Научный журнал
Вестник Алтайской академии экономики и права

Print ISSN 1818-4057
Online ISSN 2226-3977
Перечень ВАК

ДОВЕДЕНИЕ ДО САМОУБИЙСТВА КАК НЕГАТИВНОЕ СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВОЕ ЯВЛЕНИЕ

Буряковская Е.В. 1
1 ФГКОУ ВО «Санкт-Петербургский университет МВД России»
Преступление, предусмотренное ст. 110 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее- УК РФ), посягает на безусловное право каждого человека – жизнь. Отличительной особенностью доведения до самоубийства выступает такое обстоятельство, что преступный результат достигается только при условии совершения действий, направленных на причинение себе смерти самим потерпевшим, который вследствие осуществляемых в отношении него угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства, совершил самоубийство (покушение на самоубийство). В статье анализируются статистические данные о преступлениях, предусмотренных ст. 110 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ), по соотношению с количеством совершаемых преступлений против жизни, а также некриминальными суицидами. Установлены причины, способствующие совершению доведения до самоубийства. На основании выявленных детерминант предложены меры предупредительного характера, способствующие устранению, минимизации и нейтрализации преступных посягательств, предусмотренных рассматриваемой уголовно-правовой нормой. В результате анализа судебно-следственной практики по делам о доведении до самоубийства, выделены основные черты (характеристики) личности преступника, совершившего доведение до самоубийства или доведение до покушения на самоубийство, и жертвы рассматриваемого преступления. Разработаны авторские понятия преступника и жертвы в доведении до самоубийства.
детерминанты
доведение до самоубийства
жертва
личность преступника
меры предупреждения
преступление
1. Энциклопедия уголовного права. Т. 13. Преступления против жизни и здоровья. Издание профессора Малинина. СПб, 2013. 953 с.
2. Статистические сведения ЦСИ ФКУ «ГИАЦ МВД России» [Электронный ресурс]. Ф. 491, книга 5. «Сборник по России (1-16,21 разделы) «Единый отчет по преступности»» // Министерство внутренних дел Российской Федерации: официальный сайт. Режим доступа: https://мвд.рф/mvd/structure1/Centri/Glavnij_informacionno_analiticheskij_cen (дата обращения: 11.02.2019).
3. Официальная статистика. Население. Демография // Федеральная служба государственной статистики: официальный сайт [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.gks.ru/bgd/regl/b18_13/Main.htm (дата обращения: 03.07.2019).
4. Хатуев В.Б. Уголовная ответственность за доведение до самоубийства или до покушения на самоубийство: монография. М.: Юрлитинформ, 2015. 448 с.
5. Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации / Сводные статистические сведения о состоянии судимости в России/данные судебной статистики (форма 10.3) Электронный ресурс http://www.cdep.ru/index.php?id=79 (дата обращения: 03.04.2019).
6. Зотов П.Б. суицидальное поведение заключенных под стражу и осужденных // Суицидология. Том 8. 2017. № 2 (27). С. 60–70.
7. Проект Федерального закона № 1183390-6 «О профилактике семейно-бытового насилия» // Государственная Дума ФС РФ: официальный сайт [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://asozd.duma.gov.ru/ (дата обращения 30.06.2019).
8. Ильяшенко А.Н., Сапрунов А.Г. Перспективы законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия» в контексте мер противодействия сексуальной насильственной преступности в семье // Вестник Краснодарского университета МВД России. 2015. № 4 (30). С. 49–53.
9. Проект Федерального закона № 553338-6 «О психологической помощи населению в Российской Федерации» // Сайт КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.consultant.ru/ (дата обращения 01.03.2019).
10. «Концепция общественной безопасности в Российской Федерации» (утв. Президентом РФ 14.11.2013 № Пр-2685) // Президент России: официальный сайт [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.kremlin.ru/acts/news/19653 (дата обращения 30.06.2019).
11. «Собрание законодательства РФ», 31.12.2018, № 53 (часть I), ст. 8427.
12. «Российская газета», № 65, 27.03.2013.
13. Закона РФ от 21.07.1993 № 5473-1 (ред. от 06.02.2019) «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» // «Собрание законодательства РФ». 23.07.2018. № 30. ст. 4532.
14. Качурова Е.С. Меры индивидуального предупреждения насильственной преступности в местах лишения свободы // Вестник Восточно-Сибирского института МВД России. 2011. № 1. С. 3–7.
15. Шалагин А.Е. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений, совершаемых в местах лишения свободы // Вестник экономики, права и социологии. 2016. № 1. С. 216–219.
16. Проанкетировано 213 респондентов – следователей Следственного комитета РФ, оперуполномоченных отделов по раскрытию убийств подразделений уголовного розыска, участковых уполномоченных полиции подразделений МВД России.

