Д. и др. Цена экологических услуг России // Вестник РАН. Т. 73. № 1. 2003. С. 3-18.
29. Экономика природопользования / под ред. Т.С. Хачатурова. М.: Изд-во МГУ, 1991. 271 с.
30. Бронштейн A.M., Литвин В.А., Русин И.И. Экологизация экономики: методы регионального управления. М.: Наука, 1990. 120 с.
31. Белов С.В., Прохоров В.Р. Оценка санитарно-гигиенической и рекреационной роли лесов зеленых зон // Лесоводство, лесные культуры и почвоведение. Л., 1979. Вып. 8. С. 29-39.
32. Власюк В.Н. Экологическая оценка санитарно-гигиенической роли леса. Реферативный выпуск 17. 1975. С. 7-8.
33. Токин Б.П. Целебные яды растений. Л.: Лениздат, 1967. 286 с.
34. Туркевич И.В. Кадастровая оценка лесов. М.: Лесная промышленность, 1977. 168 с.
35. Решетникова М.В. Современное состояние и динамика развития древесной растительности урболандшафтов юга Окско-Донской низменности (на примере г. Михайловка): дис. … канд. геогр. наук. Волгоград, 2006. 152 с.
36. Калиниченко Н.П., Зыков И.Г. Противоэрозионная лесомелиорация. М.: Агропромиздат, 1986. 276 с.

Введение

Начало ХХI века характеризуются глобальной активизацией воздействия человека на природные ландшафты. Происходит коренное изменение их экологических условий, идут процессы деградации всех компонентов. Осуществляется преобразование естественных ландшафтов в антропогенные. Наиболее интенсивно ухудшаются свойства природной среды на территориях урболандшафтов – ландшафтов, сформировавшихся на урбанизированных территориях в результате социально-экономического, демографического и географического процессов, охватывающих изменения в образе жизни населения, его профессиональной структуре, культуре, характере производственной и рекреационной деятельности [1].

Ускоренное развитие промышленности, автомобильного транспорта, коммунального хозяйства, средств коммуникации, расширение городского влияния на прилегающие территории приводит к системному экологическому кризису, обусловленному массовым загрязнением окружающей среды токсичными отходами, выбросами и стоками [2].

Вследствие чрезвычайной важности и обширности возникшей проблемы, вопросы охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности находятся в совместном ведении, как целиком России, так и ее субъектов (ст.72 Конституции Российской Федерации) [3].

Сохранение природно-ресурсного и экологического потенциала является долгосрочной целью и задачей устойчивого развития страны [4]. Так, национальный проект «Экология» (период реализации: 2019–2024 гг.) нацелен на эффективное обращение с отходами производства и потребления, включая ликвидацию всех выявленных на 1 января 2018 г. несанкционированных свалок в границах городов; кардинальное снижение уровня загрязнения атмосферного воздуха в крупных промышленных центрах, в том числе уменьшение не менее чем на 20 процентов совокупного объёма выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух в наиболее загрязнённых городах; повышение качества питьевой воды для населения, в том числе для жителей населённых пунктов, не оборудованных современными системами централизованного водоснабжения; экологическое оздоровление водных объектов, включая реку Волгу, и сохранение уникальных водных систем, включая озёра Байкал и Телецкое; сохранение биологического разнообразия, в том числе посредством создания не менее 24 новых особо охраняемых природных территорий; обеспечения баланса выбытия и воспроизводства лесов в соотношении 100% к 2024 году [5].

На юго-востоке европейской части России, в том числе и на юге Окско-Донской низменности в результате техногенной деградации, водной эрозии, дефляции, а также засоления и переувлажнения почв происходит опустынивание земель [6].

В системе мер по предупреждению деградации ландшафтов и восстановлению свойств их нарушенных компонентов ведущая роль принадлежит фитомелиоративным мероприятиям [7]. В то же время в степной зоне Окско-Донской низменности естественные недеградированные природные ландшафты городских и пригородных земель могут в полной мере обеспечить комфортные условия жизни и деятельности горожан и их рекреационные потребности [8].

Наиболее экологичными и экономичными мероприятиями по предотвращению или снижению интенсивности процессов деградации ландшафтов, восстановлению и улучшению их свойств являются методы ландшафтной лесомелиорации [9].

Цель исследования: выявить особенности геоморфологического строения территорий и состава древесной растительности урболандшафтов юга Окско-Донской низменности, обосновать эколого-экономическую эффективность лесомелиоративных мероприятий.

