Научный журнал
Вестник Алтайской академии экономики и права
Print ISSN 1818-4057
Online ISSN 2226-3977
Перечень ВАК

ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ В УСЛОВИЯХ ПАНДЕМИИ

Воробьева В.В. 1 Воробьев С.П. 1 Титова О.В. 1
1 ФГБОУ ВО «Алтайский государственный университет»
Актуальная Доктрина продовольственная безопасности в России была принята в начале 2020 года, в ней были обозначены критерии продовольственной безопасности, риски и угрозы, стратегическая цель и задачи ее достижения. В условиях пандемии, нарушении выстроенных ранее взаимоотношений с зарубежными торговыми партнерами обострились экономические и геополитические риски, влияющие на развитие сельского хозяйства и пищевой промышленности. Выявлено, что даже в условиях государственной поддержки стратегических объектов АПК в России, ожидается в перспективе снижение продовольственной безопасности по овощам и продовольственным бахчевым, молоку. В овощеводстве снижение объемов производство связано с невозможностью перемещения через границу мигрантов на сезонные работы, поэтому сельскохозяйственные организации снизили посевные площади под овощами. На рынке молока в условиях пандемии в одних регионах России увеличивается экспорт молока, а в других регионах товарные запасы увеличиваются до критических объемов. Рост экспорта молочной продукции наблюдается на фоне невыполнения критериев Доктрины продовольственной безопасности по молоку и молочным продуктам, поскольку платежеспособность населения существенно снизилась.
продовольственная безопасность
пандемия
критерии продовольственной безопасности
россия
аграрные рынки
импорт
алтайский край
1. Алтухов А.И. Парадигма продовольственной безопасности России. Москва: Фонд «Кадровый резерв», 2019. 685 с.
2. Вермель Д.Ф., Хромов Ю.С. Проблемы продовольственной безопасности России. Международные и внутренние аспекты // АПК: экономика, управление. 1997. № 1. С. 5-12.
3. Гандалоев Р.Б., Богатырев Я.А. Теоретические основы продовольственной безопасности // Социально-гуманитарное обозрение. 2019. № 2. С. 21-27.
4. Узун В.Я., Шагайда Н.И. Аграрная реформа в постсоветской России: механизмы и результаты. М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2015. 352 с.
5. Указ Президента Российской Федерации от 21 января 2020 г. № 20 «Об утверждении Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации» [Электронный ресурс]. URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/73338425/ (дата обращения: 27.07.2020).
6. Ускова Т.В., Селименков Р.Ю., Анищенко А.Н., Чекавинский А.Н. Продовольственная безопасность региона. Вологда: ИСЭРТ РАН, 2014. 102 c.

Введение

В современных условиях развития мировой экономики продовольственная безопасность стала одним из основных элементов национальной безопасности государств. В основе ее определения положен показатель продовольственной независимости, рассчитываемый на основе объемов производства продукции в стране к объему ее личного и производственного потребления. В рамках принятой Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ в начале 2020 г. [5] (далее – Доктрина 2020 г.), государство обязалось обеспечить население страны продуктами питания, соответствующими определенным требованиям, а удельные показатели потребления продуктов питания довести до уровня не ниже рациональных норм.

Целью исследования является выявление особенностей функционирования аграрных рынков и проблем обеспечения продовольственной безопасности России в условиях пандемии.

Материал и методы исследования

В процессе исследования были использованы общенаучные и специальные методы (сравнение, монографический, нормативный, экономико-статистический). Для анализа статистических данных был использован стандартный пакет программ Microsoft Office 2007. Источниками статистической информации являлись Росстат, территориальный орган Росстата в Алтайском крае и Республике Алтай, данные Министерства сельского хозяйства Алтайского края. Расчет индикатора уровня продовольственной независимости бал осуществлен двумя способами: первый – путем деления объемов производства i-го вида продовольствия в стране на объем его промышленного и личного потребления (методика утверждена в Доктрине 2020 г. [5]); второй – путем деления объемов производства и прироста запасов i-го вида продовольствия в стране на объем его промышленного и личного потребления. Прирост запасов i-го вида продовольствия был определен как разница запасов на начало и конец года (методика Узуна В.Я., Шагайды Н.И. [4, с. 284]). Доля чистого импорта в формировании i-тых продовольственных ресурсов в России была определена как деление разницы импорта и экспорта на величину i-тых продовольственных ресурсов.

