Scientific journal
Fundamental research

Print ISSN 1818-4057
Online ISSN 2226-3977
Перечень ВАК

STRATEGIC PLANNING IN THE SPACE OF INDUSTRIAL REGIONS: EVALUATION AND PROSPECTS

Sukhikh V.A. 1 Urasova A.A. 2
1 Perm State National Research University
2 Institute of Economics, Ural Branch of the Russian Academy of Sciences (Perm Branch)
Для поставленной исследовательской задачи, авторами рассматривается регион, как сложный объект управления, основывающийся на стратегическом подходе, позволяющем, применяя методы количественного анализа исследовать региональное пространство как процесс непрерывного развития его территорий. С этих позиций текущая экономическая ситуацию в регионе рассматривается в категориях: цель, приоритет, прогноз, стратегия. В работе рассмотрены теоретические аспекты стратегического подхода как методологической платформы, выступающей основой современного регионального управления. Авторы систематизируют дефиниции стратегического планирования, определяя его как функцию управления регионом, на основе чего производится мониторинг наличия документов стратегического планирования территорий одного из промышленно развитых регионов РФ – Пермского края. При этом применяются методы бинарного оценивания и рейтингования. В результате, авторами обоснованы пространственные особенности в экономическом развитии региона, связанные с географическим расположением территорий, уровнем экономического развития, историческими предпосылками. Сделан вывод о том, что система стратегического планирования, существующая в РФ, на региональном уровне позволяет эффективно выстраивать экономическую политику, расставляя приоритеты и ставя цели по их реализации. В пространственно-временном ракурсе, это позволяет поступательно развиваться каждой территории в единстве региональных стратегических ориентиров и задач.
For the stated research problem, the authors consider the region as a complex management object based on a strategic approach that allows, using the methods of quantitative analysis, to explore the regional space as a process of continuous development of its territories. From these positions, the current economic situation in the region is considered in the categories: goal, priority, forecast, strategy. The paper considers the theoretical aspects of the strategic approach as a methodological platform serving as the basis of modern regional management. The authors systematize the definitions of strategic planning, defining it as a function of managing the region, on the basis of which the availability of strategic planning documents for the territories of one of the industrialized regions of the Russian Federation, the Perm Territory, is monitored. In this case, the methods of binary evaluation and rating are applied. As a result, the authors substantiated spatial features in the economic development of the region related to the geographical location of territories, the level of economic development, and historical background. It is concluded that the strategic planning system existing in the Russian Federation at the regional level allows you to effectively build economic policy, setting priorities and setting goals for their implementation. In the spatio-temporal perspective, this allows for the progressive development of each territory in the unity of regional strategic guidelines and tasks.
region space
industry
development strategy
territory
regional economy

Введение

Стратегический подход, как теоретико-методологическая платформа базируется на принципе соответствия результатов поставленным целям. В контексте региональной экономической политики это позволяет оценивать итоги деятельность субъектов социально-экономической действительности в категориях текущих, прогнозных показателей, система целей количественный анализ и т.д. Например, выполнение конкретных задач (выполнение бюджета, мониторинг деятельности органов власти, социальная политика и пр.) должны выстраиваться с учетом стратегии и поставленных целей [2]. В РФ стратегический подход закреплен законодательно, в связи с чем, на всех уровнях власти: федеральном, региональном, местном разработаны соответствующие нормативно-правовые акты, регулирующие стратегическое планирование, разработку документов стратегического развития. Перечислим некоторые из них:

• прогноз развития;

• концепция развития;

• стратегия развития;

• программа развития [1].

Рассмотрим ключевые характеристики понятия стратегическое планирование в изложении теоретиков и исследователей-экспертов данной тематики (таблица 1).

Таким образом, всю совокупность определений можно разделить на несколько групп:

1) определения, сводящие стратегическое планирование к процессу реализации цели;

2) рассматривающие его, как инструмент регулирования, управления процессами, реализующими совокупности цель;

3) позиционирующие его, как вид деятельности по разработке цели с учетом различных факторов;

4) приравнивающие стратегическое планирование к процедуре, позволяющей диагностировать проблему и найти эффективное направление по ее решению.

На уровне региона, стратегическое планирование можно рассматривать, как одну из функций управления, цели которого направлены на достижение приоритетов. Так, Д. Г. Красильников, П.И. Блусь, О.Б Ганин [4] детально раскрывают процессы разработки стратегии конкретной территории региона в контексте новых требований к разработке документов стратегического планирования.

Вместе с тем, отметим недостатками данного подхода: отсутствие общепринятой методики оценки эффективности процессов стратегирования; низкое качество прогнозов, необходимость постоянной корректировки документов стратегического планирования под воздействием различных факторов.

Таблица 1

Характеристики понятия стратегическое планирование

Дефиниция

Исследователи

Пересечение имеющихся возможностей и наиболее вероятных внешних рисков, способное выразиться в форме фактора прорыва. Пересечение слабых и сильных сторон могут диагностировать отличительные способности.

К. Эндрюс, И. Ансофф [5-6]

Аналитическая и последовательная процедура, рассматривающая сложившуюся проблемную ситуацию и конкретные методы для ее разрешения. Ассортимент предусмотренных действий и решений, на основе которого разрабатывается стратегия. Совокупность общих проблем развития производства и распределения ресурсов на долгосрочную перспективу, подкрепленных направленными решениями, иерархически соподчиненных.

А.Д. Чандлер [7]

Процесс, в котором организация получает ответы на вопросы: для чего она существуем, кто будет ее потребителями, какие важные цели, какие необходимы ресурсы для развития. Процесс деятельности организации в течение определенного периода в условиях корректировки целей изменения внешних факторов.

