Научный журнал
Вестник Алтайской академии экономики и права

Print ISSN 1818-4057
Online ISSN 2226-3977
Перечень ВАК

ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИЯ ОСКОРБЛЕНИЯ: СОВРЕМЕННАЯ ПРАВОВАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ, ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Биккинин И.А. 1 Поезжалов В.Б. 1
1 ФГКОУ ВО «Уфимский юридический институт МВД России»
В последние несколько лет законодательство об административных правонарушениях расширилось за счет декриминализованных преступных деяний. Данное обстоятельство связано с современными тенденциями развития уголовной политики, в основе которых лежит гуманизация законодательства и отказ от тех составов преступлений, общественная опасность которых невелика. К числу таких деяний, следует отнести оскорбление, предусматривающее административную ответственность за посягательство на честь и достоинство личности. Прошло уже почти восемь лет как оскорбление было отнесено в разряд административно-наказуемых деяний. Аналогичная участь постигла и целый ряд других посягательств, которые в разных объемах, но, тем не менее, конкурировали в рамках правоприменительной практики с рассматриваемым нами деянием. Это и побои (ст. 6.11 КоАП РФ), и возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (ст. 20.31 КоАП РФ), и ряд других норм. В сравнении с названными составами административных правонарушений, оскорбление оказалось в ином правовом положении, поскольку место побоев (ст. 6.11 КоАП РФ) и состава, предусмотренного ст. 20.31 КоАП РФ, оказалось «промежуточным», за счет отнесения их к числу административно-преюдициальных норм. Повторное совершение данных деяний в течение года после наложения административного наказания переводит их в число преступлений, предусмотренных соответственно ст. 1161 УК РФ и ст. 282 УК РФ. Законодательные инициативы по трансформации уголовно-правовых предписаний в административные проступки, к сожалению, не всегда отвечают признаку системности. В связи с этим хотелось бы высказать мнение о целесообразности предусмотреть возможность административной преюдиции по аналогии со ст. 6.11 и 20.31 КоАП РФ и применительно к составу административно-наказуемого оскорбления. Думается подобное решение законодателя способствовало бы единству и взаимосвязи уголовно-правовых и административно-правовых предписаний.
преступление
декриминализация
административное правонарушение
оскорбление
унижение чести и достоинства
неприличная форма
1. Арямов А.А. Уголовно-правовая защита чести и достоинства. М., 2009.
2. Дело № 4-28/1998 // Архив Миякинского районного суда Республики Башкортостан.
3. Уголовный кодекс Российской Федерации: постатейный комментарий / под ред. Г.Н. Миньковского. М., 1997.
4. Постановление мирового судьи судебного участка № 4 Карасукского судебного района Новосибирской области от 17.07.2017 по делу № 5-207/2017. URL: http:// sudact.ru (дата обращения: 20.11.2019).
5. Постановление Президиума Омского областного суда от 20.06.2013 по делу № 4/2013. URL: http:// sudact.ru (дата обращения: 20.11.2019).

Введение

В последние несколько лет законодательство об административных правонарушениях расширилось за счет декриминализованных преступных деяний. Данное обстоятельство связано с современными тенденциями развития уголовной политики, в основе которых лежит гуманизация законодательства и отказ от тех составов преступлений, общественная опасность которых невелика. К числу таких деяний, следует отнести оскорбление, предусматривающее административную ответственность за посягательство на честь и достоинство личности.

Цель исследования

С учетом вышесказанного цель настоящей работы заключается в рассмотрении дискуссионных проблем, связанных с декриминализацией состава оскорбления, необходимостью систематизации в вопросах трансформации уголовно правовых предписаний в административные проступки. Это способствовало бы единству и взаимосвязи уголовно-правовых и административно-правовых предписаний.

Материал и методы исследования

Предметом исследования выступили теоретические разработки, уголовное и административное законодательство Российской Федерации, судебная практика вопросам применения законодательства регламентирующего ответственность за оскорбление, унижение чести и достоинства личности. На основе принципа системности, методов анализа и синтеза, выработаны предложения и рекомендации по совершенствованию законодательства об административных правонарушениях и определению путей отграничения оскорбления от смежных правонарушений.

