Научный журнал
Вестник Алтайской академии экономики и права

Print ISSN 1818-4057
Online ISSN 2226-3977
Перечень ВАК

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ПРОГРАММА КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ О МЕХАНИЗМЕ ПОСТКРИМИНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ЯЗЫК КРИМИНАЛИСТИКИ

Андреев А.С. 1
1 Научно-исследовательский центр Фонда поддержки социальных инициатив
В статье рассмотрены вопросы современного языка криминалистической науки, а также сформированы основы исследовательской программы криминалистической теории о механизме посткриминальной деятельности. Язык частной криминалистической теории о механизме посткриминальной деятельности представляет собой понятийный состав теории, его каркас, который поддерживает основную идею, позволяет проверить гипотезу и познать закономерности преступной и посткриминальной действительности. Язык криминалистической науки в целом, и частной теории, в частности, есть и содержание, характеризующее определенный результат, и новые возможности, эвристические вероятности познания закономерностей в криминалистике. По сути, язык криминалистической науки предназначен для интерпретаций и приложений и представляет собой понятийный состав базисных криминалистических категорий, включающих основные понятия, термины и другие научные конструкты. Криминалистическая теория о механизме посткриминальной деятельности обладает собственным понятийным языком, который выступает как система знаний, подчинённая законам диалектики, раскрывающаяся посредством интерпретаций и положений криминалистических категорий, понятий, терминов, суждений и познаваемых закономерностей. Язык криминалистической теории о механизме преступления выражает некоторые стороны языка, поскольку отражает познание закономерностей посткриминального периода, выражающих предмет криминалистики.
криминалистика
посткриминальная деятельность
посткриминальное поведение
криминалистическая теория о механизме преступления
1. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. – М., 1987. – С. 98.
2. Подшибякин А.С. Соотношение юридической и криминалистической техники // Юридическая техника. – 2009. – №?3. – С. 527–531.
3. Князьков А.С. Классификации тактических приемов как «Проблемное поле» криминалистической тактики // Вестн. Том. гос. ун-та. Право. – 2012. – №?3 (5). – С. 39–47.
4. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений: курс лекций. Ч. 3 / Возгрин И.А. – СПб.: Изд-во С.-Петербург. юрид. ин-та МВД России, 1993. – 80 c.
5. Грибунов О.П. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений: отдельные аспекты современного состояния // Вестник Казанского юридического института МВД России. – 2016. – №?1 (23). – С. 59–63.
6. Айвазова О.В. Криминалистический прием как криминалистическая научная категория // ЮП. – 2015. – №?3 (70). – С. 15–18.
7. Якушин С.Ю. Тактические решения следователя и средства их реализации при расследовании преступлений: исходные положения частной криминалистической теории // Учен. зап. Казан. ун-та. Сер. Гуманит. науки. – 2008. – №?5. – C. 237–243.
8. Головин А.Ю. Криминалистическая характеристика преступлений как категория современной криминалистики // Известия ТулГУ. Экономические и юридические науки. – 2012. – №?1–2. – C. 43–54.
9. Коновалов С.И. Способ преступления: уголовно-правовые, уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты // Юридический вестник Кубанского государственного университета. – 2011. – №?2. – С. 18.
10. Лавров В.П. Противодействие расследованию и меры по его преодолению: курс лекций. – М.: Академия управления МВД России. – С. 3-33.
11. Бабаева Э.У. Основы криминалистической теории преодоления противодействия уголовному преследованию: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. – М., 2006. – 44 c.
12. Полещук О.В., Шаповалова Г.М. Криминалистическое исследование следов при расследовании компьютерных преступлений: монография. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2006. – 161 c.
13. Степаненко Д.А. Проблемы теории и практики криминалистической идентификации: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. – Иркутск, 2006. – 52 c.
14. Пещак Я. Следственные версии. Криминалистическое исследование: пер. со словацкого / под ред. А.Р. Ратинов (Вступ. ст.); пер.: А.М. Ларин. – М.: Прогресс, 1976. – 228 c.
15. Комаров И.М. Криминалистические операции и криминалистическая характеристика раскрытия, расследования и предотвращения преступлений // Известия АлтГУ. – 2003. – №?2. – С. 51–53.
16. Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия: дис. ... д-ра юрид. наук: 12.00.09. – М., 1997. – 394 c.
17. Варданян А.В. Методика построения психолого-криминалистического портрета преступника как средство повышения эффективности раскрытия и расследования тяжких насильственных преступлений против личности // Криминалистика и судебно-экспертная деятельность в условиях современности: материалы Международной научно-практической конференции (26 апреля 2013 г.): в 2 т. – Краснодар: Изд-во Краснодар. ун-та МВД России, 2013. – Т. I. – С. 53–58.