П.Ф. Друкер [8-9]

Инструмент, с помощью которого достигается цель организации. Совокупность решений и действий стратегии по её разработке, для достижения целей.

Д.Г. Красильников, П.И. Блусь,

О.Б. Ганин [4]

Вид деятельности, приводящих к разработке и принятию стратегического решения, учитывающего цели и стратегии участвующих управляемых объектов, их реализацию, направленную на результат.

Е.Г. Анимица, Е.Б. Дворядкина, Я.П. Силин [2]

Цель исследования

Российская Федерация включает в себя 85 субъектов, которые, в свою очередь, включают в себя большое число муниципальных образований таких как – районы, поселения, округа и пр. Все они представляют собой уникальную отраслевую структуру, имеют приоритеты, которые в совокупности формируют экономический профиль региона. В конечном счете, целью экономического развития страны является обеспечение каждого региона в совместном развитии его территорий.

Именно поэтому, в рамках данного исследования авторы попытались провести мониторинг наличия документов стратегического планирования в территориях Пермского края, как одного из промышленных центров Среднего Урала.

Материал и методы исследования

В работе использованы данные с официальных сайтов органов власти муниципального уровня (в разрезе городских и муниципальных округов, муниципальных районов) в Пермском крае с целью получения информации о наличии документов стратегического планирования. Оценка наличия документов производилась с использованием бинарной шкалы (0 – отсутствие; 1 – наличие). Далее результаты суммировались с целью получения итоговой оценки. Количественные результаты использованы в рамках рейтингования.

Результаты исследования и их обсуждение

На основе использования данных муниципальных органов власти Пермского края в таблице 2 отражены результаты диагностики. Отметим, что большинство муниципальных образований имеют: муниципальные программы и прогнозы социально-экономического развития, а также бюджетный прогноз на долгосрочный период. В меньшем количестве встречаются документы планов мероприятий по реализации и стратегии социально-экономического развития.

Лидерами рейтинга, помимо городов Пермь, Березники и Кунгур, стали Кудымкарский, Юрлинский и Юсьвинский МО. Отстающими можно назвать: Еловский МО, Оханский МР.

Таблица 2

Рейтинг муниципальных образований Пермского края по наличию документов стратегического планирования

Наименование

Позиция рейтинга

ГО Пермь

ГО Березники

1-2

ГО Кунгур

3

Кудымкарский МО

Юрлинский МО

Юсьвинский МО

1-3

Верещагинский ГО

Гремячинский ГО

Ильинский ГО

Карагайский МР

Кунгурский МР

Сивинский МР

Чайковский ГО

Кочевский МО

4-9

Большесосновский МР

Осинский ГО

Очерский ГО

Пермский МР

Соликамский ГО

Частинский МР

10-16

Березовский МО

Горнозаводский ГО

Добрянский ГО

Кизеловский ГО

Кишертский МР

Красновишерский ГО

Куединский МР

Лысьвенский ГО

Чердынский ГО

Чусовской МР

Гайнский МР

17-28

Бардымский МР

Губахинский ГО

Краснокамский ГО

Октябрьский МР

Ординский МР

Суксунский ГО

Уинский МО

Чернушинский МР

Косинский МР

29-37

Александровский МР

Нытвенский ГО

38-40

Еловский МО

Оханский МО

41-43

Примечание: ГО – городской округ; МР – муниципальный район; МО – муниципальный округ.

Подчеркнем, что большая часть муниципальных образований имеют достаточный набор документов, для их эффективного социально-экономического развития.

Выводы

Обозначим следующие особенности стратегического планирования в территориях Пермского края.

1. Различие между документами городских округов и муниципальных районов.

Если сравнивать данные территории по документам стратегического планирования, то городские округа имеют на порядок больше документов в наличии, чем у муниципальных районов.

2. Географическое положение территории.

Если взглянуть на географическое положение муниципальных образований, то можно увидеть, что в основном они находятся недалеко друг от друга, но лидирующие места заняты территориями на северо-западе – Кудымкарский, Юрлинский и Юсьвинский муниципальные округа, а муниципальные образования, которые заняли последние места размещены на юго-западе: Еловский муниципальный округ, Оханский муниципальный район.

3. Приближённость к г. Пермь.

Чем дальше находится муниципальное образование от г. Перми, тем инертнее происходит разработка и реализация документов стратегического планирования.

4. Асимметрия в развитии системы стратегического планирования в территориях Коми-Пермяцкого округа. Если Кудымкарский, Юрлинский и Юсьвинский районы обладают полным набором документов стратегического планирования, то Гайнский и Кочёвский район в этом отношении значительно уступают. Но также есть и Косинский район, являющийся самым слабым с позиции стратегического планирования.

5. Объединительные процессы в ряде территорий Пермского края.

Присутствие неполного перечня документов можно связать с объединительными процессами, происходящими в территориях. Вновь созданные образования не успевают скорректировать систему стратегического планирования. Так, не полный перечень документов стратегического планирования можно заметить в таких территориях как: Очерский городской округ, Бардымский муниципальный округ, Чердынский городской округ, Суксунский городской округ и др.

Таким образом, система стратегического планирования, существующая в РФ, на региональном уровне позволяет эффективно выстраивать экономическую политику, расставляя приоритеты и ставя цели по их реализации. В пространственно-временном ракурсе, это позволяет поступательно развиваться каждой территории в единстве региональных стратегических ориентиров и задач.

Статья опубликована в соответствии с Планом НИР Института экономики УрО РАН на 2019-2021 г.