Результаты исследования и их обсуждение

Прошло уже почти восемь лет как оскорбление было отнесено в разряд административно-наказуемых деяний. Аналогичная участь постигла и целый ряд других посягательств, которые в разных объемах, но, тем не менее, конкурировали в рамках правоприменительной практики с рассматриваемым нами деянием. Это и побои (ст. 6.11 КоАП РФ), и возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (ст. 20.31 КоАП РФ), и ряд других норм.

В сравнении с названными составами административных правонарушений, оскорбление оказалось в ином правовом положении, поскольку место побоев (ст. 6.11 КоАП РФ) и состава, предусмотренного ст. 20.31 КоАП РФ, оказалось «промежуточным», за счет отнесения их к числу административно-преюдициальных норм. Повторное совершение данных деяний в течение года после наложения административного наказания переводит их в число преступлений, предусмотренных соответственно ст. 1161 УК РФ и ст. 282 УК РФ.

Законодательные инициативы по трансформации уголовно-правовых предписаний в административные проступки, к сожалению, не всегда отвечают признаку системности. В связи с этим хотелось бы высказать мнение о целесообразности предусмотреть возможность административной преюдиции по аналогии со ст. 6.11 и 20.31 КоАП РФ и применительно к составу административно-наказуемого оскорбления. Думается подобное решение законодателя способствовало бы единству и взаимосвязи уголовно-правовых и административно-правовых предписаний.

«Переформатирование» нормы об оскорблении абсолютно не изменило содержательную сторону признаков, образующих основной и квалифицированный составы. Согласно ч. 1 ст. 5.61 КоАП РФ, под оскорблением традиционно понимается унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме.

Судебная практика, которая складывалась в конце 90-х годов прошлого – первого десятилетия XXI века, не претерпела кардинальных изменений за последние годы. Выработанные правила квалификации в основном остаются прежними с той лишь оговоркой, что оскорбление уже не преступление, а административное правонарушение.

Объективная сторона оскорбления выражается в деянии виновного, при этом какие-либо последствия деяния вынесены за рамки состава административного правонарушения.

Оскорбительные деяния виновного могут быть выражены только активными действиями лица. Оскорбление в форме бездействия невозможно по своей сути. Поэтому, если кто-либо проявляет неуважение демонстративно игнорируя общепринятые правила вежливости и хорошего тона (например, не протягивая руку на официальном мероприятии), то подобного рода бездействие не наказуемо [1, с. 102].

Для оскорбителя характерно то, что его действия могут быть абсолютно любыми по форме. Это может быть не только слово, но и действие, и жест.

Объективная сторона состава оскорбления складывается из двух основных составляющих: унижение чести и достоинства личности, а также неприличная форма данного унижения.

Унижение чести и достоинства – это отрицательная оценка личности, дискредитация человека, подрыв его морального престижа, как в глазах окружающих, так и в его собственных глазах. Наличие унижения, его степень, глубину в первую очередь оценивает сам потерпевший. Однако при решении вопроса о том, являлись ли действия того или иного лица оскорбительными, суду следует руководствоваться объективными критериями, в частности, моральными воззрениями, существующими в обществе, а не исходить только из субъективной оценки потерпевшего.

Так, суд не усмотрел унижения чести и достоинства личности в действиях Нургалиевой, которая в присутствии коллег назвала Шафикову «тупицей» [2]. Схожее решение принял и Омский областной суд, отменив решение мирового судьи в ситуации, когда Л. на почве неприязненных отношений назвала своего руководителя «дура», указав на то, что названное слово является литературно приемлемым [5].

Однако в другом случае, когда лицо высказалось в отношении главы сельсовета в присутствии подчиненных ему лиц словами: «я опущу тебя на землю идиот, щенок», его действия судом были определены как оскорбительные [4]. В данном случае суд справедливо руководствовался следующими обстоятельствами: несмотря на то, что слово щенок имеет своим значением детеныша собаки, однако если его употребить в адрес человека, оно приобретает совсем иное – оскорбительное значение. Слово идиот, несмотря на то, что им назвал свое произведение классик русской литературы, на самом деле имеет своим значением – человека, обладающего слабыми умственными способностями. Соответственно можно сделать вывод, что слова, произнесенные в адрес потерпевшего в контексте сложившейся ситуации, являются словами, унижающими достоинство человека, выраженными в неприличной форме.