Введение

В настоящее время как в теории уголовного права, так и в правоприменительной деятельности отсутствует единообразие и общность мнений относительно уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за доведение до самоубийства. На это обстоятельство нам указывают данные статистики, изучение которых позволяет установить значительный разрыв между количеством зарегистрированных по ст. 110 УК РФ преступлений и количеством направленных в суд уголовных дел с вынесенными обвинительными заключениями.

Цель исследования

Целью нашего исследования выступает установление детерминантов, обуславливающих совершение преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ, в соответствии с которыми предлагаются меры по его предупреждению, установление характерных черт личности преступника и жертвы в доведении до самоубийства.

Материал и методы исследования

В рамках данного исследования автором был применен статистический метод, анализ, синтез, контент-анализ, анкетирование. Формально-логический метод исследования способствовал формулированию выводов.

Результаты исследования и их обсуждение

Особенность доведения до самоубийства, как противоправного деяния, заключается не только в том, что преступный результат возможен только при наличии аутодеструктивных проявлений, совершаемых самим потерпевшим лицом, но обусловлена значительной степенью общественной опасности в силу того, что действия преступника отличаются «исключительной безнравственностью, коварством, циничным отношением к достоинству и душевному состоянию другого человека» [1, с. 668].

Изучение статистических данных позволяет судить о том, что уровень расследуемых преступлений, предусмотренных ст. 110 УК РФ, крайне низок, как в соотношении с общим количеством преступлений, совершаемых против жизни, так и с количеством некриминальных суицидов среди взрослого населения РФ, которые представлены в таблице.

Основываясь на представленных сведениях, становится безусловным тот факт, что доведение до самоубийства представляет собой такой вид преступлений, при квалификации которых возникают сложности (до суда доходит 9,3 % от общего числа зарегистрированных по ст. 110 УК РФ преступлений) [2]. В. Б. Хатуев указывает на проблему низкой эффективности и недостаточной оперативности при расследовании доведения до самоубийства, также приводит факты принятия решений об отказе в возбуждении уголовного дела без проведения должной проверки [4, с. 354-355].

Согласно данным, приведенным в таблице, к уголовной ответственности за совершения деяния, указанного в ст. 110 УК РФ, привлекается лишь 58,1 % лиц, в отношении которых вынесены обвинительные заключения [5]. Кроме того, наблюдается тенденция к снижению числа совершаемых на территории РФ самоубийств при количественном возрастании общего числа зарегистрированных по ст. 110 УК РФ преступлений.

Соотношение количества: преступлений против жизни [2], преступлений, квалифицированных по ст. 110 УК РФ [2], количества суицидов, совершенных взрослым населением на территории РФ [3] (2013-2018 гг.)

 

Против жизни

Ст. 110 УК РФ

Некриминальные суициды

Количество зарегистрированных преступлений/

Направлено в суды с обвинительными заключениями

2013

14 626

12 122

139 / 21 (15 %)

28 779

2014

14 556

11 473

221 / 19 (8,6 %)

26 606

2015

14 457

10 653

205 / 22 (10,7 %)

25 476

2016

13 011

10 607

248 /21 (8,5 %)

23 119

2017

12 971

9 566

308 / 26 (8,4 %)

20 278

2018

12 190

8 600

344/27 (7,8 %)

18 206

Итого: зарегистрировано

81 811

1 465

-

Итого: направлено в суды с обвинительными заключениями

63 021

136 (9,3 %)*

-

Осуждено лиц (2013 – 2018):

57 429

79

-

Примечание. * от всего кол-ва зарегистрированных по ст. 110 УК РФ материалов.

На основании изложенного мы приходим к выводу о том, что представленные официальные сведения не позволяют нам увидеть реальное количество совершенных деяний, квалифицировать которые следует по ст. 110 УК РФ.

