Научный журнал
Вестник Алтайской академии экономики и права
Print ISSN 1818-4057
Online ISSN 2226-3977
Перечень ВАК

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПРОЦЕССОВ ГЛОБАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ И НАЦИОНАЛЬНОЙ ЛОКАЛИЗАЦИИ: СМЕНА ТРЕНДА

Чиканова Е.С. 1
1 ФГБОУ ВО «Краснодарсий университет Министерства внутренних дел РФ»
В статье рассмотрены изменения, которые претерпевает глобальная интеграция под воздействием новой экономической реальности. Исследовано противоречие, возникающее между процессами глобальной интеграции и национальной локализации. очертить неравномерность траектории развития национальных экономик в мировой системе. Определено, что происходящие трансформационные процессы, привели к усилению имеющихся разрывов в развитии не только стран, но и разных сфер экономической деятельности. Подобное нарастание турбулентности экономических систем всех уровней привело к отсутствию страны, выступающей в роли единого мирового лидера. Выявлена тенденция укрепления сил национального обособления, для которой характерно сокращение общей стоимости трансграничных инвестиций к стоимости создаваемых глобальных товаров, что снижает спекулятивные риски. Определено, что смена тренда означает паузу в развитии глобальной интеграции, которая через определенное время будет завершена, что будет означать еще одну смену тренда во взаимодействии сил глобальной интеграции и сил национальной локализации.
цифровая экономика
новая экономическая реальность
глобальная интеграция
национальная локализация
диалектический подход
системный анализ
научная теория
1. Ермоленко А.А. Феномен «глобализированного национализма» в контексте новой экономической реальности // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия: Экономика. Социология. Менеджмент / Proceedings of the Southwest State University. Series: Economics, Sociology and Managment. 2020. № 10(1). Р. 130–141.
2. Стиглиц Дж. Глобализация: тревожные тенденции / пер. с англ. Г.Г. Пирогова. М.: Мысль, 2003. С. 263-269.
3. Нуреев Р.М. Периферия мирового хозяйства // Terra economicus. 2014. Т. 12, № 1. С. 123-149.
4. Европа выбрала зеленый путь. [Электронный ресурс]. URL: http: sberometer.ru>evropa-vibrala-zeleniy-kurs14/12/2019 (дата обращения: 27.06.2020).
5. Матвеева Л.Г., Чернова О.А. Российское импортозамещение в условиях «новой нормальности» // Terra economicus. 2016. Т. 14, № 2. С. 45-53.

Введение

Новая экономическая реальность, создаваемая под влиянием глобальных экономических процессов и технологических сдвигов, привела к возникновению ряда проблем и породила «глобализированный национализм», способствующий усилению национальной локализации стран.

Необходимо учитывать, что национальная локализация активно стимулирует мировые интеграционные процессы, «разворачивая» вектор развития таких крупных национальных интеграционных образований как Евросоюз. С другой стороны, происходит обострение поиска внутренних ресурсов, которыми обладают государства и которые не используются в полной мере для их развития.

Новая экономическая реальность предполагает переход к совершенно иному уровню развития национальных экономик, которые должны решать актуальные для данной реальности задачи:

- активно развивать собственные национальные локалитеты, в которых можно «выращивать» интеллектуальные разработки;

- воссоздать промышленный комплекс, модернизировав его инфраструктуру;

- перейти к системе шестого технологического уклада, интеллектуализировав производственную систему, а также создав все условия для непрерывного инновационного процесса в основных сферах и отраслях национальной экономики;

- преобразовать существующее «общество потребления» в «интеллектуальное сообщество», в котором определяющими станут индикаторы качества жизни и развития интеллектуального капитала.

Цель настоящего исследования является проведение анализа процессов глобальной интеграции и национальной локализации, выявление основных тенденций в рамках данных процессов, обеспечивающих смену тренда новой экономической реальности.

Материал и методы исследования

Специфика протекания глобализационных процессов рассмотрена в трудах Ермоленко А.А. [1], Стиглица Дж.[2] и др. Анализу развития национальных систем и их локализации посвящены работы Нуреева Р.М. [3], Матвеевой Л.Г., Черновой О.А. [5] и др. Необходимо отметить многообразие и разноплановость подходов к раскрытию отдельных сторон очерчиваемой в исследовании тематики. Однако, теоретико-методологические и прикладные аспекты исследования процессов глобальной интеграции и национальной локализации в преломлении кновой экономической реальности до сих пор оставались на периферии научного поиска.