Введение

Современное развитие цифрового общества объективно детерминирует язык науки, в том числе криминалистики, и требует максимального внимания к его проблематике. Криминалистика является теоретически развитой наукой. К признакам такого теоретического развития относится наличие собственного языка.

Цель исследования – рассмотреть современные проблемы и сформировать исследовательскую программу криминалистической теории о механизме преступления.

Материал и методы исследования

История развития криминалистической науки, результаты изучения более 300 уголовных дел, опроса более 500 очевидцев и потерпевших, а также более 150 субъектов правоприменения выступили материалами исследования. Основу мировоззренческой позиции автора составили диалектический метод, деятельностный и ситуационный подходы.

Результаты исследования и их обсуждение.

Язык криминалистической науки – не просто некая узкопрофильная совокупность терминов, связанная с раскрытием и расследованием преступлений, а это терминология самостоятельной, развитой специальной юридической науки, обладающей научным смыслом. Язык науки криминалистики выступает изменяемым явлением социально-правовой действительности, причинно обусловленным объективными и субъективными факторами. То есть, в самом общем виде, назначение языка науки криминалистики, как и отдельно взятой криминалистической теории, заключается в формулировании научных терминов, понятий, категорий, закономерностей преступной, посткриминальной действительности и ряда других.

Для изучения явлений, процессов преступной и/или посткриминальной действительности описание криминалистических закономерностей, образующих предмет науки или частной теории (учения), для решения других задач криминалистики разрабатывается и используется язык науки.

Язык криминалистики – «это система ее общих и частных понятий, выраженных определениями и обозначениями (знаками или терминами)» [1].

Как и более 30 лет назад, тенденциями языка криминалистики выступают:

– расширение круга употребляемых явлений;

– изменение определений;

– дифференциация определений;

– унификация определений.

Основные категории криминалистики введены Р.С. Белкиным и активно разрабатываются более 40 лет ведущими учёными-криминалистами.

К криминалистическим категориям общепринято относятся:

а) «криминалистическая техника» [2];

б) «криминалистическая тактика» [3];

в) «криминалистическая методика» [4];

г) «технико-криминалистическое средство» [5];

д) «криминалистический приём» [6];

е) «криминалистическая рекомендация» [7];

ж) «криминалистическая характеристика преступлений» [8].

К основным по значимости, по нашему мнению, относятся следующие понятия криминалистической науки: способ преступления [9], способ сокрытия [10], способ противодействия [11], следы преступления [12], криминалистическая идентификация [13], криминалистическая версия [14], криминалистическая операция [15], криминалистическая ситуация [16], раскрытие и расследование преступлений [17] и многие другие.

Анализ криминалистической литературы показал, что на данном этапе предложено авторами более полусотни криминалистических теорий и учений, рождение и мгновенная смерть которых обусловлена как недостатками, связанными с уточнением места в объекте, проработкой вопроса о закономерностях, образующих предмет криминалистики, так и отсутствием более глубокого и вдумчивого отношения к языку криминалистики и соотношения с базовыми категориями и понятиями (способ преступления, способ противодействия, криминалистическая характеристика, криминалистический приём и их комбинация, криминалистическая операция и др.).