Изучение материалов уголовных дел, позволило нам распределить детерминанты доведения до самоубийства и классифицировать их по следующим обстоятельствам:

1. Семейно-бытовые конфликты. Такая категория совершения доведения до самоубийства является наиболее часто встречающейся формой при совершении преступления, квалифицированного по ст. 110 УК РФ. В 72,4 % от всего количества изученных материалов уголовных дел, посягательство осуществлено в отношении члена семьи (супруга, детей, опекаемых). Следует отметить, что в 47,6 % случаев материальная или иная зависимости от виновного у данной категории потерпевших лиц отсутствует.

2. Несоблюдение родительских обязанностей (злостное нарушение или уклонение) или обязанностей по опеке детей.

3. Причины, связанные с осуществлением профессиональной (служебной) деятельности, а также прохождение военной службы.

Социальным группам, объединенным по каким-либо специфическим признакам (военнослужащие, медицинские работники, сотрудники исполнительных органов власти, и пр.), характерны особенности замкнутых систем, например, корпоративная этика, строгое соблюдение субординации.

4. Содержание в местах лишения свободы.

Следует учитывать, что оказание насильственного воздействия на заключённого, сопряженное с жестокостью, угрозами и унижением человеческого достоинства, со стороны других осуждённых, а также персонала пенитенциарного учреждения, следует квалифицировать по ст. 110 УК РФ, однако судебно-следственная практика по таким делам крайне скупа, и, как приводит профессор П. Б. Зотов, в совершаемых суицидах крайне редко усматривается криминальная подоплёка [6, с. 61-63].

5. Использование Интернет-ресурсов и телекоммуникационных средств, как детерминант, способствующий оказанию негативного воздействия на жертву преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ.

6. Ситуативные (спонтанные) детерминанты.

Под ситуативными причинами мы понимаем те обстоятельства, которые не носили длительного (затяжного) характера, были обусловлены такими мотивами, которые возникли вследствие насильственного, психоэмоционального и физического воздействий, оказываемых преступником на жертву, и были реализованы в совершении самоубийства, скорее спонтанно, необдуманно. К указанным детерминантам, учитывая примеры судебно-следственной практики, мы можем отнести распитие спиртных напитков (пьянство, алкоголизм), аффектированное состояние, как преступника, совершившего доведение до самоубийства, так и жертвы, указанного преступления.

На основании установленных детерминант доведения до самоубийства следует предложить профилактические меры превентивного характера, способствующие снижению (минимизации) рассматриваемого деяния.

Общие меры предупреждения (противодействия) преступности заключаются в деятельности государства, направленной на снижение уровня как преступности в целом, так и отдельных ее компонентов, а также оказание воздействия на причины и условия её возникновения. К таким мерам предупреждения доведения до самоубийства следует отнести законодательное урегулирование семейно-бытовых конфликтов, не содержащих признаки правонарушений или преступлений. В 2016 в Государственную Думу Федерального собрания РФ был внесён проект Федерального закона № 1183390-6 «О профилактике семейно-бытового насилия» [7]. Стоит отметить, что однозначной оценки указанный законопроект не получил: были высказаны различные точки зрения, как одобрение, так и суждение о том, что принятие данного закона послужит «произвольному вмешательству» в дела семьи [8. C. 50].

Представляется, что одной из действенных мер предупреждения доведения до самоубийства может выступить проект Федерального закона № 553338-6 «О психологической помощи населению в Российской Федерации», который в 2014 году был внесён в Государственную Думу ФС РФ, однако впоследствии был снят с рассмотрения [9]. В условиях кризисной жизненной ситуации доступная (бесплатная) помощь квалифицированного психолога послужит средством по предупреждению, преодолению и разрешению множества проблем, с которыми ежедневно сталкиваются люди, вне зависимости от возраста, половой принадлежности, материального достатка.

В Концепции общественной безопасности в Российской Федерации отмечается, что осложнение криминогенной обстановки обусловлено массовым злоупотреблением алкогольной продукцией [10]. Однако, на сегодняшний момент отсутствуют бесплатные целевые программы по оказанию помощи людям, страдающим пьянством и алкоголизмом, не разработана социально-правовая система предупреждения таких девиаций.