Результаты исследования и их обсуждение

Оценка факторов продовольственной безопасности достаточно сложный процесс, поскольку должна учитывать экономическую доступность продовольствия для населения страны, а также физическую доступность в рамках отдельных территорий. О сложности исследуемых процессов свидетельствует многоуровневость продовольственной безопасности: от глобальной и субрегиональной, межгосударственной до безопасности государственной, местной, групп населения по доходам и отдельных домохозяйств. С учетом большого количества выделенных уровней продовольственной безопасности следует согласиться с мнением Усковой Т.В., считающей, что единой системы индикаторов для оценки уровневой безопасности быть не может и что каждому уровню соответствует определенный субъект управления со своими функциями, полномочиями [6, с. 9]. Подобной точки зрения придерживаются Алтухов А.И. [1], Вермель Д.Ф. [2], которые исследовали не столько продовольственную безопасность отдельных регионов, сколько региональные особенности ее обеспечения, предложив подразделять территории на ввозящие продовольствие и вывозящие продовольствие.

Гандалоев Р.Б. и Богатырев Я.А. систематизировали факторы, определяющие доступность продовольствия и безопасность питания. Физическая доступность данными авторами была связана с повышением экономической эффективности функционирования сельскохозяйственных товаропроизводителей и предприятий пищевой промышленности, развитием рыночной инфраструктуры, в том числе торговой сети; экономическая доступность – с поддержанием устойчивого уровня реальных доходов населения, регулированием цен на продукты питания и используемые при их производстве ресурсов, обеспечением экономической стабильности в стране и регионах; безопасность питания – с развитием системы сертификации систем управления качеством, контролем качества продуктов питания, в том числе используемого при их производстве сырья. В совокупности данные составные части продовольственной безопасности способствуют повышению экономической безопасности страны и рост благосостояния ее населения через создание новых рабочих мест в сфере производства, обращения продукции, поддержку занятости, повышение производительности труда, увеличение налогов и страховых платежей, улучшение состояние здоровья населения [3, с. 24].

В принятой в 2020 г. Доктрине продовольственной безопасности РФ были повышены принятые в 2010 г. пороговые значения продовольственной независимости по сахару на 10,0 п.п., рыбе и рыбопродуктам – на 5,0 п.п., введены ранее отсутствующие пороговые значения: по овощам и продовольственным бахчевым 90,0 %, фруктам и ягодам – 60,0 %, семенам основных сельскохозяйственных культур – 75,0 %.

По нашим расчетам фактически уровень продовольственной независимости по фруктам и ягодам в России за период 2010-2018 гг. повысился с 27,05 % до 39,08 %, по овощам и продовольственным бахчевым – с 78,79 % до 89,60 %. Чистый импорт в этот период по фруктам и ягодам формировал продовольственные ресурсы на 51,70-62,22 %, по овощам и продовольственным бахчевым – на 8,48-13,52 % (для сравнения: в 1990 г. доля чистого импорта в ресурсах составляла 34,97 % и 14,55 % соответственно) (рисунок).

По основным видам продовольствия за период 2010-2019 гг. уровень продовольственной независимости существенно повысился: по зерну с 94,72 % до 157,61 %, что создало возможности обеспечить экспорт зерна в другие страны, по мясу и мясопродуктам – с 72,33 % до 96,87 % (устойчивое увеличение данного показателя наблюдалось с 2007-2008 гг. при строительстве птицефабрик и свинокомплексов в рамках приоритетного национального проекта «Развитие АПК», однако в структуре производства мяса стремительно снизилась доля говядины), молоку и молокопродуктам – с 80,44 % до 84,46 % (таблица).