Криминалистическая теория о механизме посткриминальной деятельности обладает собственным понятийным языком и выступает как система знаний, подчинённая законам диалектики, раскрывающаяся посредством интерпретаций и положений криминалистических категорий, понятий, терминов, суждений и, безусловно, познаваемых закономерностей.

Язык частной криминалистической теории о механизме посткриминальной деятельности представляет собой результат научного познания. Следует согласиться с Т.С. Волчецкой, что «язык криминалистики развивается в рамках соответствующих криминалистических теорий, отражающих те или иные стороны предмета криминалистики» [16].

Язык криминалистической теории о механизме посткриминальной деятельности выступает понятийным аппаратом и при этом является частью данной теории.

Без языка криминалистической теории, с одной стороны, невозможна систематизация полученных знаний в рамках общей теории, а с другой – представление результатов криминалистических исследований, характеризующих процессы превращения эмпирических и теоретических данных в научные абстракции и конструкты (термины, понятия, категории).

Логически язык частной теории о механизме посткриминальной деятельности выступает понятийным составом. Считаем, что понятийный состав такого учения и его структура позволяют сформулировать программу исследования на теоретическом уровне. Для более полного представления исследовательской программы нами выделены три этапа.

На 1 этапе исследовательской программы необходимо:

1) уточнить объект и предмет криминалистики, использовать гипотетический метод, дать понятие языка криминалистики, понятие преступной деятельности, закономерности посткриминального периода, предмет криминалистики, понятие криминалистической науки и связь с другими частными криминалистическими теориями;

2) дать авторские понятия: объекта частной криминалистической теории о посткриминальной деятельности; фактов и общей гипотезы частной криминалистической теории, языка частной криминалистической теории; посткриминальной деятельности; предмета теории и т. д.

На 2 этапе исследовательской программы необходимо:

1) уточнить: категорию «криминалистическая техника»; категорию «криминалистическая тактика»; понятия «криминалистические ситуации», «криминальные ситуации», «посткриминальные ситуации», «тактическое решение», цель тактического воздействия, типовые задачи и ряд других;

2) получить новые (авторские) понятия и определения: ТКО надлежащего посткриминального поведения; посткриминальные ситуации как компонент преступной деятельности; посткриминальные ситуации; латентные посткриминальные ситуации; ситуации криминалистической деятельности.

На третьем этапе основным направлением является аккумуляция полученных знаний на 1 и 2 этапе, уточнение категории «криминалистическая методика» и построение впервые в криминалистической науке авторской базовой методики расследования преступлений, обусловленных посткриминальным периодом, соответственно, получение исследователем новых понятий и определений.

Заключение

Получение новых знаний на каждом из этапов должно сопоставляться с со знаниями, полученными на остальных этапах, в целях как недопущения неточностей, противоречий и тому подобных проблем и ошибок, так и детализации макета исследовательской программы.

Перечисленные выше и вновь вводимые автором понятия и определения представляют собой основные термины криминалистической теории о механизме посткриминальной деятельности как базис понятийного аппарата (язык).

В заключение отметим, что в статье осуществлена попытка проанализировать язык, структуру и представить макет исследовательской программы криминалистической теории о механизме посткриминальной деятельности, в целях криминалистического познания и описания преступной и посткриминальной действительности, что в конечном счете актуализирует тему и подтверждает уникальность объекта и предмета проводимого исследования и его результатов, в их значении для раскрытия и расследования преступлений и, в целом, для антикриминальной деятельности в Российском государстве.


Библиографическая ссылка

Андреев А.С. ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ПРОГРАММА КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ О МЕХАНИЗМЕ ПОСТКРИМИНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ЯЗЫК КРИМИНАЛИСТИКИ // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2018. – № 3. – С. 106-109;
URL: http://vaael.ru/ru/article/view?id=57 (дата обращения: 08.08.2020).