Изучение судебно-следственной практики позволило установить, что доведение до самоубийства в 15 % случаев совершается в отношении несовершеннолетних, в том числе малолетних лиц. Положительным фактором в части предупреждения совершения рассматриваемого преступления следует отметить принятие Федерального закона от 27.12.2018 № 501-ФЗ «Об уполномоченных по правам ребенка в Российской Федерации» [11], который регулирует вопросы по восстановлению нарушенных прав и законных интересов детей; совершенствованию законодательства Российской Федерации в рамках защиты прав и законных интересов детей; развитию международного сотрудничества в области защиты прав и законных интересов детей; совершенствованию форм и методов такой защиты.

К правовым мерам предупреждения рассматриваемого деяния стоит отнести законотворческую инициативу 2017 года по ужесточению наказания за совершение преступления, указанного в ст. 110 УК РФ, и дополнение уголовно-правовой нормы квалифицирующими признаками. Однако, изучение материалов уголовных дел показало несовершенство ст. 110 УК РФ в части отсутствия квалифицирующего признака, предусматривающего усиление уголовной ответственности за совершение доведения до самоубийства членов семьи или близких родственников, по причине распространенности такого деяния именно в семейно-бытовой сфере.

Кроме того, специальные меры профилактики содержатся в Приказе МВД России от 31.12.2012 № 1166 «Вопросы организации деятельности участковых уполномоченных полиции» [12]. В соответствии с которым в рамках противодействия доведению до самоубийства участковый уполномоченный проводит профилактическую работу с: 1) лицами, больными алкоголизмом и состоящими на учёте в медицинской организации и представляющими опасность для окружающих; 2) лицами, совершившими правонарушения в сфере семейно-бытовых отношений; 3) осуществляет контроль за поведением осуждённых, состоящих на учёте.

По нашему мнению, положения данного Приказа следует дополнить профилактическими мерами, направленными на лиц, которые отличаются повышенной агрессией в семейно-бытовых отношениях, но действия которых не содержат в себе признаки правонарушений. При установлении наличия насильственных посягательств необходимо предусмотреть профилактический надзор в отношении таких субъектов с целью недопущения усугубления сложившейся негативной ситуации. В том числе проводить профилактические мероприятия (надзор) за лицами, осуждёнными за преступления против жизни и здоровья, в частности, в семейно-бытовых отношениях, судимость которых погашена или снята.

Мерами предупреждения доведения до самоубийства в социальных группах, обладающих признаками замкнутых систем (при прохождении военной службы, медицинских организациях, в органах исполнительной власти, в образовательных организациях), в случае, когда жертва в силу субъективизма не уведомляет правоохранительные органы о совершаемых в отношении неё преступных посягательств, выступают:

1) реагирование очевидцев (свидетелей) произошедшего с последующим информированием органов исполнительной власти, подразделения Следственного комитета РФ и прокуратуры. Изучение уголовных дел (протоколов допроса свидетелей, проходящих по делам о доведении до самоубийства), позволяет утверждать, что потерпевшие лица неоднократно подвергались психологическому и физическому насилию со стороны виновных в доведении до самоубийства; 2) образование общественных правозащитных организаций, деятельность которых направлена на предоставление бесплатной правовой, юридической и иной социальной помощи разным слоям населения.

Превентивные меры, направленные на предотвращение доведения до самоубийства в местах лишения свободы, заключаются в своевременном реагировании персонала исправительного учреждения на поступающие сигналы о совершении насильственных посягательств, а также осуществление качественного исполнения должностных обязанностей сотрудниками Федеральной службы исполнения наказаний России, то есть в полном объёме соблюдение требований Закона РФ от 21.07.1993 № 5473-1 (ред. от 06.02.2019) «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» [13]. Авторы трудов в области исследования пенитенциарной системы указывают на высокий уровень криминальной активности осуждённых лиц [14, с. 4], и высокую степень латентности преступных посягательств [15, с. 217], по причине чего своевременное предупреждение совершение преступлений в учреждениях ФСИН остаётся на невысоком уровне.