Основным источником для написания данной статьи стало ознакомление с опытом развития интеграционных страновых образований конца ХХ- начала ХХI веков. Статья базируется на использовании методов теоретического исследования, системного анализа, позволяющих рассматривать процессы и явления в их взаимосвязи.

Результаты исследования и их обсуждение

В последние десятилетия произошло изменение вектора в процессе взаимодействия процессов глобальной интеграции и национальной локализации, что серьезным образом повлияло на новую экономическую реальность, рассматриваемую нами в данной статье. Раскроем содержание происходящих изменений.

Первоначально необходимо исследовать противоречие, возникающее между двумя данными процессами, характерными для социально-экономических систем. Несколько десятилетий подряд происходило главенство глобализационных процессов над региональной локализацией, причем последняя рассматривалась как пережиток прошлого. Такой перекос в национальном развитии не мог не привести к превалированию глобальной интеграции, что только дополнительно укрепляло ее позиции и отбрасывало национальную локализацию на периферию научного поиска. Естественно, такая позиция большинства представителей научной мысли не могла не найти отражение в существующих моделях проводимой социально-экономической политики, что привело к возникновению Европейского союза.

Оглядываясь на двадцать лет, прошедших в новом тысячелетии, отметим, что факты, доступ к которым уже имеют исследователи свидетельствуют об обратном [4]. Национальная локализация не собирается сдавать без боя свои позиции, что требует дополнительного пояснения.

Проводимые экономические исследования позволяют нам очертить неравномерность траектории развития национальных экономик в мировой системе. Происходящие трансформационные процессы, основой для которых являются глубокие технологические сдвиги, только усилили имеющиеся разрывы в развитии не только стран, но и разных сфер экономической деятельности, экономическими субъектами. Здесь необходимо отметить нарастание турбулентности экономических систем всех уровней, что привело к отсутствию страны, выступающей в роли единого мирового лидера. Сейчас ни одна из стран не может похвастаться тем, что она не только занимает, но и удерживает лидирующие позиции в течение ряда десятилетий, как это было ранее.

Наращиваемые конкурентные преимущества в современных условиях утрачиваются очень быстро из-за быстрой генерации прорывных технологий, которые стремительно распространяются по всему миру посредством использования ИКТ. На рисунке 1 представлены позиции некоторых стран в зависимости от развития цифровых технологий.

missing image file

Рис. 1. Показатели развития цифровой сферы экономики в некоторых странах мира по состоянию на 2020 год, %

Примечание. Рисунок составлен автором по данным источника: Доклад Всемирного банка о мировом развитии [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://siteresources.worldbank.org/worrlddevelopmentreport20208 (время обращения 21.10.2021).

Анализируя рисунок 1 можно отметить отстающие позиции России и небольшой вклад цифровой сферы экономики в создание ВВП. Это можно объяснить копированием существующих технологий, зависимостью отечественных производителей цифровой техники о иностранных комплектующих, оттоком креативного потенциала страны за рубеж и низкой степенью государственной поддержки, которая заключается в создании плацдармов развития экономики страны, не связанных с реальной российской экономикой. К сожалению, подобное отставание отбрасывает нашу страну на периферию экономического развития, т.к. оно уже носит характер стратегического отставания.

Далее рассмотрим изменения последних двух десятилетий, которые позволят нам отследить произошедшие изменения в процессах глобальной интеграции.

Политические и экономические процессы привели к усилению позиций сил национального характера, которые в последние три года вышли на передний план. 2010 год можно считать переломным годом, т.к. именно с этого года стало происходить усиление сил национального обособления, за которым последовали следующие события:

- кризис миграционной политики, проводимой странами ЕС в отношении стран Африки, который привел к нагнетанию напряженности в странах Европы;

- выход Великобритании из ЕС и усиление националистических настроений в других странах Евросоюза;

- США вышли из подписанных ранее международных соглашений в силу того, причем основной причиной выхода явилось несоответствие программных документов национальным интересам страны;

- создание в РФ программных документов, ориентированных на национальное развитие страны с помощью серии национальных проектов.

Таким образом, произошедшие изменения в мировой экономической системе позволяют нам обозначить кризис глобализационных процессов и усиление роли процессов национальной локализации.