При этом ученые отмечают разбалансированность структур продовольственных групп: при общем увеличении обеспеченности молоком и молочными продуктами, Россия всё еще зависима от импорта сыра, масла животного, сухого молока и сливок [4, с. 285]; уровень потребления населением говядины в 2,5 ниже рациональных норм питания и в 6,0 раза ниже среднедушевых объемов производства отечественной продукции в предприятиях пищевой промышленности, перерабатывающих цехах сельскохозяйственных товаропроизводителей [4, с. 288].

vorobev1.wmf

Доля чистого импорта в формировании отдельных видов продовольственных ресурсов в России, %

Уровень продовольственной независимости России по основным продовольственным ресурсам, %

Годы

Зерно (не менее 95,0 %)

Мясо и мясопродукты (не менее 85,0 %)

Молоко и молокопродукты (не менее 90,0 %)

Методика Доктрины 2020 г. [5]

Методика

Узуна В.Я.,

Шагайды Н.И. [4]

Методика Доктрины 2020 г. [5]

Методика

Узуна В.Я.,

Шагайды Н.И. [4]

Методика Доктрины 2020 г. [5]

Методика

Узуна В.Я.,

Шагайды Н.И. [4]

2010

94,72

122,36

72,33

72,35

80,44

80,42

2011

137,72

127,05

74,11

74,22

81,29

80,95

2012

110,09

134,78

76,28

75,83

79,97

79,87

2013

143,03

128,95

78,62

78,38

77,13

77,29

2014

156,08

144,81

82,90

83,48

78,21

77,85

2015

151,52

144,86

88,86

88,81

79,97

80,44

2016

162,67

145,96

90,78

90,85

80,74

81,29

2017

173,94

156,61

93,61

93,09

82,36

82,65

2018

149,47

173,35

95,88

95,43

83,97

83,86

2019

157,61

152,15

96,87

97,15

84,46

84,43

2020 г. (январь-март)

х

х

93,58

98,80

80,70

80,03

 

Следует отметить, что за первые три месяца 2020 г. уровень продовольственной независимости по мясу и мясопродуктам, молоку и молокопродуктам снизился до 93,58 % и 80,70 % соответственно, что нами связано с воздействием на аграрные рынки пандемии Covid-19, снижением курса рубля относительно доллара и евро, что привело к резкому увеличению объемов экспорта молока и молочной продукции. Вместе с тем, сельское хозяйство «пострадало» от распространения коронавируса в регионах России и в мире не так существенно, как ряд других секторов экономики, например, туризм или авиаперевозки. Частично это связано с тем, что ключевые предприятия АПК не останавливали производства продуктов питания даже в марте-апреле 2020 г., а Министерство сельского хозяйства России осуществляло постоянный мониторинг деятельности системообразующих предприятий АПК, логистики продуктов питания внутри стран и между регионами.

Однако в 2020 г. обострились проблемы, связанные с нарушением сложившихся логистических и производственных цепочек. Продовольственные балансы всегда достигались путем согласования объемов между участниками рынка – производителями, переработчиками, оптовыми организациями, торговыми сетями, поэтому любые существенные изменения в предложении или спросе продуктов питания, в том числе соотношения импорт-экспорт в продовольственных ресурсах привели к необходимости перестраивания логистики, что сопровождалось дополнительными издержками. Накладывает отпечаток и то, что сельское хозяйство не может оперативно реагировать на изменения спроса при нарушении импортных поставок. Нарастить же отечественное производство быстро просто не представляется возможным: цикл производства в растениеводстве – несколько месяцев, в садоводстве – несколько лет, в животноводстве – не менее полутора-двух лет (кроме птицеводства). Подобная ситуация наблюдалась в России в 2015-2016 гг., когда вместо импортозамещения сельскохозяйственной продукции и продукции, по сути, пришлось пойти на замещение поставщиков с одних стран с более низкими ценами на поставщиков из других стран с более высокими ценами.