В ходе проведения анкетирования [16] нами был поставлен вопрос о мерах, способных минимизировать проявления, направленные на доведение до самоубийства. Итак, по мнению опрошенных, самой действенной мерой предупреждения доведения до самоубийства выступает повышение уровня жизни граждан, увеличение числа бесплатных программ, направленных на спортивное, нравственное и духовное воспитание – 83,6 %; внедрение социальных мер профилактического характера (бесплатный телефон доверия, бесплатные центры экстренной психологической помощи) – 79,3 %; добросердечное, отзывчивое, внимательное и сострадательное отношение людей друг к другу – 33,3 %; своевременное реагирование правоохранительных органов на поступающие заявления от потенциальных жертв, а также их родственников и близких лиц об осуществлении в отношении них угрозах, жестоком обращении, систематическом унижении человеческого достоинства – 30 %; освещение фактов о привлечении к уголовной ответственности виновных в доведении до самоубийства лиц в средствах массовой информации должно поспособствовать предупреждению таких преступлений – 24,4 %; на противоположный по смыслу вопрос о запрете освещения фактов привлечения к уголовной ответственности виновных в доведении до самоубийства лиц в средствах массовой информации дали положительный ответ 23 % опрошенных.

Обращаясь к личности преступника, совершившего доведение до самоубийства, следует отметить, что в ходе изучения материалов уголовных дел, было установлено, что в отношении жертв, пострадавших от данного преступления, предпринималось насильственное воздействие, сопряженное с психологическим угнетением и оказываемом при этом давлении на эмоциональное состояние потерпевшего.

Изучение 56 уголовных дел и 54 постановлений судов апелляционной инстанции позволило составить криминологическую характеристику лиц, совершивших доведение до самоубийства. Преимущественно, доведение до самоубийства, совершается лицами мужского пола – более чем в 89,6 %. В 50 % доведении до самоубийства совершается на фоне злоупотребления алкоголем, виновные в совершении преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ, как правило не имели постоянного места работы, в 27,5 % подозреваемых / обвиняемых по ст. 110 УК РФ были ранее судимы.

При вынесении обвинительных приговоров, приводится следующая оценка поведения преступника: создание обстановки деспотизма, внушение жертве постоянного страха за свою жизнь и здоровье, опасение в нанесении побоев, совершение издевательств, моральное унижение личности, совершение психического травмирования, агрессивного психологического воздействия (речевые оскорбления, упреки, грубые требования, обвинения, возмущения). Согласно полученным сведениям, личность преступника следует расценивать как насильственную, обладающую негативными нравственно-психологическими особенностями, пренебрегающую общепринятыми нормами поведения.

Следующим критерием оценки личности виновного в доведении до самоубийства выступает взаимосвязь между преступником и жертвой. Как отмечалось ранее в 72,4 % преступник и жертва приходились друг другу родственниками, в том числе опекун-опекаемый или же супругами (сожителями), проживая на одной жилплощади, либо по соседству. Как правило, острые кризисные ситуации возникали на фоне глубоких «неприязненных отношений». Остальные 27,6 % преступлений, в рамках рассматриваемого нами состава, совершаются в отношении подчиненных служащих и работников, знакомых/соседей и посторонних лиц.

Стоит отметить, что 27,5 % осуждённых за доведение до самоубийства, ранее привлекались за корыстно-насильственные и насильственные преступления, самыми распространенными из них является совершение деяний, предусмотренных: ст. ст. 112, 115, 116, 117, 119 УК РФ.

При проведении анкетирования респондентам был задан вопрос «Какие характерные черты присущи личности преступника?» (возможно несколько вариантов), ответы распределились следующим образом: психическое отклонение – 10,8 %, необразованность – 15 %, низкий уровень морально-нравственных качеств – 51,2 %, высокий интеллектуальный уровень/наличие высшего образования – 44,6 %, жестокость – 55,4 %, эгоцентризм – 19,7 %, «Теория Раскольникова» (выразившаяся в осознании своей исключительности над «тварями дрожащими») – 8,9 %, жажда наживы – 4,2 %, уверенность в безнаказанности своих действий – 72,3 % [16].

Резюмируя изложенное, личность преступника, совершившего доведение до самоубийства следует охарактеризовать следующим образом – это жестокий, циничный, агрессивный, склонный к алкоголизму, как правило, подверженный социальной дезадаптации тип личности, наделенный неспособностью к сопереживанию и состраданию окружающим, потребностями которого выступают необходимость и стремление в причинении морально-нравственных и физических страданий людям, вследствие достижения которых осознает свою самодостаточность и превосходство над окружающими.