Необходимо отметить, что основными участниками процессов глобализации вместе с интеграционными союзами стран являются и транснациональные корпорации (ТНК), ориентированные на постоянное приращение стоимости своих компаний.

С целью усиления своих позиций на мировом рынке ТНК вынуждены создавать вертикальные цепочки создания стоимости, которые включают в себя достаточно большой пул участников из разных национальных экономик. Неблагоприятные тенденции в мировом экономическом развитии приводят к проблемам функционирования данных цепочек. Усиление позиций национальной локализации обуславливает ужесточение конкуренции на национальных рынках.

missing image file

Рис. 2. Динамика объема и отношения совокупных трансграничных инвестиций к валовому продукту мировой экономики

На рисунке 2 отражено соотношение объема и отношения совокупных трансграничных инвестиций к валовому продукту мировой экономики, что позволяет сделать вывод о состоянии трансграничных потоков капитала ТНК.

Анализируя данные рисунка 2 можно отметить скачки в динамике совокупных трансграничных инвестиций, происходящие именно в период начала перехода новой экономической реальности. Рассмотренные выше политические и экономические события позволяют говорить о высоких рисках, связанных с деятельностью крупных корпораций в других странах мира.

Следствием этого явился «уход» капитала ТНК из наиболее критических зон мирового хозяйствования.

Заключение

Попытаемся преломить тенденции в интеграционных процессах мирового экономического хозяйства к рассматриваемой нами новой экономической реальности. Выше была отмечена тенденция укрепления сил национального обособления, для которой характерно сокращение общей стоимости трансграничных инвестиций к стоимости создаваемых глобальных товаров, что снижает спекулятивные риски.

Основное инвестирование осуществляется за счет средств, имеющихся в распоряжении страны финансовых ресурсов, аккумулированных у домохозяйств или предпринимателей, в национальных резервах национальной экономики. Представляется интересным использование российским Правительством опыта Китая, который активно развивает свою инновационную систему, ориентируя ее на стратегическое развитие национальной экономики. Происходящая интеграция инноваций в Китае является хорошо продуманным планом, который учитывает интересы всех участников национальной системы – самого государства, представителей крупного, среднего и малого бизнеса.

Такое накопление инноваций разных видов направленности позволяет стране аккумулировать их в специальной созданной базе прорывных инноваций, тесно связав ее с развитием национальной и региональных инновационных систем.

Обладая подобной базой, можно безболезненно инициировать площадки прорывного развития территорий с помощью приобретения или создания инноваций более высокого качественного уровня, способных усиливать конкурентные преимущества страны. Пример Китая показывает достаточно успешную интеграцию разработанных другими странами прорывных технологий, которые опираясь на уже созданные площадки инновационного развития генерировать собственно китайские за рубеж.

Следовательно, встает вопрос о необходимости создания программного документа стратегического характера, который бы не только инициировал, но и поддерживал воспроизводственные инновационные процессы с учетом интересов всех участников национальной экономической системы.

Попытаемся очертить основные этапы данного процесса:

1 этап – осуществление правильного целеполагания с учетом интересов всех заинтересованных в инновационном развитии сторон, а также возможностей, которыми обладает национальная экономика;

2 этап – правильная интеграция имеющихся в рамках национальной экономики ресурсов с привлечением как отечественных, так и иностранных инвесторов, что позволит разработать оптимальный бюджет подобного стратегического проекта с учетом всех возможных рискованных ситуаций.

Обобщая приведенные выше положения, сформулируем вывод по результатам исследования смены тренда во взаимодействии процессов глобальной интеграции и национальной локализации как одного из конституирующих признаков новой экономической реальности. Такая смена тренда обозначает временное доминирование сил национальной локализации над силами глобальной интеграции, что необходимо для разрешения тех проблем, которые были накоплены, откладывались без решения и обострились в условиях новой экономической реальности. Вместе с тем, эта смена тренда означает паузу в развитии глобальной интеграции, которая через определенное время будет завершена, что будет означать еще одну смену тренда во взаимодействии сил глобальной интеграции и сил национальной локализации.


Библиографическая ссылка

Чиканова Е.С. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПРОЦЕССОВ ГЛОБАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ И НАЦИОНАЛЬНОЙ ЛОКАЛИЗАЦИИ: СМЕНА ТРЕНДА // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2020. – № 11-3. – С. 568-572;
URL: https://vaael.ru/ru/article/view?id=1464 (дата обращения: 24.06.2021).