Материал и методы исследования

По климатическому районированию Окско-Донская низменность расположена в восточной части континентальной европейской области с недостаточным увлажнением, годовым притоком прямой и рассеянной солнечной радиации порядка 100 ккал/см2 и годовой амплитудой среднемесячных температур воздуха в 30° [10]. Южная часть Окско-Донской низменности расположена в степной зоне и характеризуется засушливым летом с выраженной континентальностью [11].

Регион исследований входит в Среднерусскую геоморфологическую провинцию Восточно-Европейской равнины и включает геоморфологическую область Волжско-Окско-Донской равнины [12].

Поверхность равнины отличается слабой расчлененностью и мягкостью форм. Абсолютные отметки водосборов колеблются от 120 до 170 м, постоянно снижаясь с севера на юг. Преимущественное распространение имеют обширные плоские междуречья, чередующиеся с широкими и неглубокими долинами рек [13].

Достаточно широко во всем изучаемом регионе распространены антропогенные формы рельефа: карьеры, земляные насыпи и выемки дорог, искусственные водохранилища, пруды и другие сооружения.

По растительному районированию южная часть Окско-Донской низменности входит в разнотравно-типчаково-ковыльные подзоны среднего и южного типа черноземной степной зоны. Их территории в основном совпадают с подзонами:

а) обыкновенных и южных,

б) южных черноземов.

В настоящее время земли региона распаханы или интенсивно используются в качестве пастбищ. Естественная травянистая растительность сохранилась лишь на небольших участках в нижних частях предбалочных склонов, вблизи откосов оврагов.

По лесорастительному районированию территория исследований относится к Волго-Донскому округу разнотравно-злаковых степей [14]. В регионе встречаются байрачные леса, которые занимают нижние части склонов и днища балок.

Наибольшую ценность представляют пойменные леса, имеющие большое рекреационное, санитарно-гигиеническое, климаторегулирующее водоохранное и противоэрозионное значение [15].

В настоящее время на незатопляемых участках с почвами легкого гранулометрического состава широкое распространение получили лесные культуры сосны обыкновенной, отличающиеся хорошими биометрическими показателями и высокой аттрактивностью.

Основными видами древесных растений в зеленых насаждениях населенных пунктов Волгоградской области являются тополи бальзамический (P. balsamifera), черный (P. nigra), пирамидальный (P. piramidalis), гибридные, робиния лжеакация (Robinia pseudoacacia), вязы приземистый (U. pumila) и гладкий (U. laevis), клены ясенелистный (Acer negundo) и татарский (A. tataricum), ясень ланцетный (Fraxinus lanceolata) [16].

Деградированные урбанизированные ландшафты являются наиболее сложными объектами мелиорации. Их преобразование в культурные природные комплексы требуют научно обоснованного творческого подхода, учитывающего особенности хода процессов деградации различных категорий земель [17].

Исследования проводились при строгом соответствии применяемых методик принципам ландшафтного анализа. По В.А. Низовьеву [18], ведущими принципами антропогенного ландшафтогенеза являются сквозное ландшафтно-историческое изучение региона, а также сопряженное исследование природной и антропогенной составляющих ландшафта региона.

Исследования делились на три этапа:

- ландшафтный анализ – изучение свойств ландшафтов, их морфологической структуры и пространственной дифференциации происходящих в нем процессов;

- ландшафтный диагноз – определение соотношения природных и технических системных связей и общественных потребностей, степени выполнения ландшафтом заданных ему социально-экономических функций;

- ландшафтный прогноз – предсказание и оценка возможных изменений в ландшафте, разработка рекомендаций для наиболее полного выполнения заданных ему функций и предложений по оптимальному устройству [19], т. е. управлению ландшафтом.

При комплексном ландшафтном прогнозировании использовались следующие подходы:

а) исторический (временной), основывающийся на выявлении динамики и эволюции геосистем и позволяющий экстраполировать их в будущее;

б) системный, предполагающий рассмотрение объекта исследований как системы, предусматривающий системный характер ландшафтного прогнозирования и обеспечивающий связь общегеографического прогноза с социальным и экономическим прогнозом;

в) деятельный (конструктивный), состоящий в разработке направлений деятельности и мероприятиях, способствующих достижению цели;

г) вероятностный, вытекающий из многомерности характеристик геосистем, разнообразия вариантов начальных состояний входящих элементов [20].