Рассмотрев личность преступника в исследуемом преступлении, следует привести характерные черты, присущие жертве в доведении до самоубийства. Изучение протоколов допроса потерпевших (при покушении на самоубийство) показывает, что жертва не видела иной возможности избежать угрозы насилия (психического и/или физического). Результаты посмертных судебных комплексных психолого-психиатрических судебных экспертиз показывают, что, как правило, жертвами данного посягательства выступают личности, которые до момента оказания на них внешнего психического и/или физического насильственного воздействия, не обладали (не проявляли) суицидальных наклонностей, более того обладают положительной характеристикой, наделены чувством собственного достоинства, поиска справедливости.

В 73,2 % жертвами рассматриваемого состава являются лица женского пола. Жертвами от доведения до самоубийства в 10,7 % являются малолетние лица (в возрасте до 14 лет), в 14,3 % – от 15 до 18 лет, 8,9 % – от 19 до 25 лет, 39,3 % – от 26 до 35 лет, 8,9 % – от 36 до 45 лет, 5,3 % – от 45 до 60 лет, 12,5 % – от 61 года и старше.

С целью выделения характерных черт и особенностей личности жертвы, респондентам был задан вопрос «Какие характерные черты присущи жертве преступления?»: высокая восприимчивость и психическая неустойчивость – 88,7 %; зависимое положение жертвы – 48,8 %; возрастные особенности (люди преклонного возраста, несовершеннолетние и малолетние лица) – 39,4 %; слабое здоровье (инвалидность) – 13,1 %; страх, боязнь причинения ущерба личной репутации – 19,7 %; неуверенность в себе – 27,2 %.

На основании вышеизложенного, следует дать криминологическое понятие жертвы преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ.

Жертвой доведения до самоубийства признается лицо, обладающее повышенной внушаемостью, уступчивостью, остротой восприятия внешних негативных факторов, в силу чего не может оказать сопротивление и отпор осуществляемым в отношении неё насильственным проявлениям со стороны другого лица, в условиях, исключающих возможность возникновения такого агрессивного воздействия, принятие решения о самоубийстве, как способе преодоления психотравмирующей ситуации, маловероятно.

Выводы или заключение

Таким образом, в статье даны понятия личности преступника, совершившего доведение до самоубийства и жертвы указанного преступления.

Приведены детерминанты доведения до самоубийства: семейно-бытовые конфликты; несоблюдение родительских обязанностей (злостное нарушение или уклонение) или обязанностей по опеке детей; причины, связанные с осуществлением профессиональной (служебной) деятельности, а также прохождение военной службы; содержание в местах лишения свободы; использование Интернет-ресурсов и телекоммуникационных средств; ситуативные (спонтанные) детерминанты.

На основании установленных детерминант предложены меры по предупреждению (минимизации) доведения до самоубийства: 1) доработка и принятие Федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия»; 2) принятие Федерального закона «О психологической помощи населению в Российской Федерации»; 3) разработка целевых программ по противодействию алкоголизму; 4) образование общественных правозащитных организаций; 5) проведение правотворческой деятельности в части установления квалифицирующего признака в ст. 110 УК РФ; 6) осуществление мониторинга Интернет-ресурсов; 7) законодательное урегулирование профилактического надзора осуществляемого в отношении лиц, которые проявляют повышенную агрессию в семейно-бытовых отношениях, но действия которых не содержат в себе признаки правонарушений, а также за лицами, осуждёнными за преступления против жизни и здоровья, в частности, в семейно-бытовых отношениях, судимость которых погашена или снята; 8) осуществление качественного исполнения должностных обязанностей сотрудниками Федеральной службы исполнения наказаний России.


Библиографическая ссылка

Буряковская Е.В. ДОВЕДЕНИЕ ДО САМОУБИЙСТВА КАК НЕГАТИВНОЕ СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВОЕ ЯВЛЕНИЕ // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2019. – № 11-1. – С. 200-207;
URL: http://vaael.ru/ru/article/view?id=810 (дата обращения: 20.04.2021).