Оскорбление представляет собой выраженное в неприличной форме унижение чести и достоинства человека. Неприличная форма – это откровенно циничная, резко противоречащая принятой в обществе манере обращения между людьми форма, «особо унизительные оценки потерпевшего, наиболее упрекающие действия оскорбителя, грубо нарушающие элементарные нормы приличия» [3, с. 268].

Субъективная сторона данного состава административного правонарушения характеризуется умышленной формой вины.

Субъектом могут выступать как граждане, достигшие 16-летнего возраста, так и должностные и юридические лица. Указание на юридических лиц значительно расширило рамки административно-наказуемого оскорбления по отношению к признакам ранее существовавшей уголовно-правовой норме. Вместе с тем, анализируя судебную практику последних лет мы не обнаружили случаев привлечения к административной ответственности за оскорбление юридических лиц. Представляется, что потерпевшему в этом плане гораздо выгоднее обратиться к защите своих чести и достоинства в гражданско-правовом порядке, нежели требовать административно-правового регулирования этого вопроса.

Обращает на себя внимание тот факт, что квалифицирующий признак оскорбления, указывающий на его публичность, не предусматривает возможность усиления ответственности в случае оскорбления, совершаемого посредством сети «Интернет». Думается, что законодателю следовало бы в этом смысле расширить рамки ч. 2 ст. 5.61 КоАП РФ.

Для правильной квалификации действий при оскорблении следует руководствоваться, прежде всего, правилами разграничения данного состава административного правонарушения со смежными нормами, которые по нескольким из перечисленных выше признаков совпадают с ним. Наиболее сложные, по нашему мнению, вопросы квалификации указаны ниже.

Оскорбление и клевета (ст. 1281 УК РФ). Данные нормы совпадают по объекту посягательства, но имеют существенные различия по признакам объективной и субъективной стороны. Общим, что объединяет названные нормы, является то, что названные в диспозициях статей действия могут быть совершены в словесной форме. Ключевым разграничительным свойством стоит назвать то, что оскорбительное поведение носит уничижительный характер, основанный, например, на назывании «жертвы» кем-либо, сравнении ее с чем-либо, что обличено в целом в неприличную формулировку, а при клевете виновный, высказываясь о жертве, не «называет» и не «обзывает» ее, а сообщает некие сведения, которые в содержательном плане порочат потерпевшего.

В связи с этим, стоит отметить, что одни и те же слова и выражения не могут быть одновременно и клеветническими, и оскорбительными.

Оскорбление и побои (ст. 6.11 КоАП РФ). Разграничение этих составов административных правонарушений следует проводить по их объекту и объективной стороне. Если оскорбление действием (телодвижением) посягает на честь и достоинство личности, то побои имеют объектом телесную неприкосновенность человека, и поэтому действия виновного при побоях направлены на причинение потерпевшему физической боли, а не на унижение его чести и достоинства.

Что касается действий при побоях и оскорблении, то внешне они могут совпадать и выражаться, например, в виде ударов по лицу (пощечин), пинков и т. п. Именно внешняя схожесть указанных посягательств и вызывает сложности при их разграничении.

В основе разграничения данных норм могут быть положены два признака: субъективный признак, свидетельствующий о желании насести физическую или моральную обиду; объективный признак – неприличная форма совершенного телодвижения. С позиции потерпевшей стороны важно определить: нанесена ли была обида или первостепенным для нее являются болевые ощущения, физические последствия.

Мы не исключаем возможности совокупности побоев и оскорбления, когда причинение физической боли сопровождалось оскорбительными высказываниями в отношении потерпевшей стороны. Данное обстоятельство может также иметь место, когда деяние, начатое как оскорбление перерастает в ходе его совершения в побои.

Выводы (заключение)

Полагаем, что высказанные в данной работе предложения и рекомендации по совершенствованию законодательства об административных правонарушениях и определению путей отграничения оскорбления от смежных правонарушений, могут оказать существенную помощь как в дальнейших исследованиях в данной области знаний, так и в осуществлении правильной квалификации сходных по признакам деяний, посягающих на честь и достоинство личности.


Библиографическая ссылка

Биккинин И.А., Поезжалов В.Б. ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИЯ ОСКОРБЛЕНИЯ: СОВРЕМЕННАЯ ПРАВОВАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ, ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2019. – № 12-1. – С. 197-200;
URL: http://vaael.ru/ru/article/view?id=867 (дата обращения: 02.04.2020).