Основным методом исследований являлось сопряженное изучение экологических условий морфологических единиц деградированного ландшафта и лесомелиоративных мероприятий.

Собранные материалы обрабатывались методом математической статистики [21].

Результаты исследования и их обсуждение

Многочисленные литературные данные свидетельствуют о многофункциональной роли зеленых и лесных насаждений и высокой эффективности лесомелиоративных мероприятий. Но в большинстве опубликованных работ оценивается эффективность агролесомелиоративных мероприятий [22, 23, 24, 25, 26, 27]. Однако древесная и другая растительность не меньшую роль играет в очистке городского воздуха и предотвращении общей деградации ландшафтов от воздействия промышленных и транспортных поллютантов и загрязненных стоков, а также влияния других неблагоприятных факторов городской среды.

Природные экосистемы России поглощают всю антропогенную эмиссию страны и еще около 300 МТ эмиссии углерода других стран. «Ценность естественных экосистем превышает ценность минеральных богатств России» [28].

Коэффициент эффективности природоохранных, а, следовательно, и мелиоративных мероприятий может быть вычислен по формуле [29].

Doc25.pdf,

где Э – эффект природоохранных мероприятий i-го вида от предотвращения потерь на j-м объекте;

с – среднегодовые эксплуатационные расходы на обслуживание основных фондов, вызвавших эффект;

К – капитальные вложения экологического назначения;

n – число мероприятий;

m – число учитываемых видов эффекта.

Так как «целый ряд последствий деградации окружающей среды в принципе не может быть полностью оценен в денежном выражении» [30], нами выполнена приблизительная, несколько заниженная оценка эффективности мероприятий по улучшению состояния урболандшафтов.

Ранее отмечалось, что наиболее экологичными и экономичными методами восстановления и улучшения свойств деградированных урболандшафтов являются методы ландшафтной лесомелиорации. Защитные лесные и зеленые насаждения поглощают углекислый газ и выделяют кислород, обезвреживают поллютанты и стоки, способствуют осаждению пыли, насыщают воздух фитонцидами и легкими отрицательно заряженными ионами, выполняют фотоактиническую и психологическую функции и др.

С.В. Беловым и В.Р. Прохоровым предложен способ расчета эффективности лесонасаждений, основанный на энергетической и экологической оценке их функционирования по поглощению газа и выделению кислорода [31] (метод субституции или замещающих затрат). В основу расчетов закладывается оценка стоимости производства аналогичного количества кислорода из морской воды промышленным способом.

При образовании 1 т древесины выделяется в среднем 1,23 т кислорода. Общее количество выделенного кислорода можно вычислить, умножив площадь насаждений на прирост древесины на 1 га. Площадь лесонасаждений Михайловского лесхоза составляет 20335 га, в т. ч. леса зеленой зоны вокруг г. Михайловки 10228 га, из них лесопарковая часть 5381 га, лесохозяйственная часть 4847 га. Территория г. Михайловки, занятая древесными растениями, складывается из площади малоэтажной застройки, промышленной и коммунально-складской застройки, земель железнодорожного транспорта, земель общего пользования, составляющих 3510 га. Учитывая, что только примерно на половине этой территории произрастает древесная и плодовая породы, площадь насаждений будет равна 1755 га. Прибавив к ней территорию, занятую коллективными индивидуальными садами (547), получаем 2302 га. В итоге общая площадь насаждений города и зеленой зоны вокруг него составляет 12530 га.

Ежегодный прирост древесины насаждений в окрестностях г. Михайловки составляет 2,7 т/га. Расчет показывает, что общее количество кислорода, выделенного древесными насаждениями, составляет

1,23 т × 2,7 т/га × 12530 га = 41,6 тыс. т.

Его энергетический эквивалент равен

239 × 106 КДж × 41,600 т = 99424 ГДж

Однако с учетом расхода кислорода на дыхание растений и разложения отпада (приблизительно 50%) общее количество поступаемого в атмосферу кислорода составляет 20,8 тыс. тонн, его энергетический эквивалент 49712 ГДж.

По данным С. В. Белова и В. П. Прохорова [31], себестоимость производства промышленным способом 1 т кислорода в дореформенных ценах составляла 230 руб. В современных ценах она равна

230 руб. × 120 = 27600 руб.

Величина замещающих затрат всех насаждений в окрестностях г. Михайловки составит 574080 тыс. рублей.