О нарушении логистических процессов при осуществлении экспортной деятельности 2020 г. свидетельствует также то факт, что в феврале 2020 г. в федеральном бюджете РФ на компенсацию части затрат, связанных с транспортировкой сельскохозяйственной продукции и продовольствия, было зарезервировано около 5,0 млрд. руб., однако уже в конце июня 2020 г. стало понятно, что даже при затоваренных складах освоить данные средства оказалось затруднительным. К концу второго квартала 2020 г. в Российский экспортный центр поступило всего 309 заявок на получение компенсации, что соответствует примерно 3,0 млрд. руб. В результате субсидии на логистику экспортерам продовольствия могут быть урезаны, хотя в стабильно функционирующей экономике освоить выделенные средства участникам рынка было бы несложно.

Снижение курса рубля в 2020 г., несомненно, создало условия получения российскими товаропроизводителями ценовых конкурентных преимуществ по сравнению с импортной продукцией. Более привлекательными для местных производителей становятся внешние рынки. Однако в условиях 2020 г., когда вводились квоты на импорт ряда видов сельскохозяйственной продукции (зерно, семена подсолнечника и др.), данные преимущества могут быть не реализованы в полной мере. Рост экспорта наблюдается лишь на рынке молока, однако не все регионы имели возможность воспользоваться сложившимися благоприятными условиями. К таким регионам относится Алтайский край, в котором, по причине транспортной удаленности от основных рынков сбыта, наблюдается увеличение товарных остатков молока до критического объема: в июле 2020 г. они достигли 4,8 млрд. руб., что выше уровня июня 2020 г. на 20,0 %, по сравнению с июлем 2019 г. запасы сыров увеличились вдвое (регион занимает первое место среди регионов России по объемам сыров), сливочного масла и сыворотки – втрое.

Слабый рубль может привести к росту цен на продукты питания, производство или переработка которых зависит от импортных поставок семян, генетического материала, кормовых компонентов, техники, запчастей. Позитивно лишь то, что по большей части продуктов питания доля импортной составляющей невелика, но семена сахарной свеклы на 99 % импортные, семена кукурузы – на 50,0 %. Дефицит семян российской репродукции наблюдается также по подсолнечнику, овощным культурам, картофелю, сое. В 2020 г. Минсельхоз разработал подпрограммы, направленные на снижение зависимость отечественных аграриев от импорта семян, говядины, птицы. Однако их реализация позволит снизить хроническую, временную или потенциальную продовольственную зависимость лишь в долгосрочной перспективе. Так, по птицеводству, долю генетического материала планируется снизить с 99 % до 15,0 % только к 2025 г.

Нехватка рабочей силы на предприятиях ряда регионов России (Приморский край, Краснодарский край, Астраханская область, Волгоградская область), специализирующихся на производстве овощей, фруктов, ягод также приведет к росту цен на обозначенные виды продовольствия. В обозначенных регионах при невозможности обеспечить потребность за счет временных работников-мигрантов в 2020 г. пришлось снижать посевные площади под овощами овощей. Союз производителей ягод тоже констатировал снижение валового сбора ягоды, потому что имеющихся работников хватило на уборку всего 20 % ягод.

Заключение

Таким образом, среди всех рисков и угроз обеспечения продовольственной безопасности в России в 2020 г., особо негативное влияние приобрели экономические риски, связанные с ухудшением внешней конъюнктуры экономики, а также геополитические риски, связанные с нарушением взаимоотношений с зарубежными партнерами. Следует отметить, что та концепция продовольственной безопасности России, что была подписана Президентом в начале 2020 г., может быть выполнена лишь при условии развития сельских территорий, обеспечения производителей современной техникой, поддержки аграрной науки, расширении направлений торговли.

Статья подготовлена при финансовой поддержке Алтайского государственного университета (грант «Перспективы устойчивого развития сельских территорий региона в условиях повышения влияния на волатильность их развития идиосинкратических шоков хозяйствующих субъектов (на материалах Алтайского края)»).


Библиографическая ссылка

Воробьева В.В., Воробьев С.П., Титова О.В. ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ В УСЛОВИЯХ ПАНДЕМИИ // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2020. – № 9-1. – С. 31-36;
URL: https://vaael.ru/ru/article/view?id=1299 (дата обращения: 24.06.2021).