Рассчитанная разными авторами [32, 33, 34] величина экономической эффективности санитарно-гигиенических функций лесонасаждений имеет большой разброс. Но даже при принятии ее минимальной величины (540 руб./га в дореформенных ценах, или 540 × 120 = 64800 руб./га в современных ценах) получаем

64800 руб./га × 12530 га = 811944 тыс. рублей.

Итоговый экономический эффект от улучшения насаждениями экологических условий городской и пригородной среды составляет 1386024 тыс. рублей.

По данным лесоустройства, за период после пуска в г. Михайловка 1 очереди предприятия по производству цемента среднегодовой прирост древесных лесов составил 2,65%, в то время как текущий прирост – т. е. при современном уровне производства (современном объеме выброса поллютантов и современной рекреационной нагрузке 2,11%). При принятии современной величины прироста древесины за 100% исходную величину получаем равной 125,6% или на 25,6% больше.

Следовательно, экономический эффект от доведения состояния насаждений до исходного в результате проведения мелиоративных мероприятий, а также снижения до нормативного для древесной растительности уровня выброса поллютантов и рекреационной нагрузки составляет 26% от общего эффекта от функционирования насаждений в настоящее время или 360366 тыс. руб. в год.

Основные затраты на проведение необходимых мероприятий складываются из стоимости проведения рубок ухода (ландшафтных рубок) и стоимости работ на создание новых высокодекоративных насаждений. (Затраты на доведение уровня выбросов до предельно допустимых концентраций не включены, так как эти работы предприятия обязаны выполнять в соответствии с законодательством и они входят в стоимость выпускаемой ими продукции.)

Поскольку среди насаждений, нуждающихся в рубках ухода, преобладают средневозрастные, основными видами необходимых рубок являются проходные, практически всегда самоокупаемые.

Поэтому основные затраты на создание и содержание высокодекоративных устойчивых к выбросам поллютантов и рекреационной нагрузке пригородных лесонасаждений выпадают на создание лесных культур.

Данные по геоморфологическому строению городских и пригородных территорий юга Окско-Донской низменности свидетельствуют о преобладании на них площадей с равнинным и волнистым рельефом, имеющих крутизну склонов до 12°. В этих условиях основными видами подготовки почв под лесонасаждения являются сплошная обработка и напашное террасирование [35].

Затраты на создание лесонасаждений в дореформенных ценах с этими видами подготовки равны 255,02 руб./га насаждений [36].

Учитывая, что семенные высокоствольные насаждения твердолистных пород имеют высокую декоративность, а, следовательно, и аттрактивность до возраста спелости, равной 100 годам, а также то, что не менее половины пойменных дубов имеют вполне удовлетворительное порослевое возобновление, принимаем необходимую площадь ежегодного создания культур, равную 0,5% от всей площади насаждений лесхоза.

12530 га × 0,5% = 6265 га

В итоге стоимость работ составит

255,02 руб./га × 120 × 6265 га = 191724036 руб.

Ежегодный экономический эффект для территории г. Михайловки и ее окрестностей будет равен

360366000 руб. – 191724036 руб. = 168641964 руб.

Рентабельность проводимых мероприятий составит 88%.

Заключение

Сохранение природно-ресурсного и экологического потенциала, обеспечения баланса выбытия и воспроизводства лесов в соотношении 100% к 2024 году можно достичь методами ландшафтной лесомелиорации. Основными видами подготовки почв под лесонасаждения будут являться сплошная обработка и напашное террасирование, так как геоморфологическое строение городских и пригородных территорий юга Окско-Донской низменности свидетельствуют о преобладании на них площадей с равнинным и волнистым рельефом. Ежегодный экономический эффект от проводимых лесомелиоративных предприятий для территории г. Михайловки и ее окрестностей составит 168641964 руб. Рентабельность проводимых мероприятий – 88%.


Библиографическая ссылка

Решетникова М.В., Забазнова Т.А., Карпушова С.Е., Ерохина Е.А., Секачева Т.В., Макарова Е.В., Рыжова О.А. ЭКОЛОГО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ МЕРОПРИЯТИЙ ПО ФОРМИРОВАНИЮ КУЛЬТУРНЫХ ЛЕСОМЕЛИОРАТИВНЫХ УРБОЛАНДШАФТОВ НА ПРИМЕРЕ МИХАЙЛОВСКОГО ЛЕСХОЗА ВОЛГОГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2020. – № 12-2. – С. 379-385;
URL: https://vaael.ru/ru/article/view?id=1523 (дата обращения: 28.09.2021).